Поиск на сайте

 

Совместное расследование журналиста и адвоката потерпевших

Факты, приведённые в этом расследовании, - безусловное основание для того, чтобы инициировать глубокую проверку действий (требование Генпрокуратуры  РФ) вышеназванных лиц, которые имеют все признаки преступления с использованием должностных полномочий 

На суд общественности представляем криминальную историю многолетнего террора населения Кочубеевки и Георгиевска группой вымогателей, жертвами которых стали самые бессильные и социально незащищенные граждане. Однако уже заведенные по их заявлениям уголовные дела прекращены, уже предъявленные бандитам обвинения в совершении особо тяжких преступлений сняты. А в отношении заявителей - многодетной матери и инвалида началось уголовное преследование. 
Такой сногсшибательный разворот в сторону защиты банды обеспечен усилиями двух следаков полицейского главка. Их имена, звания и должности известны: это майоры юстиции, следователи следственной части ГСУ ГУ МВД по Ставропольскому краю Татьяна Сотникова и Дмитрий Асланов.  
Ну а вишенку на торте правового беспредела соорудил самый прославленный в делах такого рода кулинар Сергей Пильтяй - замначальника управления краевой прокуратуры по надзору за оперативно-следственными органами.  

 

Пострадавшие от деятельности ОПГ не только слабы в вопросах юриспруденции, но многие вообще плохо знают русский язык (есть и полностью безграмотные), поскольку по национальности являются цыганами. Этими обстоятельствами много лет пользуется их соплеменник – 40-летний рецидивист Алексей Калмыков, самозванный «цыганский барон», с бандой подельников развязавший тотальный террор на территории края. 

Жесточайшими избиениями старых и малых банда уже несколько лет вымогает деньги и собственность на глазах местной полиции. Благодушие силовиков имеет признаки сговора с криминальным авторитетом, воровская добыча которого выливается в десятки миллионов рублей и десятки объектов собственности.  

Из материалов коллективных жалоб в органы местной, федеральной власти, обращения в СМИ пострадавших от действий банды Петра Гуденко, Сергея Кузменко, Жанны Степаненко и Елены Самойловой. 

- В производстве следственной части главного следственного управления ГУ МВД России по Ставропольскому краю (далее по тексту - СЧ ГСУ ГУ МВД России по СК) находится уголовное дело по обвинению Алексея Калмыкова и Самвела Азаряна в совершении четырех (!) особо тяжких (!) и тяжких преступлений, предусмотренных ч. 2, ч. 3 ст. 163, ч.4 ст. 159 УК РФ.  

Эти двое преступников были задержаны и арестованы. По данному делу признаны и являются потерпевшими Петр Гуденко, житель села Кочубеевское, а также жители села Краснокумское Георгиевского городского округа Сергей Кузменко и Жанна Степаненко.  

В ходе предварительного следствия установлено следующее. 13 января 2014 года Калмыков с группой неустановленных лиц в селе Кочубеевском ворвались в дом № 163 на улице Крестьянской, где проживала многодетная семья Андрея Гуденко.  

Угрожая находившимся там домочадцам «предметом, похожим на пистолет», стали вымогать у них полтора миллиона рублей. Таких денег у многодетной семьи, естественно, не было, и бандиты стали жестоко избивать старшего брата хозяина дома - Александра Гуденко.  

Избиение продолжалось до тех пор, пока братья Гуденко не пообещали налетчикам «где-нибудь достать эти деньги». В последующем денежные средства были переданы Петром Гуденко вымогателю Калмыкову. 

Калмыков со своими соучастниками (которых до сих пор «не может» установить следствие) с августа 2014 г. по декабрь 2018 года активно бандитствовали в Пятигорске. Здесь они обманным путем похитили принадлежащий А.В.Тамаевой новенький автомобиль LEXUS GS стоимостью 1 700 000 рублей.  

А с ноября 2018 г. по январь 2019 г. Калмыков с подельником С. Азаряном и опять же группой неустановленных следствием лиц угрозами убить и закопать терроризировал семью Сергея Кузменко из села Краснокумское Георгиевского городского округа, вымогая с него 400 000 рублей. 

***

А вот с этого места авторы расследования начнут рассказывать подробнее детали, которые в избытке дали расследовавшие вышеназванное уголовное дело майоры юстиции, следователи следственной части ГСУ ГУ МВД по Ставропольскому краю Татьяна Сотникова и Дмитрий Асланов. Об их действиях и роли в этом расследовании пойдет особая речь. 

А «особая» она потому, что именно эти полицейские следователи в офицерском звании отличились крайней степенью пренебрежения к закону, к правам потерпевших, которых попросту обманывали, умышленно искажали их показания, выгораживая преступников – до этого уже сидевших по тюрьмам 40-летнего «цыганского барона» А. Калмыкова и его подельника, также никогда и нигде не работавшего 38-летнего Самвела Азаряна.  

Особым цинизмом отличилась старший следователь майор полиции Т. Сотникова. Она жестоко обошлась с потерпевшим Петром Гуденко, используя в собственных целях его состояние инвалида по зрению – почти слепого человека, при этом абсолютно неграмотного, не умеющего читать. И при этом наивно доверяющего представителям власти, тем более полицейским, к которым этот ограбленный и затерроризированный бандой больной человек обратился за помощью.  

Вот что рассказывал Петр Гуденко после того, как побывал на допросе в качестве потерпевшего у Т. Сотниковой. Слепой гражданин отвечал на все вопросы, а дознаватель протянула ему отпечатанные листы протокола, на котором он должен был «кое-как расписаться», робко попросил ее пригласить сидевшего в коридоре своего знакомого, чтобы тот зачитал ему протокол.  

Следователь вздыбилась: мол, нечего тебе читать, в протоколе написано все, как надо. Так оно и было: Сотникова написала все, что нужно исключительно ей по схеме фальсификации дела, сложившейся в ее голове.  

Майор полиции Сотникова столь же лихо провела четыре очные ставки с участниками, проходящими по делу. Протоколы следственных действий, проведенных с участием Гуденко, следователь так же не зачитывала, а сам Гуденко прочесть их не мог.  

Следователь Сотникова, видимо, упивалась открывшимися возможностями для полного искажения сути преступления, сокрытия его участников и организаторов, подсовывала «для подписи» слепому Гуденко один за другим листы других процессуальных и следственных документов, содержание которых он совершенно не знал. А на робкие просьбы разъяснить ему «что это такое», следователь усмехалась, издеваясь над потерпевшим: мол, тебе и знать ничего не надо – делай все, что говорят.  

***

Особенно поразило юристов то, каким образом следователем Сотниковой был «оформлен» протокол очной ставки Петра Гуденко с вымогателем Калмыковым, который она умышленно ( а разве не умышленно?!) провела в отсутствие адвоката потерпевшего, осознавая физическую беспомощность и прочие обстоятельства, не позволявшие ей - ни по закону, ни по совести - проводить серьезное процессуальное мероприятие.  

Но ни долг, ни совесть, ни закон ее не остановили: «составила» протокол и, НЕ зачитывая его незрячему Гуденко, приказала ему «расписаться». 

Никогда до этого Гуденко не сталкивался с государственной машиной, с представителями власти, перед которыми всегда испытывал робость «маленького человека» в его природном состоянии приниженности и подчиненности: считал их действия исключительно «правильными», а распоряжения подлежащими безусловному исполнению.  

Но как ни наивен, доверчив и застенчив был Гуденко, не умеющий постоять за себя, тем более о чем-то просить, находясь в кабинете начальника, поведение женщины-следователя, от которой исходило высокомерие и презрение, стало его тревожить. Тем более что куда более опытное окружение стало «образовывать» Петра в части того, что подписывать бумаги, не читая, очень опасно, мол, от твоего имени могут понаписать такое, что у тебя в голову не пришло бы и в страшном сне.  

Опытные советчики несчастного Гуденко как в воду глядели. О том, что умышленно наворотила Сотникова в процессуальных документах и в протоколах от имени незрячего инвалида, пользуясь его беспомощностью, безграмотностью, доверчивостью, выяснилось позже, когда в дело вступили адвокаты ограбленных цыганским бароном...  

Пришлось запоздало обращаться к ним и многодетному Гуденко, несмотря на крайне бедственное материальное положение.  

Как выяснилось, помимо указанных протоколов, по настоянию следователя Сотниковой, безграмотный Гуденко «подписывал» документы даже не догадываясь об их содержании. Но, как говорит, не мог даже думать плохое про начальницу.  

Ну что тут скажешь: будучи приспособленными к тяжелой жизни собственного цыганского социума, весьма непростого с позиции каких–то моралистических установлений, он полагал, что уж в кабинетах-то с гербом государства царят настоящие – «от Бога!» - законы, которые защитят забитую ограбленную семью от банды под предводительством «цыганского барона». 

***

Неоднократно адвокаты Гуденко и других несчастных ходатайствовали перед органами следствия о допросе свидетелей, которые могут подтвердить показания потерпевшего и изобличить виновных лиц, а именно допросить в качестве свидетелей Гуденко М.К., Гуденко Н.К., Гуденко К.В., Панченко М.М., Гуденко П.П., Гуденко Л.C. Но никого из них не допросили. 

«Барон» Калмыков совершил преступление в отношении семьи незрячего инвалида вместе со своим подельником-шестеркой Вадимом Никатдаевым.  

Этот конченый мерзавец исполнял при кровавом «шефе» роль палача: на глазах визжащих от страха детей угрожал застрелить отца – и даже начал палить в воздух, демонстрируя, что не откажется от намерения «прикончить» Гуденко, если «барон» не получит требуемых денег.  

Палач Никатдаев присутствовал и при передаче родственниками затравленной семьи денег Калмыкову. Этих многочисленных свидетелей передачи денег вымогателям и просили допросить. Все ходатайства майором полиции Сотниковой были отклонены, без всякой мотивации.  

Адвокаты пострадавших были ошеломлены: Сотникова продолжала вести себя так же, как с незрячим и неграмотным Петром Гуденко, то есть совершенно открыто работала в интересах бандитов - умышленно не фиксируя следы преступления.  

Ничего и представить невозможно, кроме очевидного: следствие сознательно выгораживало преступников: вымогатель Никатдаев даже не проверялся следователем на причастность к преступлению, на которое указывали пострадавшие и свидетели. 

Ну, браво, следователь Сотнико-ва! Браво, майор полиции!  

Точно по такому же «следственному сценарию» шло «расследование» дела по аналогичному преступлению – вымогательству «бароном» и его подельниками денег у другого жителя села Краснокумское Георгиевского городского округа Сергея Кузменко. 

Были проведены очные ставки  

между потерпевшим Кузменко С.Н. и «подставными «свидетелями» А. Шашиленко и С. Самойловым, свидетельствовшие, какой белый и пушистый их «цыганский барон» и все плохое на него наговаривают.  

Разоблачить путаные показания лжесвидетелей, у которых ничто ни с чем не состыковывалось, майору юстиции (если она вообще профессии училась. Или причина в другом?) можно было бы элементарно: просто истребовать детализацию их телефонных звонков и CMC-сообщений за период с ноября 2018 г. по январь 2019 г. На этом многократно настаивала защита потерпевших, но их письменные ходатайства следователями Сотниковой и Аслановым были отклонены. Надо что-то еще комментировать?  

Следователи упорно отворачивались от фактов, которые уже имелись в материалах дела и криком кричали о преступлении. Например, вот такой факт.  

По делу допрошен несовершеннолетний свидетель Михаил Немцуров, на банковскую карту которого затерроризированный бандой вымогателей по их указке перевел деньги. 

Еще эпизод. Банда Калмыкова с февраля по март 2015 года терроризировала многодетную семью 57-летней Елены Самойловой, ее мужа Сергея, живущих в Георгиевске. Методы те же – угрозы убийством всей семьи, где множество малолетних детей, а у одного из внуков хозяйки - страшная болезнь, на лечение которой все родственники пытаются собирать хоть какие-то деньги.  

Видно, эти средства и выбивал бандит, требуя от несчастной женщины перевести на банковские карты разных лиц 600 тысяч рублей. Перепуганная женщина перевела за несколько раз на эти карты 450 тысяч рублей - деньги, предназначенные на лечение шестилетнего мальчика.  

Затерзанная, запуганная, в полицию она обращаться боялась. Решилась на это лишь тогда, когда узнала, что Калмыков и Азарян были арестованы и на них возбудили уголовное дело по заявлению о вымогательстве у  Сергея Кузменко. Так же поступил и незрячий Петр Гуденко – подал заявление в полицию, считая, что из-за решетки банда его семью не достанет. 

И Самойлова, и Гуденко были признаны потерпевшими. На этом все и закончилось. Никаких следственных действий по их заявлениям следователь Т. Сотникова не проводила, свидетелей не допрашивала, о том, как идет расследование их эпизодов, заявители ни разу не уведомлялись более 6 месяцев.  

В августе прошлого года адвокат Самойловой подготовил ей жалобу на бездействие следователя Т. Сотниковой, и только после этого начались процессуальные мероприятия. Но как?! Абсолютно подлыми способами.  

Во время проведения очной ставки со свидетелями, адвокат Самойловой взял протокол с ее предыдущими показаниями. Но тут случилось невероятное: следователь выхватила из рук адвоката протокол и яростно порвала его в мелкие клочья на глазах изумленных участников, она орала, что такие показания Самойловой ей и даром не нужны. 

То есть Сотникова считала, что сотворит с неграмотной цыганкой Самойловой то же, что и с незрячим Гуденко - впишет в протокол все, что ей надо, подгоняя «расследование» под нужный ей результат. А тут адвокат ей карты спутал и она раскрылась во всей своей сути. Мало того, соучастника преступления - Сергея Панченко, на карточку которого бандит Калмыков приказал перевести выбитые угрозами деньги, майор юстиции Сотникова перевела в статус «свидетеля» - бандитские следы прятала внаглую. 

Адвокаты у Самойловой менялись – не хватало денег на заключение договора с защитой. И в этот период, когда многодетной матери и бабушке приходилось появляться у Сотниковой без адвоката, та все время грозилась привлечь ее к уголовной ответственности «за клевету» на Калмыкова. И в итоге выполнила свою угрозу – из потерпевшей Самойлова была переведена в статус подозреваемой.  

Но вот еще какая любопытная деталь, указывающая на то, что фальсификация объединенного уголовного дела, где бандитов поменяли местами с пострадавшими, шла «на коленке» и очень спешно. Уведомления о прекращении уголовного дела в отношении Калмыкова ограбленная им жительница Георгиевска не получала.  

Однако 13 января 2020 года Е. Самойлова официально была приглашена к следователю для ознакомления с материалами уголовного дела как потерпевшая (!) в порядке ст. 216 УК РФ. Однако 22 января уголовное дело по факту вымогательства у нее денег прекращают «за отсутствием события преступления».  

***

Что произошло за полторы недели в следственно-прокурорских кабинетах? Версия одна: совершался сговор, кто-то с кем-то «договорился»... На жалобу Самойловой в краевую прокуратуру на эти следственные «чудеса», откликнулся уже известный читателям по участию в таких же «чудесах» замначальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности краевой прокуратуры С. Пильтяй. Ответил привычно, по шаблону: никаких нарушений не выявлено. 

А вот что рассказывает жительница села Краснокумское Георгиевского округа Жанна Степаненко - одна из многих жертв банды.  

- В декабре 2018 года, вечером в дом, где я живу, вошли Калмыков и Азарян и стали требовать деньги, при этом орали, что убьют меня, моего мужа и моих малолетних детей. Калмыков бросился на меня и стал жестоко избивать, с каждым ударом требуя деньги, как якобы «долги» мужа, о которых я никогда не слышала. 

Азарян в это время дико орал, требуя денег, и угрожая моей семье физической расправой. Избиение, угрозы, вымогательство денег происходили в присутствии моих несовершеннолетних детей и снохи Анжелы Ивановой. Перепуганные дети кричали от страха и сильно плакали. Мужчин дома не было и я не могла никого ни на помощь позвать, ни убежать от истязателей - меня не отпускали Калмыков с Азаряном. И при этом продолжали меня бить, нанося сильные удары.  

Я вынула из кармана платья все мои деньги, на которые я содержала семью, своих пятерых детей и отдала в руки Калмыкову … 

В дальнейшем я прошла судебно-медицинскую экспертизу, сняла побои, телесные повреждения. Эти документы были предоставлены органам следствия. Но следователи отказывались признавать меня потерпевшей. Лишь после неоднократных моих жалоб я была признана потерпевшей по этому уголовному делу. Но оказалось, что все делалось для отвода глаз – следствие защищало бандитов, а не нас. 

Итак, подведем итог: много лет под наблюдением полиции (а может, «под крылом»?!) безбоязненно запугивают, избивают, калечат людей, вымогая последние средства у многодетных семей и инвалидов. Тут уже и до «кущевки» близко - помните краснодарскую банду из станицы Кущевской, которая под крышей местных силовиков и надзорников насиловала, грабила и убивала непокорных до тех пор, пока не вырезала целую семью, включая детей.  

Наши доблестные защитники этого же финала, что ли, ждут? А потом будут изображать «бурную деятельность», проверяя «на достоверность» даже слухи и версии причин долгожительства банды?  

А мы, не дожидаясь трагедии, просим руководство краевой полиции и прокуратуры уже сейчас проверить слухи о том, что у «цыганского барона», ворочающего миллионами, якобы находятся «на содержании» некоторые обладатели погон, которые, как и в Кущевке, держат криминального авторитета на плаву, то есть на свободе, помогая ему запугивать население, на глазах которого открыто совершаются преступления.  

А рецидивист Калмыков совершенно открыто орет при множестве свидетелей, что с тех, кто посмеет на него жаловаться «в органы», выбьет столько же, сколько он, «цыганский барон», отдал туда за отмазку. Говорили совсем разные люди, объясняя, почему население боится свидетельствовать против банды: уже все понимают, что от полиции и следствия защиты ждать не стоит. Так оно и есть – последние события как раз это и показали. 

 

Валерий СКВОРЦОВ 
(В подготовке материала участвовал
адвокат потерпевших Юрий ЛУЦАН)  

 

Из письма жертв вымогателей и следственно-прокурорского произвола генпрокурору РФ И. Краснову, полпреду в СКФО Ю.Чайке, прокурору края А. Лоренцу… 

…Нас избивают и калечат на глазах наших детей, запугивают соседей... Однако органы предварительного следствия СЧ ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю не желают защищать права и законные интересы потерпевших сторон, а наоборот заинтересованы в том, чтобы всячески затягивать расследование уголовного дела, увести от наказания Калмыкова, Азаряна и других лиц, причастных к преступлениям. 

И вот явное подтверждение: 22 января этого года следователь Д.М. Асланов вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Калмыкова, обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ по факту вымогательства у Гуденко П.К., «в связи с отсутствием события преступления». 

Этим постановлением также прекращено уголовное преследование в отношении обвиняемого Калмыкова А.Н. в совершении тяжкого преступления, предусмотренного п.п. «а, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ по факту вымогательства у Самойловой Е.П., «в связи с отсутствием события преступления» (так указано в постановлении). 

Также этим постановлением прекращено уголовное преследование в отношении обвиняемого Калмыкова в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту хищения путем обмана у Тамаевой А.В., «в связи с отсутствием состава преступления». 

Это постановление полностью противоречит материалам уголовного дела, на протяжении всего расследования, органы следствия при наличии достаточных доказательств, предъявили обвинение и осуществляли уголовное преследование Калмыкова и Азаряна.  

В одночасье, по указанию руководства СЧ ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю, предъявленные обвинения в совершении особо тяжкого и тяжких преступлений были сняты с Калмыкова А.Н. и Азаряна С.Э., а потерпевшие Гуденко П.К., Самойлова Е.П. переведены в статус подозреваемых по ст. ст. 306, 307 УК РФ, за дачу заведомо ложных показаний и заведомо ложный донос. 

Как после этого можно рассчитывать и доверять таким должностным лицам из органов предварительного следствия, которые своими действиями, принятыми процессуальными постановлениями подрывают авторитет и доверие не только к МВД России, но и всей государственной власти России?! 

 

От редакции 

Бедные, наивные, исстрадавшиеся люди просят изучить материалы уголовного дела № 11901070035290024, которое «расследовали» майоры юстиции Д. Асланов и Т. Сотникова (майорские погоны она получила как раз во время данного «расследования» - высоко, получается, оценили результаты ее фальсификаций).  

Просят прокуратуру взять под личный контроль дальнейшее расследование и принять неотложные меры прокурорского реагирования. 

Просят отменить незаконное и необоснованное постановление от 22.01.2020 года следователя Д. Асланова. 

Всю эту следственную пирамиду подлогов и фальсификаций, финалом которых стало спасение преступников и уголовные дела на их жертв, освятило высокопоставленное лицо прокуратуры С. Пильтяй.  

А потому, по мнению редакции, подозрительные странности «расследования», одобренные надзорным чином, первым делом нуждаются в специальной проверке «на коррупционность». Это должно стать задачей объединенной комиссии двух служб собственной безопасности главного полицейского управления Ставрополья и краевой прокуратуры. 

Представляется, что в ходе проверки могут всплыть сенсационные факты, объясняющие доселе необъяснимое: каким это образом на глазах силовиков много лет на территории края бесстрашно бандитствуют вымогатели, а «расследующие» их преступления правоохранители доросли до майорских званий.  

Не за то ли, что спасают преступников, заработавших на терроре населения края миллионы рублей и кучу объектов недвижимости, выбитых бандитами силой у их хозяев?! 

 

 

Комментарии

Дмитрий Иваныч (не проверено)
Аватар пользователя Дмитрий Иваныч

Хоть и недолюбливаю цыганей, но оборзевших представителей власти вообще ненавижу. Их всех судить нужно.

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях