Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Исполнилось 75 лет со дня смерти австрийского писателя-гуманиста Стефана Цвейга.

Он называл своей главной радостью интеллектуальную работу, а высшей ценностью - личную свободу

Цвейг расстался с жизнью в зените славы, вместе с женой, Шарлоттой Альтман, приняв смертельную дозу снотворного. Его уходу предшествовали годы скитаний и невозможность смириться с реальностью рубежа тридцатых-сороковых, когда, казалось, весь мир был инфицирован фашистским безумием.
Один из самых известных немецких писателей, Эрих Мария Ремарк, так написал об этом трагическом эпизоде: «Если бы в тот вечер в Бразилии, когда Стефан Цвейг и его жена покончили жизнь самоубийством, они могли бы излить кому-нибудь душу хотя бы по телефону, несчастья, возможно, не произошло бы. Но Цвейг оказался на чужбине среди чужих людей».
 

В конце 20-х годов началось строительство нового германского государства. Хотя будущий фюрер слушал Вагнера и хорошо рисовал, у пришедшей к власти партии было своеобразное видение искусства. Во дворах 70 университетов студенты и члены молодежной нацистской организации «Гитлерюгенд» под пылкие речи чиновников превращали в пепел творения лучших умов человечества.

Реестр запрещенных художественных произведений и писателей складывался исходя из нескольких критериев:

 

- национальная принадлежность автора,
- идеологические и политические предпочтения автора,
- содержание конкретного произведения,
- семья автора.

 

Под «неправильной» понимали литературу, «чуждую народному духу»,  «подрывающую моральные и религиозные устои», «не отражающие национальные интересы». Студенты-нацисты жгли книги под речевку: «Нет - писакам, предающим героев мировой войны. Да здравствует воспитание молодежи в духе подлинного историзма!»

Стефан Цвейг и в жизни, и в творчестве отстаивал общечеловеческие  ценности. В лучших своих произведениях «Амок», «Письмо незнакомки» писатель показывал героев, преданных идеалам любви и дружбы, верящих в силу добра, готовых жертвовать собой ради своих убеждений, идеалов и счастья других людей.

В 1934 году Цвейг пишет роман «Триумф и трагедия» - «романизированную биографию» философа, крупнейшего гуманиста Эразма Роттердамского (1469-1556). Под пером Цвейга Эразм приобретает черты его современника-антифашиста, «гражданина мира», готового до последнего вздоха, даже в одиночку, бороться за право человека на жизнь и свободу.

Цвейг верил, что в своей борьбе он не одинок, что его единомышленники – писатели Томас Манн, Герман Гессе, Ромен Роллан, Анри Барбюс, Бертольд Брехт - сначала в Германии и во Франции, а затем в союзе с антифашистами во всем мире сумеют силой слова остановить надвигающуюся войну.

Но его вере суждено было умереть - медленно и болезненно. В 1935 году, после отмены Версальского договора, Германии было разрешено создавать полноценную армию, и уже 18 марта в главной газете страны «Фёлькишер беобахтер» на первой полосе красовалось объявление о массовом призыве населения.

Когда через несколько лет началась Вторая мировая война и европейские страны одна за другой поднимали белые флаги перед мощью Третьего рейха, писатель, покинувший Австрию в 34-м, понял, что зло, от которого он бежал, скоро настигнет его. Цвейг уехал в Латинскую Америку.

Он еще надеялся, что какая-нибудь сила встанет плотиной перед нацистским течением. Или сам немецкий народ опомнится и уничтожит машину смерти. Но гитлеровские войска уже подчинили Европу, сожгли Лондон и уверенно продвигались в глубь Советского Союза.

Цвейг утратил последнюю надежду на исцеление мира. А в новом, построенном на крови и пепле, он чувствовал себя чужим. 22 февраля 1942 года в тихом маленьком городке Петрополисе близ Рио-де-Жанейро Стефан Цвейг вместе с Шарлоттой Альтманн принял решение уйти из жизни.

В предсмертной записке он написал: «…лучше сейчас, с поднятой головой, поставить точку в существовании, главной радостью которого была интеллектуальная работа, а высшей ценностью - личная свобода».

Нина ПОГРЕБНАЯ,
студентка кафедры
журналистики СКФУ
 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях