Поиск на сайте

 

 

У «мусорного» бизнеса на Кавминводах есть высокопоставленные покровители 

 
Платить за экологию не хочет никто
 
«Открытая» уже рассказывала, что в администрации Ессентуков состоялся круглый стол, организованный Всероссийской общественной организацией «Зеленая Россия» (мы писали об этом в статье «Похороны Кавминвод» в №7 от 26 февраля с.г.). Все выступавшие на круглом столе эксперты говорили о неминуемой деградации мирового курорта. 
Руководитель департамента Росприроднадзора по СКФО Константин Гурнович поведал, что полномочия в сфере природоохраны постоянно «тасуются» между федеральными и региональными властями. За последние годы количество поднадзорных его ведомству объектов только на Кавминводах уменьшилось на 2,5 тысячи – все они перешли под контроль минприроды Ставрополья.
Это объекты из числа тех, которые оказывают воздействие на окружающую среду (то есть в основном промышленные предприятия). Все они должны оплачивать соответствующий сбор за негативное влияние на природу.
Но если на учете в крае состоит 157 тысяч субъектов предпринимательской деятельности, которые по роду деятельности должны оплачивать такой сбор, реально возмещают его лишь 15 тысяч. Например, в Лермонтове таких предприятий меньше 300, на весь Железноводск – 350, в Минеральных Водах – 600.
Плата распределяется квотами в три уровня бюджетов: 40% – в муниципальный, 40% – в региональный и 20% – в федеральный. Эти деньги могли бы стать существенным вкладом в организацию природоохранных мероприятий, в том числе санитарной очистки поселений. Но при этом и краевые, и местные власти от работы с должниками полностью устранились, считая это задачей одного лишь Росприроднадзора.
 
Курорты по остаточному принципу
 
Глава администрации Кавминвод Михаил Бондаренко в своем выступлении говорил о несовершенстве законов. Режим природоохраны на КМВ определяют три федеральных закона: «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» (№26-ФЗ), «Об особо охраняемых природных территориях» (№33-ФЗ) и «Об охране окружающей среды» (№7-ФЗ).
С момента принятия в них было внесено 54 изменения, подсчитал Бондаренко, и практически все ослабляют роль государства в природоохране. Вот лишь два примера. Если раньше генеральные планы и программы развития городов Кавминвод (а это по статусу федеральные курорты) утверждались правительством России, но теперь их уравняли с «обычными» муниципалитетами, где градостроительную документацию принимают местные депутаты. Как принимают – все видят на примере многострадального Ставрополя или Михайловска.
Или еще пример. Ранее леса на территории городов-курортов Кавминвод относились к так называемой первой группе. То есть было признано их важнейшее экологическое значение, и, соответственно, они имели высшую степень защиты. Сегодня же это опять-таки «обычные» городские леса, которые местные чиновники рассматривают исключительно как плацдарм для хищнического, коммерческого освоения.
Несмотря на то что Кавминводы имеют федеральный статус, Москва занимается ими, как говорят, по остаточному принципу. Кавминвод-ские курорты – это сфера ответственности федерального Минздрава. Бондаренко внимательно изучил положение о министерстве, которое насчитывает порядка двухсот функций, и упоминание слова «курорт» обнаружил лишь в последней десятке.
В структуре Минздрава имеется департамент организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела, но вот среди многочисленных отделов этого департамента почему-то нет ни одного, который бы «адресно» занимался санаториями и курортами.
 
Умиранье воды благородной
 
Бондаренко считает, что у Кавминвод есть огромный ресурс для увеличения числа отдыхающих (скажем, в прошлом здесь оздоровилось более 850 тысяч человек). Ведь из доказанных Роснедрами запасов минеральной воды в 16,7 тысячи кубометров в сутки мы используем лишь порядка трех тысяч. Правда, к этой цифре нужно прибавить еще и объемы безвозвратных потерь из-за людской безалаберности.
По словам Бондаренко, сегодня на территории Кавминвод срочной ликвидации или консервации требуют 22 аварийные скважины (кое-где минеральная вода просто вытекает из-под разрушенного цементного основания или проржавевших труб). Из-за таких потерь уже началась деградация четырех из 20 месторождений – Змейкинского, Бештаугорского, Нагутского и Ессентукского.
Уничтожены источники «Академический», «Теплосерный», «Народный», «Нижний радоновый» в Пятигорске, «Ессентуки-20» и «Пономаревский» в Ессентуках... До 40% минеральной воды, добываемой на территории Пятигорска, не соответствует санитарным нормативам. То есть прямо из скважины ее можно сливать в канализацию.
А ведь минеральная вода – самый чуткий барометр состояния экологии. Вырубка лесов, стихийные свалки, точечная застройка – в общем, все то, что происходит на земле, неизбежно приводит к изменениям в недрах. Очень подробно говорили на круглом столе об этом на примере «мусорной» проблемы.
Главный специалист проектного института «Ленводпроект» Александр Цеховой рассказал, что сегодня на Кавминводах нет ни одного(!) мусорного полигона, который бы соответствовал экологическим и санитарным требованиям. Речь даже не о стихийных свалках, которых насчитывается более полусотни, а о легально работающих полигонах по переработке ТБО.
Сегодня пять – в Пятигорске, Лермонтове, Ессентуках и Минеральных Водах. В нарушение требований, вокруг них отсутствуют наблюдательные скважины, так что невозможно оценить степень загрязнения грунтовых вод (которые, в свою очередь, связаны с подземными месторождениями нарзана).
 
Угоститесь диоксинами!
 
Согласно СанПиНам, каждый такой полигон должен иметь обваловку (земляные валы, защищающие от подтопления), систему перехвата и отвода дождевых вод, причем водоотводные канавы обязательно должны иметь очистные сооружения. В общем, все химикалии прямиком сливаются в реку Подкумок. Да что говорить, если вокруг этих полигонов даже нет ограждений, так что сюда может спокойно заходить скотина.
А ведь при гниении ПВХ и других хлорсодержащих веществ выделяются такие опаснейшие соединения, как диоксины, фураны и фосгены. Скажем, диоксины – это настолько опасные яды (в тысячу раз сильнее цианистого калия), что даже европейские страны вообще отказались от их ПДК-нормирования. Этих веществ в природе быть вообще не должно!
Или взять полигон на улице Пожарского в Пятигорске, который уже несколько лет как закрыт. По словам эксперта, его рекультивация осуществляется по проекту 12-летней давности (в то время как срок «годности» для такой документации – не больше четырех лет). Цеховой убежден, что нужны повторные экспертизы, новый проект и новый конкурс по отбору подрядчика.
Но, конечно, самый страшный для экологии Кавминвод объект – это Пятигорский мусоросжигательный завод. Сегодня здесь перерабатывается 40% образующегося на Кавминводах объема ТБО. Впрочем, перерабатывается – сказано слишком громко. Мусор здесь просто сжигают, а дым выпускают в атмосферу безо всякой очистки и фильтрации.
Естественно, вместе с диоксинами и фуранами, которые затем вместе с осадками выпадают на землю и попадают в минеральные воды. Но степень опасности завода до сих пор никто не оценил: диоксины накапливаются в почве, однако замеряют содержание диоксинов только в атмосферном воздухе.
Причем замеры делаются лишь раз в год, а результаты строжайше засекречены. Цеховой рассказал, что пытался получить данные этих замеров во многих ведомствах – от Росприроднадзора до мин-природы края, но неизменно получал отказ. «Чрезвычайно опасный и вредный объект, он подлежит немедленному закрытию! Всемирный курорт КМВ и мусоросжигательный завод – несовместимы!» – подытожил эксперт.
 
Может, у мэра свой интерес?
 
На всю страну сегодня осталось лишь три мусоросжигательных завода – в Пятигорске, Мурманске и Владивостоке. Конечно, и на окраине страны они чрезвычайно опасны, но в центре федерального курорта держать такой объект вдвойне преступно и для нынешнего, и для будущих поколений.
О том, что завод в Пятигорске должен быть закрыт, говорят все эксперты, но от слов к действиям пока никто не готов перейти. Мэр города Лев Травнев всё кормит население обещаниями найти неких инвесторов, которые модернизируют производство.
Между тем мусоросжигательный завод не просто опасен, но даже экономически убыточен: электроэнергию он не производит, зато ежегодно «сжирает» субсидию из бюджета в размере 50 млн. рублей. Поневоле возникает вопрос: а не сами ли чиновники имеют куш с этого производства, над которым так трясутся?
Председатель «Зеленой России» Константин Курченков считает, что причина банальнее – это хроническое отсутствие денег на реформу «мусорной» отрасли в России. Во всем мире мусороперерабатывающие производства столь технологичны, что могут находиться даже в микрорайонах крупных городов совершенно безболезненно для экологии. А в России что ни свалка – источник чумы.
Существующих сегодня в стране коммунальных тарифов хватает лишь на то, чтобы временно размещать свалки, а никак не создавать современные производства. Конечно, повышать тарифы для населения нельзя. Но возможно пойти по пути европейских стран, где производитель в обязательном порядке платит экологические сборы за утилизацию упаковки. Эти деньги собираются в государственном внебюджетном фонде, откуда могут быть потрачены только на одну цель – комплексную переработку отходов.
При этом из отходов производится вторсырье (даже использованные стройматериалы научились «переплавлять» в новые сверхпрочные композиты), а электроэнергию продают собственникам электросетей. Занимаются затем сбытом готовой продукции муниципалитеты, которые получат от этого доход в бюджет. Именно такие поправки «Зеленая Россия» подготовила к Федеральному закону №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления». 
 
Ставрополь -в «пилотном» порядке
 
Александр Цеховой считает, что нужно принять новую комплексную схему санитарной очистки Кавминвод и концепцию обращения с отходами. Кроме того, нужно «забрать» у муниципалитетов право устанавливать нормативы накопления отходов, передав их властям региона или Росприроднадзору.
Ну а окончательно решить проблему с обращением ТБО на Кавминводах можно, по мнению Цехового, лишь вынеся любые объекты мусоропереработки за пределы курортного региона (скажем, в Андроповский район).
Директор краевого ГУП «Центр мониторинга окружающей среды и обращения с отходами» Михаил Лигай считает, что навести порядок в «мусорной» сфере необычайно сложно, поскольку власти не имеют рычагов воздействия на эту отрасль. Ведь сбором, вывозом и утилизацией мусора занимаются только частные компании. Два года назад был упразднен последний механизм контроля: обязательное лицензирование услуг по вывозу ТБО. Даже площадки под мусорными контейнерами в городах края находятся на «ничейной» земле (собственность на нее не разграничена).
Лигай рассказал, что его ГУП разработал программу, которая поможет навести порядок в данной сфере, и «пилотным» городом для ее внедрения станет Ставрополь. Здесь утвердят схему городских контейнерных площадок, затем определят муниципальное учреждение, уполномоченное на эксплуатацию этих площадок. А в субаренду это ведомство сможет сдавать площадки частным компаниям по вывозу ТБО.
По итогам круглого стола была принята резолюция, которая разослана в правительство Ставрополья, Минздрав России, профильные комитеты Совета Федерации и Госдумы. К сожалению, в документе – лишь общие слова: «обратить внимание...», «сохранить потенциал...», «внедрить механизмы...». Уж сколько таких резолюций и петиций было за последние годы принято, а результата все нет. И Кавминводы продолжают умирать.
 
Антон ЧАБЛИН


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Нина (не проверено)
Аватар пользователя Нина

Грядет «мусорная реформа». Очень уж напоминает историю с капремонтом. Все так же решают все проблемы за счет людей. Люди будут содержать не только нового "мусорного" оператора. Из их средств будет оплачиваться создание целой инфраструктуры по сбору и переработке отходов. Той самой отрасли, которую давно было обязано создать государство, как точно подметил С.М.Миронов. Снова все перекладывается на плечи людей, как и в ситуации с капремонтом. Это недопустимо. Это не должно оплачиваться из людского кармана.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Просто поразительно- сколько чиновников- а вопрос стоит на месте! По Ставрополю- решение года- схема контейнерных площадок! Почему нет конкретных решений Правительства края , почему сам Губернатор не возьмет этот вопрос под свой контроль? Уж за 50 млн рублей субсидии в год за три года можно было реконструировать и оснастить современным оборудованием Пятигорский мусоросжигательный завод, а опыт распространить в других регионах.

Добавить комментарий