Поиск на сайте

 

 

Эта поговорка про человеческую глупость и неадекватность неожиданно приобрела новый, «космический» аспект в моей истории, поскольку речь пойдет о МАРСе и большом краевом чиновнике, «свалившемся» именно с него

 

События начинались, как в плохом детективе. 13 января 2007 года при выходе из самолета, на котором я прилетел в Минводы из Москвы, меня задержал наряд милиции и доставил в ЛОВД аэропорта. В помещении уже находились понятые и молодой мужчина в гражданской одежде, суетливо представившийся сотрудником ФСБ Федоровым Александром Ильичом.
Капитан милиции Сергей Максимов заявил, что я и мои вещи должны быть досмотрены по просьбе «конторы». Как человек, знающий законы и умеющий защищать свои права, я попросил назвать основания для неожиданного досмотра. На что получил ответ: мол, по милицейской ориентировке я похож на террориста, взорвавшего автобус в Невинномысске. 
Я сразу понял, что стал объектом провокации с неведомой мне целью, поскольку те, кто меня задерживали, по документам и воочию могли убедиться, что во время теракта я находился в Москве в командировке и физически в Невинке быть не мог. Более того, я похож скорее на типичного русака из Рязанской губернии, чем на кавказца, изображенного на фотороботе, беспрерывно демонстрируемом по всем телеканалам. 
Стремясь зафиксировать все мизансцены странного действа с досмотром, я включил диктофон. Также попросил понятых, всех присутствующих при задержании показать свои документы. Отказался представить служебное удостоверение только «сотрудник ФСБ», который сказал, что по поводу своей принадлежности к «конторе» он просто пошутил, а на самом деле является-де стажером уголовного розыска ЛОВД аэропорта.
Допуская, что с такими подставными «актерами» разыгрываемого спектакля мне могут подкинуть что угодно, я отстранил рванувшегося к моему чемодану старшего сержанта милиции Русанова и, как это положено по закону, сам стал доставать вещи, выворачивая перед носом досмотрщика нижнее белье, несвежие носки... Ничего другого у меня в чемодане не было. И что у меня искали, осталось тайной. 
Активничал именно «стажер», и было ясно, что он и руководит «операцией». Досмотр закончился после его разочарованной фразы: «Блин, изымать нечего, нас подставили».
После заполнения протокола досмотра я потребовал его копию. Но сконфуженный неудачей милицейский капитан с расчетом на сочувствие мне пожаловался, что у них в отделе нет ни ксерокса, ни бумаги - ЛОВД просто бедствует. Только после моей угрозы позвонить их начальству копию мне он все же вручил.
Покидая «обезьянник», откуда незаметно испарился «стажер», я подумал, как же измываются в этом помещении над простыми гражданами, задержанными для досмотра, вероятно, не всегда обоснованного.
О неприятном инциденте я вскоре забыл, однако последующие события убедили меня, что ой как зря я посчитал его всего лишь нелепым недоразумением.
В середине января прошлого года мне позвонили из редакции «Россий-ской газеты» и огорошили информацией: на свой электронный адрес журналисты правительственного издания получили объемный, со множеством фотографий аналитический доклад «Кто финансирует террористов на Ставрополье», подготовленный никому доселе не известной информационно-аналитической группой «4х4». Как я узнал позже, доклад был разослан по всем СМИ. 
Даже гром среди ясного неба не поразил бы меня больше, чем текст претендующего на «научность» объемного труда. Явно, что над его написанием трудился коллектив весьма осведомленных товарищей, имеющих доступ и к засекреченным документам.
Меня ошарашило то, что я, законопослушный, имеющий правительственные награды и глубоко верующий человек, в докладе назван... фашистом. Цитируя многочисленные выдержки из печатных и электронных СМИ, рассказывающих о моей общественно-политической деятельности, безымянные авторы тупо силились «доказать», что моя деятельность проплачена некими деструктивными силами. С кликушеским пафосом они взывали к общественности: «Куда делись миллионы долларов, которые Полубояренко доверили международные организации?»
Особенно анонимщики ярились по поводу моей активной деятельности в МАРСе - Международной ассоциации религиозной свободы, в которой я долгое время занимал должность заместителя председателя ее Северо-Кавказского филиала.
Меня потрясло, что авторы, выдающие себя за «ученых», не удосужились даже ознакомиться с высокими идеями и принципами этой очень уважаемой во всем мире и в самой России организации. Ведь МАРС вносит неоценимый вклад в нравственное и духовное преображение общества, налаживает реальные диалоги между людьми доброй воли, независимо от их национальности и религиозной принадлежности, выступает против нетерпимости, экстремизма, бездуховности. 
За честь сотрудничать с МАРСом почитают величайшие умы планеты, лидеры религиозных объединений и конфессий, среди которых и высокие православные иерархи, известные общественные деятели и ученые, творцы и созидатели в различных сферах бытия, писатели и журналисты - всех не перечислишь. Но каждое имя прославлено благими делами на пользу мира. 
И на этих людей поднялся войной Шнюков?!
Вы теперь понимаете, какие «кадры» представляют Ставропольский край в самых деликатных, взрывоопасных сферах жизни - межэтнических и межконфессиональных отношений?! 
Так вот, в докладе яростно утверждалось, что МАРС является страшной деструктивной структурой, разрушающей и разлагающей общество. Анонимы изощрялись в клевете и оскорблениях потому, что трусливо спрятали свои имена за вывеской «4х4». И потому не боялись получить по физиономии, тем более оказаться на скамье подсудимых. 
«Проследили» мою деятельность они и в экологической организации, не преминув облить ее грязью, а меня обвинить в хищении средств, которые, по их утверждениям, я запустил на финансирование... фашизма в Ставропольском крае.
Я обратился к начальнику УФСБ и краевому прокурору с просьбой найти безымянных клеветников и привлечь их также к уголовной ответственности за разжигание религиозной и межнациональной розни. Мое заявление было передано старшему следователю отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по СК Конобееву. Им была проведена колоссальная работа: опрошены десятки человек, проведены необходимые экспертизы текста... Но, увы, законспирированную группу подпольщиков из «4х4» обнаружить не удалось - мерзавцы затаились.  
Откуда «растут ноги», кто, возможно, состоит в группе мерзких доносчиков, я понял, когда меня пригласила на «объяснение» прокурор отдела краевой прокуратуры М. Черкамсская. Она показала мне два прелюбопытных документа.
1. Аналитическую записку на имя губернатора СК за подписью Василия Шнюкова, возглавляющего краевой комитет по делам национальностей и казачества, давнего куратора религиозных организаций на Ставрополье. 
2. Письмо губернатора Черногорова прокурору края с настоятельной просьбой «разобраться».
В своей записке Шнюков, «знаток» религиозных объединений и межэтнических отношений, имеющий степень доктора философских наук, понаписал такого бреда, от которого и у здравомыслящего человека пошла бы кругом голова. 
В сжатой форме этот долгожитель Белого дома излагал точно те же обвинения в мой адрес, что и в докладе провокаторов из группы «4х4», буквально слово в слово цитируя их мерзкий опус. 
Теперь ясной становилась прямая связь ученых анонимов-подпольщиков и «большого ученого», направляющего на путь истины руководителей края. И небезуспешно, коль губернатор Черногоров, не зная броду, полез в чужую воду, став жертвой чиновничьего мракобесия.
При чтении безумной шнюковской «аналитики» трудно избавиться от впечатления, что ее писал больной на голову человек, не сознающий, что потерялся во времени - времени кожаных тужурок НКВДэшников эпохи 30-х годов, беспощадных к врагам народа и лично стрелявшим им в затылок из маузера.
У Шнюкова сегодняшнего образца «маузер» - это перо и бумага, которыми и сегодня легко уничтожить человека, тем более если «расстрельщик» представляет краевое правительство и занимает должность с непосильной для него работой «аналитика» и «эксперта» в том, в чем не разбирается. 
Хуже того - и разбираться не хочет, то есть элементарно не желает самообразовываться, читая специальную литературу, советуясь со специалистами в тех самых сферах, которые он так неудачно и даже скандально «курирует», о чем не раз писали газеты.
Вот одна из цитат: «За время руководства «национальным комитетом» деятельность Шнюкова не критиковал разве что ленивый. Именно с пробелами в его работе связывают антикавказские погромы в Ставрополе и Новоалександровске, прямо под окнами Белого дома два года подряд маршировали нацисты во время «Русского марша». 
Шнюков хотя бы по должности обязан быть информированным, толерантным, чтобы по глупости не попадать впросак, как в случае с МАРСом, и не совершать подлости в отношении людей, руководствуясь принципами эпохи Берии и Ягоды, стерших в лагерную пыль миллионы людей.
Что это за странное, я бы даже сказал страшное, мировосприятие у доктора философских наук (то ли «господина», то ли «товарища») Шнюкова?!
Давайте посмотрим на его «аналитический труд», за выводы которого в иные времена меня погнали бы по этапу на Колыму. Должно быть, он на это и рассчитывал, подсунув свой «труд» Черногорову для передачи в прокуратуру. 
В своем пасквиле «доктор наук» важно сообщает, что его «анализ» составлен в соответствии с Указом Президента РФ №268 от 6 марта 2001 года («О противодействии экстремизму»).
Меня, с опасностью для жизни защищавшего от путчистов Конституцию и свободу новой России, получившего за это государственную награду из рук президента, неизвестный благими делами Шнюков обвиняет, по сути, в измене Родине. Обвиняет в создании экстремистской организации(!), которая, цитирую его слова, «...поддерживает контакты с другими деструктивными объединениями, представляющими повышенную опасность общественной стабильности... создает дополнительную напряженность в межэтнических и этноконфессиональных отношениях. Дестабилизирует общественную жизнь путем дискредитации и подрыва влияния деятельности органов государственной власти, а также органов местного самоуправления». 
Шнюков утверждает, что «...деятельность МАРСа подрывает роль и влияние русской православной церкви в консолидации общества и патриотическом воспитании населения».
Шнюков рекомендует губернатору «проинформировать Минрегион России и ЮФО о возникшей ситуации и мерах, предпринимаемых для ее локализации, и с использованием СМИ довести до населения информацию о деструктивной направленности (выделено мной - Авт.)».
Не это ли ответ на недоумение, каким образом в электронной почте всех СМИ появился «доклад» провокаторов из «4х4».
Понимаете, каким спасителем страны и края рвался Шнюков попасть в историю. И, как гоголевский Чичиков, попал туда, как в очко известного дощатого заведения! 
Теперь его имя навеки в реестре историй о чиновничьей глупости и подлости. Рожденных и его очевидным непрофессионализмом, и специфическими личностными качествами, которые должны были давно перекрыть чиновнику все ходы на государственную службу. Если бы при подборе кадров ставропольский Белый дом привлекал психологов, как это сейчас делается во многих госструктурах, а в последнее время - и в МВД, после истории с начальником столичного РОВД «Царицыно», охотившимся на людей с пистолетом.
А чем, говоря по правде, отличается поведение провинциального чиновника Шнюкова, приписавшего мне «расстрельные» уголовные статьи, от реального расстрела граждан взбесившимся столичным ментом?! 
Тем, что я остался жив? Но Шнюков на деле буквально отравил жизнь мне и моей семье, а также многим заслуженным и уважаемым во всем мире людям, работающим в МАРСе. 
Прокуратура края, изумленная поступившим из Белого дома доносом в духе зловещего 37-го, однако, провела проверку по заявлению Черногорова, которого его бездарный советчик посадил в глубокую лужу. Вывод был, естественно, предсказуем: краевой чиновник безосновательно раздул несуществующий факт о наличии экстремистских устремлений как у самого Полубояренко, так и у организации МАРС.
...Мне понадобилось время, чтобы отойти от потрясения. Но чтобы от подобных потрясений или даже от тюрьмы спасти, возможно, и других потенциальных жертв дилетанта Шнюкова, я решил в ближайшее время встретиться с ним в суде. О своем намерении участвовать в этом беспрецедентном процессе мне уже сообщили религиозные иерархи ряда конфессий-учредителей МАРСа и общественные деятели европейского масштаба.
Вот перед кем Шнюкову придется подтверждать свою большую ученость - доктора наук. 
 

Владимир  ПОЛУБОЯРЕНКО
помощник Уполномоченного 
по правам человека в крае, 
член Международной ассоциации религиозной свободы (МАРС) , православный христианин,
награжден медалью «Защитнику свободной России»

 

Armageddon12 мая 2009, 13:18
 
 
 
 

А все же куда делись миллионы долларов, которые Полубояренко доверили международные организации? Искали их в чемодане. Но там оказались носки сомнительной свежести. Похоже Володя, тертый калач, зашил их в "тринадцатый стул" и не сказал об этом Шнюкову. Кинул, понимаете ли, (крыса). А своих кидать грех будет. Не верите? Спросите у Феофана!

студенты12 мая 2009, 13:17
 
 
 
 

Приближается время епископской хиротонии проректора нашей Ставропольской духовной семинарии архимандрита Романа (Лукина). И, конечно же, мы рады этому событию. Рады не потому что в церкви появится новый епископ, а тому, что наконец мы избавимся от этого высокоинтеллигентного, лицемерного и всем надоевшего проректора. Про интеллигентность отца Романа могут слагать легенды только сексуально озабоченные, как он их сам называет, «тетки». В реальности дело состоит весьма плачевно. Нашу семинарию разве что ежегодно выкрашивают и выбеливают, все остальное - сплошные послушания в бесконечных иконных лавках да складах. Семинаристы – личные и ничтожные рабы, находящиеся в услужении у проректора и его приближенных. Уроков в семинарии практически нет, а если и есть, то они такого примитивного уровня, что закрадывается сомнение, имеют ли преподаватели хотя бы школьный аттестат? А требования во время экзаменов такие, как будто преподавались предметы на высоком уровне. Преподаватели больше проводят время на своих приходах, а некоторые из них не являются на занятия месяцами. Зато проректор занят «миссионерством»: организует никому не нужные конференции, конкурсы и видимость активной работы. Единственно, что ему с большим успехом удается, так это устраивать бесконечные шумные застолья по поводу бесчисленных своих юбилеев, праздников любимцев и верноподданных сотрудниц. За этими пиршественными столами проедается значительная часть продуктов, привозимых священниками для содержания семинарии. Для сохранения так называемого порядка в семинарии, отец проректор установил правило по которому, если хочешь быть хорошим, то ты должен угождать его приближенным монахам откровенно нетрадиционной ориентации. А если нет, то ты сразу становишься мерзавцем, безбожником, нарушителям правил церковных, достойным к бесконечным карам. Мы и не надеемся на сочувствие со стороны церковной власти. Просто ситуация в семинарии всех достала. Студенты Ставропольской духовной семинарии апрель 2009 года

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий