Поиск на сайте

 

ИСТОРИЯ.ОТКРЫТИЯ.ЛИЧНОСТИ
Рубрику ведет кандидат химических наук Александр ЛЕОНТЬЕВ

 

 

От шумового загрязнения окружающей среды страдают как люди, так и наши «меньшие братья»

 
По данным ученых, сегодня от 30 до 70% (в зависимости от страны) всех пригодных для освоения земель так или иначе трансформированы людьми под свои нужды (дороги, города, поля и т.д.). Для остальных живых существ подобная хозяйственная деятельность человека имеет, как правило, негативные последствия - либо немедленные (уничтожение естественной среды обитания), либо отсроченные, но оттого зачастую не менее разрушительные.
К числу последних относятся, например, процессы глобального потепления или формирования озоновой «дыры» над Антарктидой.
К категории «отложенных» антропогенных воздействий (от греч. anthropos - человек и genes – рожденный) можно причислить и так называемое шумовое загрязнение окружающей среды, попавшее в поле зрения ученых в конце 1960-х годов.
О том, как беспокойные соседи вроде нас досаждают «меньшим братьям» и почему звуковые ландшафты наравне с природными следует беречь и охранять, читайте сегодня в «Открытой».
 
Царство звуков
 
Еще совсем недавно высокий уровень шума на производстве и в быту рассматривался нами скорее как неотъемлемая черта современной цивилизации, нежели сколь-нибудь серьезная экологическая проблема. Лишь в начале 1970-х годов во многих странах мира начали законодательно регулировать предельный уровень шума для рабочих мест, жилых и общественных зданий, дорог и автомагистралей.
Многочисленные исследования показали, что продолжительное звуковое воздействие отрицательно сказывается на здоровье и жизнедеятельности человека. Проблемы со сном и артериальным давлением, полная или частичная потеря слуха, нарушения психологического развития у детей – вот лишь некоторые из возможных негативных последствий индустриального шума.
В экологической науке возник тогда специальный раздел – акустическая экология, изучающая вопросы взаимодействия и влияния звуковой среды на человека, животный и растительный мир. Меж тем до недавнего времени в упомянутой выше триаде ученых интересовало преимущественно благополучие людей и в гораздо меньшей степени судьба насекомых или птиц.
Только с появлением компактной звукозаписывающей аппаратуры и мощных компьютеров экологи получили шанс всерьез заняться ролью шумового загрязнения в жизни животных.
Используя специальные программы аудиоанализа, ученые смогли наконец-то разложить «по полочкам» акустический пейзаж местности, вычленив из мешанины звуков «голоса», принадлежащие, скажем, определенному виду животных, птиц или роду человеческой деятельности.
Исследования в этой области выкристаллизовались ныне в самостоятельное научное направление, получившее название звуколандшафтной экологии (soundscape ecology).
 
Дело техники
 
С практической точки зрения звуковое исследование местности выглядит довольно просто. Сеть из десятков и даже сотен микрофонов располагается на порой значительной по площади территории (лес, луг, кукурузное поле и т.д.), записывая, скажем, каждый час 1 минуту всего, что происходит вокруг, и так на протяжении месяцев или целого года.
Нетрудно видеть, что объемы собираемой таким образом информации просто гигантские (тысячи часов аудиотреков), и потому без помощи компьютеров здесь не обойтись.
Лишь благодаря им становится возможным собрать воедино все записи, проанализировать их и затем идентифицировать звуки, производимые живыми существами (насекомые, птицы и т.д.), природными явлениями (ветер, дождь) и людьми (шум машин, самолетов и пр.).
Ученые полагают, что, в принципе, полученных сведений вполне достаточно для получения исчерпывающей информации о видовом разнообразии исследуемой биосистемы, о том, что происходит в ней при внешних воздействиях (изменение климата, строительные работы поблизости и т.д.), насколько «здоровой» в целом она является.
Последнее, как показали эксперименты, вполне реально, и индивидуальный звуковой «почерк», например, лесозаготовительных делянок или умирающих коралловых рифов коренным образом отличается от того, что записывают микрофоны в местах, не затронутых человеческой деятельностью.
Касательно остального, то здесь пока все не так гладко. Извлечь из многочасовых аудиозаписей практически ценную информацию (скажем, данные о численности сов, обитающих на исследуемой территории, или размерах колонии сверчков) является пока сложной задачей как с технической, так и с концептуальной точки зрения.
 
Каждому своё
 
Как хорошо известно, огромное число различных живых существ – от дельфинов и летучих мышей до кузнечиков и гремучих змей – полагается в той или иной мере на звук и окружающую нас звуковую среду для поиска добычи и общения с сородичами, для привлечения брачных партнеров и обнаружения хищников.
При этом, несмотря на различия в методах извлечения звука (легкие/ротогорловой аппарат, треск крыльев, ритмичный стук по стволу дерева и т.д.) и внутреннее устройство органов слуха, в своем большинстве птицы, животные и насекомые используют тот же диапазон частот, что и человек (20-20000 Гц). По аналогии с теорией экологических ниш все живые создания в процессе эволюции постарались обзавестись такими «голосами» (занять звуковые «ниши»), физические характеристики которых (частота, высота, интенсивность и т.д.) способствовали бы максимально эффективной внутривидовой коммуникации.
Другими словами, производимые особью звуки не должны, в идеале, глушиться/налагаться на шумы природного происхождения (ветер, звук водопада и т.д.) или голоса представителей других видов.
Низкочастотные вибрации почвы, при помощи которых общаются слоны или ультразвуковое квакание живущих у горных ручьев лягушек, призванное«перекричать» шум воды, - вот лишь некоторые примеры подобной «нишевой» адаптации.
В свете вышесказанного становится понятной пагубность индустриального шумового загрязнения для остальных обитателей нашей планеты. Не имея возможности спрятаться от гула, создаваемого загруженной автострадой, или рева приземляющихся каждую пару минут самолетов, обитающие на таких «пораженных» территориях живые существа могут либо приспособиться к новым условиям, либо продолжать жить «по старинке», уступая постепенно территории и ресурсы своим более гибким соперникам. На практике встречаются оба варианта. К примеру, обитающие в городах небольшие птицы зарянки зачастую откладывают исполнение своих трелей на поздний вечер или даже ночь.
Причиной этому, по мнению экологов, является высокий уровень дневного шума, делающий территориальную песнь особи в это время суток менее «убедительной».
Другой пример подобной пластичности - большие синицы, которых жизнь в городе, как выяснили ученые, «заставила» петь громче и пронзительнее.
Полагают, что таким образом эти птицы «перекрикивают» шумы антропогенного происхождения с их преобладанием низкочастотных звуков (4000 Гц).
В свою очередь, неспособность многих пернатых адаптироваться к шумовому загрязнению является одной из причин бедного (по сравнению с естественной средой) видового биоразнообразия, что наблюдают орнитологи (ученые, изучающие птиц) в городах.
 
Сберечь и сохранить
 
Акустическая «чистота и порядок», по мнению многих экологов, является столь же важной отличительной чертой любой здоровой экосистемы, сколь и нетронутая природа сама по себе.
Сегодня, зная гораздо больше о негативных последствиях шумового загрязнения окружающей среды, человечество должно приложить больше усилий по защите от него остальных обитателей нашей планеты.
Помимо суши беспокойство ученых вызывают и просторы Мирового океана, где, как полагают некоторые эксперты, выбрасывающиеся на берег киты и дельфины являются лишь верхушкой айсберга того вреда, что наносят морской фауне сонары подводных лодок, эхолоты рыболовецких траулеров и шум винтов кораблей.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий