Поиск на сайте

 

 

Эту циничную фразу не посмеет озвучить даже отмороженный госслужащий. Но только таким отношением к конституционным правам граждан можно объяснить некоторые вердикты ставропольских судей, поражающие заведомой неправосудностью и унижением человека. Давайте рассмотрим это на очередном конкретном примере

 

В статье «Девять лет издевательств» («Открытая», №19 от 16 мая с.г.) мы рассказали историю о том, как бывший работник краевой прокуратуры, начальник по надзору за законностью при расследовании уголовных преступлений В. Андреянкова девять лет упорно судится с пожилыми супругами Мещеряковыми, уважаемыми в крае людьми, учеными с мировым именем. Действует хладнокровно и изощренно, вовлекая в войну с престарелыми интеллигентами своих давних и очень неинтеллигентных знакомцев из той же Системы, которая и на пустом месте способна «размазать» человека, будь он хоть тысячу раз прав. И впрямь, как можно без «полезных» связей с должностными лицами год за годом без устали третировать заслуженных людей, таскать до полуобморочного состояния по судам, мордовать сфабрикованными уголовными делами, запугивать милицией?!
Всю жизнь Мещеряковы занимались наукой и преподаванием, едва ли имея понятие о пресловутой ведомственной «солидарности» правоохранительных и судебных структур, которая безжалостно ставит крест на всех отчаянных попытках простого гражданина добиться правосудия. Именно эта корпоративность ярко и беззастенчиво проявилась в деле «Андреянкова против Мещеряковых».
...Живут Мещеряковы по улице Комсомольской в доме на двух хозяев. В 1991-м они выкупили свою часть дома у Ленинского райисполкома с закрепленным земельным участком. А следом в соответствии с федеральным законодательством и на основании постановления главы администрации края получили свидетельство на землю в пожизненно наследуемое владение.
В 1998-м соседи Мещеряковых, семья Поповых, свою квартиру продали прокурорскому работнику В. Андреянковой, а уже спустя пару-тройку месяцев жизнь заслуженных пенсионеров превратилась в кромешный ад. Сначала Андреянкова принялась настойчиво добиваться приватизации едва ли не половины от общего участка земли, две трети которого принадлежали Мещеряковым на праве пожизненно наследуемого владения.
После решительных и небезуспешных попыток земельного передела Андреянкова приступила к переделу самого дома. А для начала добилась того, что бывший замглавы администрации Ставрополя С. Кобылкин присоединил нежилое помещение (часть общего коридора дома) к квартире Андреянковой. После многолетнего морального и правового террора над пенсионерами с помощью судов и прокуратуры, семикратных (!) попыток привлечь к ответственности Веру Дмитриевну Мещерякову по сфабрикованному уголовному делу Андреянкова убеждает президиум краевого суда обязать «Крайтехинвентаризацию» признать место общего пользования частью ее квартиры. Так, бесцеремонно нарушив Градостроительный и Жилищный кодексы, санитарные и противопожарные нормы, суд лишил Мещеряковых основного входа в дом.
Спохватившись, глава администрации города Д. Кузьмин постановление Кобылкина отменил. Но машина отъема чужой собственности была запущена, и судьи упорно держат сторону своего бывшего коллеги «по укреплению законности» Андреянковой. Судья Октябрьского суда З. Кравченко признает незаконными действия мэра города, отменившего постановление своего зама Кобылкина.
Между тем Андреянкова, вхожая в должностные кабинеты, успешно продолжает претворять в жизнь свои далеко идущие планы, полна сил и дальше таскать по судам Мещеряковых, подталкивая их к могиле бесконечными тяжбами. Аппетиты по отъему соседской собственности у Андреянковой прут, как тесто из лоханки. Да почему бы и нет, коль суд так деятельно, в течение многих лет потворствует произволу?
В то время как судьи с готовностью принимают на веру пустые, ничем не подтвержденные слова Андреянковой как доказательную базу, и на их основе выносят противозаконные решения, десятки подлинных документов Мещеряковых просто не берутся в расчет. С пренебрежением отметаются документальные аргументы их адвоката.
Как, спросите, такое возможно? Еще как, оказывается, возможно! Разбор судебной практики по этому делу сегодня проводит адвокат Мещеряковых, экс-прокурор края, юрист с сорокалетним стажем Владимир Хомутинников.

 

- Владимир Васильевич, по-вашему профессиональному мнению, как был запущен маховик безумной многолетней тяжбы по простейшему в судебной практике делу, «красная цена» которому - лишь пара судебных заседаний?
- Первый противозаконный удар Мещеряковым, как вы уже писали, нанес и.о главы города С. Кобылкин, своим постановлением незаконно передавший Андреянковой прихожую-коридор - место общего пользования, принадлежащее обоим владельцам квартир на праве общей собственности. Совершенно ясно, что городская власть не имела ни малейшего права вмешиваться в спор двух собственников, а уж тем более изымать и перераспределять места общего полфьзования. Даже если бы они являлись муниципальной собственностью.
После этого маховик начали уже раскручивать судьи, действуя исключительно по принципу: если очень хочется угодить или посодействовать коллеге из прокуратуры в ее пусть даже незаконных притязаниях, через закон можно смело переступить.
- Как я понимаю, судьи, прежде всего, должны были установить правовой статус домовладения, а не руководствоваться решением Кобылкина. Сразу бы всё стало на свои места: дом является частной собственностью и не принадлежит к муниципальному жилищному фонду.
- Вот видите, даже вам, не юристу, понятна эта правовая азбука. Конечно же, именно с установления правового статуса домовладения и обязан был начинаться любой процесс. Однако одни судьи абсолютно намеренно уходили от разрешения спора о праве собственности, другие без оглядки на закон просто постановляли заведомо незаконные решения, понуждая ими органы госрегистрации к противоправным действиям. И все с упорством дятлов долбили откровенную ложь: помещения общего пользования являются муниципальной собственностью, и глава города якобы вправе передавать их кому угодно! Такое дружное отрицание очевидного я просто не могу объяснить иначе как сговором.
Вы только представьте, какой опаснейший прецедент создали судьи. Если следовать их чудовищной логике, чиновники и люди в мантиях могут запросто отбирать у жильцов многоквартирных домов подъезды, лифты, лестничные клетки, чтобы их продавать, дарить друзьям и знакомым. «Дело Андреянковой» показало – и невозможное возможно: судьи при желании всегда могут порадеть «родному человечку», противозаконно «одаривать» любой собственностью - забирай хоть целую улицу!

- Итак, часть помещений общего пользования незаконно передается в собственность Андреянковой. Естественно, Алексей Мещеряков, правопреемник квартиры, подал иск о признании этого решения недействительным. Его заявление попадает к судье Ленинского райсуда Татьяне Никитенко...
- Предполагаю, что человек этот не из «команды» Андреянковой, которая начинает тут же активно действовать, дабы не упустить дело из уже ранее притертых судейских рук. Никитенко назначает время судебного заседания, но провести его ему не дают - и.о. председателя суда Ольга Денисова самовольно изымает дело из производства Никитенко и без извещения истца, его представителей, в том числе и меня, как адвоката, передает давней знакомой Андреянковой - судье Тамаре Гаппоевой.
- Но ведь принятое уже к производству гражданское дело нельзя передавать другому судье без согласия истцов?
- Совершенно верно, это грубейшее нарушение закона, и на него Денисова пошла сознательно, по просьбе Андреянковой. Однако обратите внимание, как Денисова всё ловко обставила: она передает дело от одного судьи к другому без рассмотрения его в судебном заседании, без извещения об этом истца и его представителей, которым гарантировано право на рассмотрение иска тем судьей, к подсудности которого он отнесен законом. А тем более иска, уже принятого судьей к своему судопроизводству.
Тем временем судья Гаппоева, прикрывая беззаконие своей начальницы, действующей с ней заодно, рьяно принимается удобрять почву для нового неправосудного вердикта: приобщает к делу собственные и иные, принятые ранее в пользу Андреянковой, решения. И без всякой подготовки, всё так же, как и Денисова, без уведомления представителей истца, без истребования имеющихся у них доказательств, проводит судебное заседание. И в иске Алексею Мещерякову отказывает в полном объеме.
- Я допускаю еще, что Гаппоева могла обвести вокруг пальца какого-нибудь юридически безграмотного «колхозника», но она же знала, с кем имеет дело - вы бывший прокурор края все эти судейские хитрости насквозь видите. Но тем не менее судья вызывающе переступает через закон...
- Я и сам поражаюсь безоглядной смелости, а точнее наглости, с которой эта судья шла буквально напролом, не считаясь с законом. Должно быть, уверовала: никто ей свыше пальчиком не погрозит. Идет, без тормозов, вполне сознательно, прикрываясь судейским статусом. Не исключаю, что Гаппоеву с Андреянковой связывает не только чувство корпоративной солидарности, но и какие-то личные интересы и обоюдные обязательства.
Кусок собственности в центре Ставрополя, по нашим временам, добыча крупная, а потому в методах и средствах на пути к цели охотники за нею не особо разборчивы. Так, накануне очередного судебного заседания в Ленинскую прокуратуру приходит заявление «сторонниц» Андреянковой о том, что Мещерякова якобы сфальсифицировала документы о регистрации права собственности на придомовой земельный участок. Оговор чистой воды, рассчет на то, что в отношении Мещеряковой опять возбудят уголовное дело за мошенничество. Замысел, надо сказать, не новый, опыт уголовного преследования у этой «команды» уже имеется.
Ведь пару лет назад транспортная прокуратура по доносу Андреянковой ни с того ни с сего уже возбуждала в отношении Мещеряковой уголовное дело по якобы фальсифицированным ею медицинским справкам, которые та представила суду. Сфабрикованное уголовное дело возбуждали и принимали к производству семь (!) раз - аккурат перед каждым очередным заседанием суда. И только после проверки Генпрокуратуры уголовное дело в отношении Мещеряковой окончательно прекратили за отсутствием состава преступления.
- А теперь обкатанный вариант фабрикации уголовного дела попытались провернуть еще раз?
- В этом я даже не сомневаюсь. Пытались деморализовать, выбить из колеи, ударить побольнее. Ведь посмотрите, как всё происходило. Жалобу на Мещерякову Ленинская прокуратура отписала милиции, и тут же в доме пенсионеров перед очередным судебным заседанием появляется участковый с требованием немедленно выдать ему на руки все правоустанавливающие документы на дом и на земельный участок.
- С какой стати, разве участковый имел на это право?
- Конечно же, нет! Просто хотел взять на испуг, исполняя, как он сам проговорился, «задание прокуратуры». Хорошо, что в тот момент у Мещеряковой была моя помощница из адвокатской конторы, которая грамотно «отшила» участкового. А то ведь шокированные этим вторжением интеллигенты могли бы по наивности отдать ему все подлинники правоустанавливающих документов, которых потом ищи-свищи.
- Вы протестовали против таких очевидных нарушений гражданско-процессуальных норм?
- Разумеется. В тот же день после милицейского «наезда» я побывал у прокурора Ленинского района, который, помявшись, все же вынужден был признать: да, понятно, что уголовным делом тут не пахнет. Короче, провокация не удалась, однако свои результаты все-таки принесла. После визита устрашения бравого участкового у Мещеряковой случился серьезный сердечный приступ. На заседание суда явиться она не смогла.
Однако Гаппоева свою заданность, ангажированность даже не скрывала, с ходу отклонив мое ходатайство о переносе заседания по причине болезни Мещеряковой. И это при том, что я представил судье копии всех необходимых врачебных документов, готов был в течение двадцати минут подвезти оригиналы, если понадобится.
В знак протеста против такого откровенного произвола я вынужден был покинуть заседание еще до того, как дело начали рассматривать по существу. Это было единственным оставшимся у меня способом противостоять демонстративному произволу судьи. А когда ознакомился с решением Гаппоевой, просто остолбенел: судья умудрилась в нем указать, что я якобы участвовал в заседании и исследовании доказательств, и даже описать мою «позицию», которую я, понятно, изложить никак не мог в свое отсутствие!
- Так это же фальсификация?
- Самая настоящая! После этого Денисова и Гаппоева уходят в отпуск. Однако отлаженная машина корпоративной защиты продолжает работать в автоматическом режиме. Я немедленно подготовил кассационную жалобу в коллегию по гражданским делам краевого суда. Однако и.о. председателя Ленинского суда Максим Соловьев, получив мою кассационную жалобу на решение Гаппоевой, оставляет ее без движения.

- Это почему же?
- Основания откровенно надуманные: я, мол, не представил суду нотариально заверенную доверенность на подачу кассационной жалобы. Но даже студенты-первокурсники юрфака знают, что по ГПК и закону об адвокатуре адвокат действует по ордеру и не обязан предъявлять никакой доверенности. Но главное, Соловьев даже не известил о том, что оставил кассационную жалобу без движения, сознательно лишив меня права обжаловать неправосудное решение своей коллеги и его собственные незаконные действия.
- Вы думаете, и Соловьев действовал намеренно?
- Думаю, что намеренно, поскольку на препроводительных письмах об отправке мне его определения нет даже исходящих номеров. Я подозреваю, что это очередной этап сговора – важно было протянуть время до возвращения Денисовой и Гаппоевой из отпуска.
- И как на это отреагировала Гаппоева, когда вышла на работу?
- Поняла, что «команда» прокололась. Ей ничего не оставалось, как продлить Мещеряковой срок подачи кассационной жалобы, которая тут же была направлена в краевой суд, и ее рассмотрение назначили на середину сентября. А вот мою кассационную жалобу Гаппоева под надуманным предлогом просто вернула: я, мол, не выполнил определения Соловьева, распорядившегося представить суду нотариально заверенную доверенность на подачу кассационной жалобы. Определения, которое от меня - подчеркиваю! - сознательно утаили.
Конечно же, я немедленно обратился в коллегию краевого суда уже с частной жалобой на беззаконие Гаппоевой и Соловьева. И что вы думаете? Прошу внимания! Мою частную жалобу краевой суд возвращает лично заместителю председателя Ленинского суда Денисовой для приобщения к материалам дела!
- Но подождите, как могли вернуть вашу частную жалобу в районый суд, если вы только что сказали, что «дело Андреянковой» попало в краевой суд и на середину сентября назначено его рассмотрение? Ведь в тот же день должны были рассмотреть и вашу жалобу?
- В том-то и вся хитрость, что кто-то из «своих» в краевом суде вывел Гаппоеву и Соловьева из-под удара, завернув уличающую в нарушении закона и ангажированности судей жалобу назад. Дальнейшая судьба ее до сих пор неизвестна, скорее всего, жалобу просто спрятали под сукно.
- Конечно, если гонять «дело Андреянковой» по кругу ее знакомых и ангажированных судей, то можно, как мы убедились, принимать любые решения в пользу бывшей прокурорской дамы, ничего при этом не опасаясь. Но весь ставропольский суд не причислишь же к «команде» Андреянковой.
- А потому, как бы эта «команда» ни старалась удержать дело в «своих» проверенных руках, оно в последний момент выскользнуло и попало в руки «чужого» судьи, который решение Гаппоевой отменил и дело вернул на новое рассмотрение.
- Получается, если разорвать порочный круг «команды», сотворившей из простейшего дела судебную эпопею (девять лет издевательств!), при этом раз за разом отгрызая новый кусок собственности, то созданная и отточенная до мелочей система круговой поруки может пошатнуться, а то и вовсе рухнуть. Отмена решения Гаппоевой краевым судом может стать поворотом в драматической истории вузовских пенсионеров Мещеряковых?
- Очень на это надеюсь. В то же время отдаю себе отчет в том, что и Денисова, и Гаппоева по-прежнему будут предпринимать всё, чтобы завершить многолетнее издевательское дело в пользу коллеги Андреянковой. Уж очень они уверовали в свою безнаказанность за творимое лжеправосудие. И у меня есть основания, чтобы оценивать их дальнейшие действия.
Еще не зная, вступит ли в законную силу решение, по сути, отнявшее у Мещеряковых помещения общего пользования, Денисова в угоду Андреянковой незаконно принимает от нее очередное заявление о лишении Мещеряковых права их собственности еще на одно помещение - уже части квартиры!!!
- Андреянкова затеяла новую игру, стараясь отхватить очередной кусок собственности?
- Именно. Но, посмотрите, как при этом опять бесцеремонно действует судья Денисова! Зная, что право Алексея Мещерякова на эту площадь подтверждено рядом документов, а сама Андреянкова от этого права отказалась (и это зафиксировано в одном из определений Гаппоевой), Денисова назначает рассмотрение дела не в исковом, а в публичном судопроизводстве.
- Что это означает?
- А то, что судья Денисова опять сознательно уходит от разрешения спора о праве собственности. Дело в том, что вопросы собственности возможно решать только в исковом судопроизводстве. А публичное рассмотрение позволяет Денисовой понудить чиновников «Крайтехинвентаризации» или Регпалаты к незаконному внесению изменений в регистрационные документы и технический паспорт домовладения - в интересах Андреянковой при отстуствии у нее правоустанавливающих документов, подтверждающих ее право собственности.
- Выходит, Мещеряковых снова лишили права на защиту своих интересов, в очередной раз принявшись за «обработку» госслужащих, которые, понятно, не будут бороться за чужую собственность и внесут по решению суда хоть какие изменения в регистрационные документы, лишь бы скорее прекратить для себя эту нервотрепку?
- В том-то всё и дело! Поскольку судья вновь уходит от спора о праве собственности, я ставлю вопрос о прекращении производства по иску Андреянковой. Отказывают. Я добиваюсь, чтобы заявление рассматривалось не в публичном, а в исковом судопроизводстве. Отказывают. Заявляю ходатайство об истребовании от Андреянковой документов, подтверждающих ее право собственности. Отказывают. Я требую отвода судьи Денисовой. Снова отказ!
Неудивительно, что после этого Денисова выносит решение в пользу Андреянковой. Так в отношении Мещеряковых еще раз нарушили право собственности. Но и это не всё.
Сегодня еще не разрешен спор о праве собственности на помещения общего пользования по отмененному решению судьи Гаппоевой, а Андреянкова уже обращается с очередным заявлением и опять все к той же Денисовой о признании незаконными действий сотрудников Регпалаты, а также регистрации права собственности уже на придомовой земельный участок.
- Возврат к земельному переделу?
- Да. Причем посмотрите, как действует Денисова. Вопреки закону она принимает заявление Андреянковой и фальсифицирует определение о возбуждении гражданского дела: указывает, что в судебном заседании при подготовке дела к разбирательству присутствали супруги Мещеряковы - которых даже не оповестили об этом!
Вот вам и правосудие! И ведь подобные истории далеко не единичны. Так что вывод горький: действуя такими методами, у хозяев можно отнять практически любую собственность.
- Есть надежда, что с приходом нового руководителя краевого суда Александра Корчагина подобные дела станут не правилом, а ЧП?
- Очень хочется в это верить. Однако доставшаяся Корчагину в наследство Система едва ли позволит ему чувствовать себя спокойно.
- Не опасаетесь, что судейское сообщество ополчится на вас за то, что вы бросаете тень на судейский корпус?
- Я лишь констатирую горькие и постыдные факты. И умолчать о них, - значит, подписаться под их законностью.
- Владимир Васильевич, мы внимательно будем следить за этой коллизией впредь.
- Надеюсь и я на дальнейшее сотрудничество с единственной в крае газетой, которая действительно озабочена проблемами утверждения законности, защиты прав и свобод граждан.

Беседовал

Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий