Поиск на сайте

 

 

 

Нацпроект «Образование», призванный вывести образовательную отрасль края из глубочайшей ямы, нисколько в этом не преуспел. К такому выводу пришла краевая Счетная палата, проверив итоги реализации нацпроекта за последние три года
 

 

Для начала немного статистики. Сегодня образовательный комплекс края – это 1700 учреждений образования (детсадов, школ, колледжей и центров внешкольной работы), в которых обучается почти полмиллиона ребят. При этом количество учреждений хронически уменьшается – например, за последние три учебных года закрылась 31 малокомплектная школа, а в нынешнем году планируется упразднить еще 17 школ. Правда, вместо них худо-бедно открываются новые – но куда реже.
Караул с детсадами. Нынче их восемь сотен, а в советское время было больше тысячи. В начале 90-х, на фоне крутого демографического спада, их принялись закрывать и продавать под магазины, жилье, офисы.
В общем, нынче на Ставрополье очередь в детсады составляет 22 тысячи ребятишек, из них только пять тысяч – в краевом центре. Чтобы исправить ситуацию, нужно спешно строить новые садики (по оценкам специалистов, не менее 160). Но где же деньги взять?
Негде брать деньги и на ремонт уже имеющихся объектов. А ведь износ зданий в крае приближается к 50% (в то время как в среднем по России – лишь около трети). Именно столько на Ставрополье школ и садиков, построенных еще при Хрущеве.
Каждое пятнадцатое здание находится в аварийном состоянии, две трети – не соответствуют требованиям противопожарной безопасности.
Три десятка школ и детсадов 1 сентября этого года не смогли открыть свои двери перед учениками из-за технической неподготовленности. Еще в стольких же царила крайняя антисанитария. 40% школьных пищеблоков нуждаются в скорейшем ремонте, замене оборудования и коммуникаций.
По самым примерным прикидкам, ежегодно на капремонт образовательных учреждений края требуется почти миллиард рублей. На деле выделяется вшестеро меньше.
Кавардак и в среднем специальном образовании (это уровень колледжей и техникумов). Из года в год количество их выпускников в крае уменьшается - и стремительно. Они могут обеспечить краевой агропром востребованными рабочими только на треть, а промышленность и строительную индустрию – и вовсе лишь на четверть.
Кто-то из выпускников открывает собственный бизнес, кто-то находит «левый» заработок, а каждый седьмой (15-16%) вообще не может трудоустроиться – и, видимо, пополняет ряды покидающих негостеприимное Ставрополье. Ну а встречным потоком в край рвутся гастарбайтеры из Средней Азии, которые готовы работать здесь без всякого образования и за копейки. Нацпроект «Образование» – благое начинание, он был призван хоть немного улучшить положение дел в самой нищей отрасли российской «социалки».
Конечно, не по всему фронту проблем (да это и невозмождно), но по самым основным направлениям: это поддержка и поощрение учителей, внедрение инновационных обучающих технологий, обеспечение школ автобусами и горячим питанием...
Деньги были выделены немалые: например, Ставрополье за прошедшие три года в рамках нацпроекта получило почти 2,5 млрд. рублей. Сумма аховая – и, естественно, сразу же начались «перегибы на местах».
В конце 2005 года, еще в бытность губернатором Черногорова, правительство края приняло постановление «О плане мероприятий по реализации нацпроектов». Так вот, план мероприятий – есть, а критериев для оценки их эффективности, да и просто ожидаемых результатов нацпроектов – нет! Поэтому порой просто невозможно оценить, в верном ли направлении движется путинская реформа. Причем пока эту ошибку почему-то не спешит исправлять и новая краевая администрация во главе с Гаевским.
Кстати, краевое правительство не приняло и ряд других нормативных актов, связанных с нацпроектами. Непонятно, как вообще проводится конкурсный отбор инновационных школ, которые могут претендовать на федеральный грант в размере миллиона рублей.
Нигде не прописан порядок, по которому край должен распределять между школами закупленное учебное оборудование.
А это значит, что ежегодно десятки миллионов рублей тратятся совершенно произвольно, без законодательной основы. (И это, заметьте, только в сфере образования, а ведь есть еще нацпроекты по здравоохранению, сельскому хозяйству и жилищному строительству.) Согласитесь, факт вопиющий, на который также закрывает глаза губернатор и правительство.
Отсутствие нормативной базы в свою очередь приводит к неприятным последствиям. Так, в конкурсах по отбору инновационных школ и отдельных педагогов нередко победителями становились участники, даже не набиравшие проходного балла. Напротив, многие явные фавориты, получившие максимальные экспертные оценки, не попали в списки победителей.
Более того, нередко победителями таких конкурсов становились школы, которые имели в «послужном списке» выявленные нарушения образовательного законодательства, – то есть они вообще не имели права участвовать в министерском конкурсе.
И потом вроде бы «инновационные» краевые школы показывали унизительно низкие результаты на Едином госэкзамене, вызывая вящее недоумение педагогического сообщества края.
Неоправданно затягивалось и перечисление грантовых средств конкретным школам-победителям. Например, в нынешнем году Управление образования Ставрополя получило из федерального бюджета 8 млн. рублей еще в начале июля – однако эти деньги зачислены на счета городских школ только в середине октября.
Как показала проверка Счетной палаты, деньги, которые получали краевые школы в рамках нацпроекта, нередко использовались не на «инновации», а на банальное латание дыр.
Например, школы Ставрополя и Пятигорска накупили на 300 тысяч рублей, полученных в рамках грантов, мебель в учебные классы, музыкальные инструменты для уроков пения, кондиционеры...
На 70 млн. рублей для школ края были закуплены компьютеры, которые бесплатно подключили к Интернету. Аудиторы, проехав по нескольким школам, убедились, что частенько эти компьютеры простаивают без дела: где-то по техническим причинам (под завязку заражены вирусами), а где-то просто берегутся «на черный день».
Счетная палата направила свои неутешительные выводы губернатору, в краевую Думу и муниципальные управления образования. Теперь чиновники должны провести большую работу над ошибками. Впрочем, верится в это с трудом – чиновничий менталитет за месяц не переделать.   

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель
«Открытой» газеты

 

Людмила 20 января 2009, 14:46

Директор Центра образования Л.М. Логвиненко за счет бюджетных денег оплачивала своему мужу подполковнику Логвиненко В.В. начальнику типографии Ставропольского филиала Ростовского военного института РВСНв услуги по уходу за рыбками в вышеуказанном лицее. Да и себя не обижала-з/п 135000 рублей по нац проекту за счет преподавания по 40-50 часов в неделю каждого предмета: история,ин.яз,география, рус.яз.математика и так далее. Пенсионерка-суперпреподаватель да и только. Построила дом, купила машину за счет долгостроя во дворе этого лицея. Неужели счетная палата этого не увидила? Ведь существуют ведомости начислений, затраты на долгострой в размере около 3 млн.руб.,а он и по ныне в том же виде,какой его оставил Шеболдас.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий