Поиск на сайте

 

 

Согласимся, что в обществе сложилось предвзятое отношение к цыганам. Сразу возникает  несколько нехороших стереотипов. Это шустрые нагловатые женщины в цветастых юбках,  морочащие головы простакам или выпрашивающие милостыню. Сборщики металлолома, готовые сдать в утиль все, что плохо лежит. В лучшем случае это бойкие торговки сумками неизвестного происхождения или тюлем сомнительного качества. Да, правда, есть еще кузнецы, но их в последнее время становится все меньше. А много ли вы знаете цыган, живущих крестьянским трудом? Не знаете?  Может, мы просто не хотим их замечать?

 

Иваненко и Иванова
Марину Иванову и Федора Иваненко родители поженили, когда им не было еще и 15 лет. Федя так не хотел жениться, что убегал из дому и ночевал в стогу сена. 
Но брак  оказался счастливым. Федор Иванович и Марина Ивановна вместе уже 38 лет. У них трое замечательных детей: Рада, Иван и Наташа, есть и внуки.
- Живем мы хорошо, в любви и согласии, - говорит Марина Ивановна, - но фамилию мужа я не взяла, так и осталась Ивановой, разницы-то большой нет.
Супруги живут на окраине станицы Гаевской. Сама станица – это медвежий угол Изобильненского района. Полтора десятка километров разбитой дороги от поселка Передового зимой и в плохую погоду – настоящее испытание для транспорта. 
Неудивительно, что в некогда большой станице осталось всего 260 человек. Помимо плохой дороги здесь еще нет и водопровода – народ пьет дождевую воду, собираемую в бассейны. 
Но цыганскую семью такая ситуация не сильно удручает. Они даже продали дом в центре станицы, который Марина Ивановна получила, работая в откормочном комплексе ветврачом, и купили старый деревянный на окраине, которому лет 150. Обложили его кирпичом, потом сделали пристройку. Получилась замечательная фазенда.
- Мы занимаемся животноводством, поэтому жить на окраине гораздо удобней, - поясняет Федор Иванович, - здесь и выпас рядом, и ферма, где мы держим скот. Главное - никому не мешаем.
Уже 14 лет как семья живет исключительно своим хозяйством. Когда развалился откормочный комплекс, где работали супруги, они решили, что надо заводить свое дело.
- Мы привыкли жить трудом, - говорит Марина Ивановна, - оба всю жизнь работали в животноводстве, вот и решили заниматься тем, чем умеем и что любим.
Сегодня Иваненко держат 24 дойных коровы, около 100 КРС на откорме и две с половиной сотни курдючных овец.

 

Цыгане бывают разные
Признаюсь, что никогда не приходилось ТЕСНО общаться с цыганами. Марина Ивановна охотно соглашается просветить меня.
Как она объясняет, у цыган существует 15 «рас», наверное, правильнее назвать их этническими группами. (Позже я прочитал, что более 80.) Свою «расу» Марина Ивановна называет ришарами. На Ставрополье они живут в Новоалександровском, Красногвардейском районах, а например, в Изобильненском, кроме наших героев, ришаров и нет. 
А вообще родословная Ивановой происходит от болгарских и молдавских цыган. У всех групп не только отличается язык, примерно как русский от украинского, но и обряды, обычаи, род деятельности. Кто-то предпочитает гадать, попрошайничать, для кого-то считается позором получить образование, так как оно сковывает свободу, а в каких-то группах приобщение к цивилизации не считается чем-то предосудительным. Но все цыгане должны подчиняться единому цыганскому закону, что и делает их особым народом.
- Наша семья всегда отличалась терпимостью, - рассказывает Марина Ивановна, - моя сестра вышла замуж за русского и живет с ним уже 50 лет. 
Папа отнесся к этому спокойно, но дедушка, царствие ему небесное, сказал, что ее надо бы за это убить. У нас у самих сын Ваня женат на русской. Дружили со школьных лет. Живут прекрасно. Он окончил юридический факультет с красным дипломом, сейчас служит в краевом ГУВД.
Иван был единственным цыганом в университете. Потом по его стопам пошел племянник. Сейчас учится заочно в ставропольском вузе младшая дочь Наташа. А старшая Рада работает аккомпаниатором в станичном Доме культуры. 
У всех детей свои семьи, но в день нашего знакомства Наташа и Рада с мужьями гостили у родителей, и мы могли лицезреть практически всю семью.

 

Прирожденные животноводы
Чувствуется, что Федор Иванович и Марина Ивановна - прирожденные животноводы, знающие толк в этом деле. У них, например, не традиционные для ставропольских крестьянских подворий красные степные коровы, а черно-пестрая и волгоградская породы.
Волгоградская встречается здесь редко. Эти коровки желтого цвета с белыми пятнами значительно продуктивней красных степных и способны есть самый  жесткий бурьян.
Но приживались они непросто, поначалу был высокий падеж. Однако новое поколение волгоградок, родившееся уже в Гаевской, отличается отменным здоровьем и высокими надоями. Иваненко успешно продают их на племя, в округе уже многие обзавелись такими буренками.
Племенная продажа дает хорошую прибыль. Неплохо можно заработать и на сдаче говядины и баранины. Кстати, Иваненко поставляют мясо в детские сады и школы через уполномоченную фирму. Требования к качеству строгие, но семья марку держит.
- Проблем со сбытом нет, - рассказывает Федор Иванович, - выращивать бычков и барашков на мясо выгодно. Бычки, конечно предпочтительней. Продал одного - и сразу чувствуешь деньги в руках, 30-40 тысяч. А «бараньи» деньги как-то размазываются, не то ощущение.
Несмотря на два рубля дотации от краевых властей, молочный бизнес едва выходит на ноль. Девять рублей за литр молока – это мало. Но семья от него не собирается отказываться. Это постоянные живые деньги, которые необходимы для покупки кормов, на другие хозяйственные нужды. Из них семья платит зарплату работникам. Их вынуждены нанимать, так как с таким большим хозяйством самим управиться тяжело.  
Александр и Елена Кащаевы приехали в Гаевскую аж из Бурукшуна Ипатовского района, это почти две сотни километров. Там нет работы, поэтому нечем оплачивать коммунальные услуги. 
Цыганская семья предоставила им жилье, обеспечивает хорошим питанием и небольшой зарплатой, которой  вполне хватает, чтоб содержать оставленный дом и самих себя.
- Ну как, цыгане не обижают? – доверительно, как русский русского, спрашиваю у Александра.
- Да что вы, хорошие люди. Мы без них пропали бы.
Теперь так же доверительно вопрошаю у Марины Ивановны, как русский у цыганки:
- Как соплеменники относятся  к вашему занятию, все-таки не совсем традиционный для цыган бизнес?
- По-разному. Некоторые так и говорят, что им позор в дерьме копаться. А другие - нормально. Мы не умеем хитрить, воровать, мошенничать, только трудом и можем зарабатывать. 
Тяжело, но мы счастливы, что у нас образованные дети, добрые отношения в семье, что есть достаток, который не надо скрывать, потому что он честный. Счастье, что вырастили, выучили детей, счастье, что теперь для внуков живем. И очень гордимся тем, что мы цыгане.

 

Сергей ИВАЩЕНКО



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий