Поиск на сайте

 

 

На Ставрополье пострадавшие от советских ядерных испытаний ныне забыты властями

 

Есть в истории человечества страницы, которые забвению предавать нельзя. Одна из них - Семипалатинский испытательный ядерный полигон, где с 1949 по 1989 год было произведено 616 ядерных взрывов. Суммарная мощность взрывов теоретически способна была уничтожить 2,5 тысячи Хиросим или равна 500 Чернобылям. Радиация поразила более 300 тыс. кв. км территории, от последствий ядерных испытаний пострадало более 1,5 млн. человек.

Распоряжениями правительства РФ был утвержден перечень населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию. Но в него вошли населенные пункты, подвергшиеся воздействию в результате двух(!) ядерных испытаний – 29 августа 1949 года и 7 августа 1962 года. Однако в Казахстане для расчета социальных льгот по возмещению вреда учтены последствия 54 ядерных взрывов.

Когда-то в СССР перед радиацией были все равны – русские, казахи, украинцы... Но до сих пор в России значительная часть пострадавших от ядерных испытаний лишена прав на возмещение ущерба. Неужели наша страна беднее Казахстана?!

В марте 1997 года Госдума РФ направила официальное обращение в правительство с просьбой расширить список населенных пунктов. На это обращение пришлось ответить и главе МЧС Сергею Шойгу: «Отсутствие полного перечня… проводившихся на Семипалатинском полигоне испытаний объясняется исключительно задержкой с целевым финансированием».

С тех пор сменилось три президента, в 2002 году был принят новый закон, в котором слова «социальная защита» заменили на «социальные гарантии», «пострадавшие» - на «подвергшиеся». При этом в закон, несмотря на многочисленные обращения граждан к думцам, не внесено существенных корректировок и по-прежнему остались учтенными лишь два взрыва.

Кроме того, в «чернобыльском» и казахстанском законах обозначены классификации территорий, подвергшихся воздействию радиации, где каждой зоне риска проживания соответствует определенная степень облучения. В случае с «семипалатинским» законом этого нет.

Более того, закон требует от облученных граждан доказать, что они получили в результате радиационного воздействия вследствие ядерных испытаний дозу радиации свыше 5 сЗв (сантизиверт). Однако гражданину, не жившему в населенных пунктах, которые признаны российским государством пострадавшими от радиационного воздействия, не было предписано, в каком именно учреждении ему следует получать такие доказательства и искать справку о дозе облучения.

Однако по международному соглашению стран СНГ еще в 1992 году Семипалатинск был признан зоной экологического бедствия, но в российском перечне он до сих пор не обозначен. Хотя даже малонаселенные пункты, плотным кольцом окружающие Семипалатинск, были приравнены к зоне максимального радиационного риска!

 

В советские годы я проживала в Семипалатинске. Никто не спрашивал у нас согласия на участие в ядерных испытаниях, не информировал о рисках и их последствиях. Нас просто сделали жертвами оружия массового поражения!

Между тем уже первые публикации середины 50-х годов о состоянии здоровья населения прилегающих к полигону районов ошеломляли: высочайшая младенческая смертность, бурный рост врожденных аномалий, онкологические заболевания...

В 2009 году я обратилась в министерство соцзащиты Ставропольского края с просьбой направить копии моих казахстанских документов в МЧС РФ для оформления удостоверения российского образца (таков порядок). Но мне было отказано. Пришлось обжаловать бездействие чиновников в суде.

Однако в праве на получение документа и судом было отказано. Мотивировка отказа оказалась «дежурной» – отсутствие Семипалатинска в перечне населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию, утвержденном правительством РФ.

В список лиц, подвергшихся радиационному воздействию, меня включили лишь в 2012 году благодаря активной помощи защитника прав «чернобыльцев» края Михаила Хлынова. Наконец-то мне выдали удостоверение.

Однако моя радость продолжалась недолго: некий чиновник МЧС РФ вдруг решил, что удостоверение выдано ошибочно, а потому подлежит изъятию. А вскоре Пенсионный фонд прекратил социальные выплаты через настойчивые требования «защитников» из министерства соцзащиты. Я вынуждена была снова обратиться в суд, чтобы отстоять свое законно выданное удостоверение.

С особой теплотой я вспоминаю поддержку уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Алексея Селюкова и его представителя в суде, возглавляющего правовой отдел аппарата уполномоченного, Геннадия Страшко. Он оказался не просто искусным и оперативным специалистом в своем деле, его можно назвать «асом» в юридической профессии.

 

Сегодня единственным учреждением в стране, которое уполномочено на выдачу заключений о полученной дозе облучения, является НИИ региональных медико-экологических проблем (РМЭП) Алтая.

В 2010 году главный государственный врач РФ утвердил новую методику для расчета доз. В оглавлении можно прочесть, что их разработчиками являются шесть технических специалистов и только один медик. Кроме того, в списках претендующих на статус пострадавших не учтены дети, находившиеся на момент взрывов в утробе матери. По большому счету, нет комплексной медицинской оценки рисков.

И вот представьте. У заявителя «полный пакет» доказательств: проживал в населенном пункте, внесенном в перечень, дополнительно имел на руках справки из медицинских учреждений Казахстана и РФ с дозами, превышающими нормы радиационной безопасности во много крат, - ан нет! Требуют доказательств из Барнаульского НИИ РМЭП, а последний выдает заключение «по нулям».

Из-за несовершенной нормативной базы «семипалатинцам» по много лет приходится отстаивать свои права исключительно в судах. В новом судебном процессе мне и с судьей повезло. Судья Промышленного суда Ставрополя Лев Шевелев оказался весьма порядочным человеком, исследовавшим материалы дела не поверхностно, а объективно и всесторонне.

И впервые за годы моей четырехлетней борьбы с чиновничьим произволом я услышала простые человеческие слова от судьи после окончания заседания: «Но ведь не в Сочи она проживала?!» Слова, обращенные к моим бездушным оппонентам, пытающимся до последнего искать любые оправдания своим неправомерным действиям, для аргумента у которых имеется железобетонное возражение: они защищают интересы государства.

Во как! А мы-то диверсанты, что ли? Так с кем боретесь, господа? Со своим же народом, безвинно пострадавшим! Такая вот весьма печальная 65-летняя страница «ядерного щита» страны – истории Семипалатинского полигона. Так сказать, юбилейная.

 
Наталия ОБРАЗЦОВА
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Дима-Вова Кока-...
Аватар пользователя Дима-Вова Кока-Кокаев(ShevLer)

Были мы бесправными рабами и помрём с этим статусом. никогда я не был патриотом(вернее был в детстве), рабов не вдохновляют его кандалы. 

Добавить комментарий