Поиск на сайте

 

Жители Ставрополья собрали два миллиона рублей на расширение мемориального комплекса на месте бывшего концлагеря «Красный» под Симферополем, где в годы немецкой оккупации было уничтожено около 15 тысяч человек

 
Строительство комплекса началось в 2011 году. Средства на него собирали в основном жители полуострова, а после воссоединения Крыма с Россией к этому подключились и российские регионы. Средства присылали организации и рядовые граждане, помогали, кто чем мог, по сто и по пятьдесят рублей. Из регионов больше всего помог Татарстан, перечислив 5 млн. рублей, Самарская область - 3 млн. и Ставропольский край - 2 миллиона. Всего в акции приняли участие пятнадцать регионов.
 
 

Раньше на месте мемориального комплекса был лишь скромный полузаброшенный обелиск, не соответствующий масштабу произошедшей здесь трагедии. Инициатором строительства мемориала выступил ныне глава Госсовета Крыма Владимир Константинов.

«Мы подняли документы, восстановили события военных лет в «Красном», собрали информацию. Материалы жуткие - не каждый человек сможет их перечитать. Было принято решение реконструировать монумент», - рассказал Константинов.

Сегодня комплекс состоит из нескольких элементов. Это скульптурная композиция с фигурами стариков, женщин и детей, замученных нацистами, Вечный огонь, часовня и колокол, напоминающий своим звоном о жертвах этого жуткого места. Вдоль аллеи расположены памятные знаки.

Немецкий концлагерь на территории совхоза «Красный» был создан в 1942 году и просуществовал до апреля 1944-го. Предназначался он для уничтожения евреев, подпольщиков, партизан и их семей. На территории «фабрики смерти» размещались два кострища-крематория, более 20 братских могил и девять колодцев с телами, три из которых до сих пор законсервированы.

Каждый крематорий занимал четыре сотки. Это стеллажи из камней, рельсов и досок. Нижний слой - шпалы, потом люди, доски, керосин - и так до десяти рядов. Некоторых сжигали живьем. В одном крематории было сожжено не менее 2,5 тысячи, во втором - около 1,7 тысячи. На месте нет костей, только пепел.

Во враги Рейха записывали детей, женщин, членов семей партизан. При этом самих немцев в лагере, как свидетельствуют документы, было мало, в основном «работали» здесь добровольцы из местных. Концлагерь Красный включен в международный реестр наряду с Бухенвальдом и Дахау.

На момент открытия мемориала, 9 Мая прошлого года, на гранитной стеле было выгравировано двести имен погибших в концлагере, сейчас их более семисот. Идет активная поисковая работа, изучаются документы. Ведется переписка с людьми по всему миру, которые ищут своих родственников, - именно таким образом удалось многих идентифицировать.

Уже второй год жители Крыма в канун Дня Победы приносят к мемориалу свечи в память о погибших. В этом году в акции приняло участие около двух тысяч человек, а траурную колонну возглавили председатель Совмина Сергей Аксенов и спикер Госсовета республики Владимир Константинов.

Между тем мало кто знает, что в годы оккупации в Ставрополе, на территории нынешнего хутора Грушевого, тоже существовал концлагерь. Историю свою берет он с начала 1930-х, когда на месте дореволюционных экономий ставропольских купцов открыли сельскохозяйственный исправительно-трудовой лагерь, где отбывали наказание «классово-чуждые элементы».

Построили молочную и свиноводческую фермы, конюшню, мехбазу, бараки для заключенных. Часть продукции лагеря шла в спецстоловые и спецрестораны для пропитания огромной партийно-советской братии.

С оккупацией Ворошиловска (это название Ставрополь носил с 1935 по 1943 год) немцами исправительно-трудовой грушевский лагерь был превращен в концлагерь. Здесь содержалось около шестидесяти человек. Все они перед отступлением гитлеровцев были расстреляны. 

На мемориале «Холодный родник» надпись одной из надгробных плит сообщает, что здесь покоятся юные патриоты города Женя Алферов, Володя Гайдай, Сережа Попов и Петя Слезавин. Этой теме многие годы посвятил известный ставропольский краевед Герман Беликов, издав книгу «Дети войны Ставрополья». 

Поиск материалов о жизни и гибели ребят он начал с мамы Жени Алферова, в послевоенное время работавшей в Доме пионеров. Затем были новые встречи и беседы с теми, кто знал что-то о судьбе подростков.

Женя Алферов до войны в Доме пионеров посещал автомобильный кружок. В период оккупации, чтобы избежать отправки на работы в Германию, поступил шофером на местную автобазу, где повздорил с немецким офицером. Здоровяк Женя дал тому немцу в лицо, за что был схвачен и отправлен в концлагерь хутора Грушевого.

В том же лагере за ряд диверсий оказался и Сережа Попов, воспитанник местного ремесленного училища, направленный биржей труда на завод «Металлист», где чинил немецкую технику. Володя Гайдай попал в концлагерь за то, что передавал медикаменты и продукты нашим военнопленным.

Все трое мальчишек в числе 56 заключенных были расстреляны 18 января 1943 года.

И наконец Петя Слезавин, имя которого значится на гранитной плите братской могилы. В один из последних дней оккупации, вооружившись коктейлями Молотова, мальчишки и девчонки, в числе которых был и Петя, решили устроить диверсию. Но осуществить свой план ребятам не удалось - их задержал немецкий патруль. Петю Слезавина, Володю Махнова и Анастаса Стефаниди немцы расстреляли, облили горючей смесью и подожгли.

Сразу после освобождения города ребят похоронили на Успенском кладбище. Самого юного из них, Петю Слезавина, к 30-летию Победы перезахоронили на Холодном роднике вместе с узниками концлагеря Женей Алферовым, Володей Гайдаем и Сережей Поповым.

- Что было до войны на территории Грушевого хутора, нам, скорее всего, никто уже не расскажет - продолжатели чекистских традиций умеют хранить свои тайны, - рассуждает Герман Алексеевич Беликов. - Но в наших силах открыть там памятник жертвам нацизма. Не надо больших мемориалов, пусть это будет скромный сосновый крест. Неужели и на это денег нет в крае? А что нужно нам, чтобы в строю «Бессмертного полка» школьники прошли с портретами или просто с именами своих сверстников, юных патриотов Ставрополя, погибших в месяцы оккупации? Думаю, эту идею 9 Мая могла бы осуществить любая городская школа. Провести такую патриотическую акцию считаю нашим общим долгом.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий