Поиск на сайте

 

Портрет судейского чиновника на фоне размышлений о Законе, Праве и Справедливости

Крушение права: дотошный анализ


Валерий ЗОРЬКИН, председатель  Конституционного  суда:

- В силу сниженных возможностей правомерного контроля со стороны других ветвей власти особое значение приобретает общественный контроль над правосудием. С другой стороны, такой контроль является важной гарантией от неправомерного административного воздействия на суд.
…Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел и их оценки, в том числе высказанной публично.

Не проверять факты – преступление против правосудия

В редакционной почте еще не было такой лавины жалоб на местное судейство, как ныне. Волокита при рассмотрении дел, долгие часы ожидания перед дверьми кабинетов, отказы вовремя выдавать процессуальные документы, грубость и бешеный ор председательствующих, когда они нагло врут, «разъясняя» одной из сторон несуществующую норму закона в поддержку нужного клиента...

Потрясает элементарная правовая безграмотность судей разных уровней. Куда уж дальше, если даже председательствующий на кассационном рассмотрении дела (в президиуме) начинает, например, заниматься бухгалтерским подсчетом «ущерба» и «убытка» и на их основе предлагать сторонам заключить «мировое соглашение».

Эту немыслимую для профессионального судьи процессуальную самодеятельность не остановил ни один из членов президиума, опасливо отмолчались.

Какое уж там справедливое, законное решение можно ожидать от судей не только районного, но и краевого уровня, которые не понимают разницы между «предметом права» и «объектом права», между правовыми понятиями «мотив» и «цель», «оскорбление» и «унижение», не понимают лексического значения обычных русских слов...

И не испытывают при этом никакой потребности в самообразовании - не читают специальной литературы, книг и газет, как в этом легко и незастенчиво признался врио председателя краевого суда квалификационной коллегии судей (ККС) Козлов, заявивший на недавнем заседании ККС: вот он, мол, СМИ вообще перестал читать, когда «пришел к выводу, что информация там недостоверна и нет необходимости ее проверять».

Бетонная убежденность Козлова в том, что существует одно правильное мнение - его собственное, это не только отчетливый маркер непрофессионализма, немыслимого для занимаемой должности, но и острое проявление типологических черт характера, невозможных к «применению» в особо ответственных сферах человеческой деятельности, к которой, безусловно, относится сложная судейская работа.

Клинические признаки «кессонной болезни» власти

Козлов открыто демонстрирует принципы пристрастной «внутренней убежденности», отражающей его упрямую самонастроенность на подмену Закона, отрицание основ права с его непреложным требованием полного и объективного исследования доводов и доказательств.

А пристрастному, несамокритичному человеку не дай бог указать на ошибочность его позиции - уязвленное самомнение тут же переходит в мстительную потребность зачморить правдолюбца с использованием своего должностного ресурса - судебных репрессий.

Мы наблюдаем признаки некоей «кессонной болезни», которую приобретает человек при быстром всплытии с зависимой должности зама, пусть и первого лица, на самый верх власти, получив в руки мощные репресивные возможности судебного ведомства да еще и в «благодатном на разные благодарности» южном крае.

Неукротимую мстительность Козлова первой испытала на себе член квалификационной коллегии ставропольских судей Л. Свешникова, которую за сказанную полушепотом нелицеприятную фразу в свой адрес он два с лишним года таскал по судам и сломал ей карьеру, хотя избыточностью преследования коллеги вызвал недовольство московского руководства.

Очередным объектом личной мести смелого в войне против женщин армейского офицера Козлова стала наша Раиса Андреевна Абрамова, регулярно публикующая в «Открытой» расследования судебных историй, в которых служители Фемиды разных уровней творят та-а-кое, что свет туши.

Заметим, что за все годы ни одного факта в публикациях опровергнуто не было - да это и невозможно, когда у автора на руках задокументированные свидетельства - видео- и аудиозаписи судейских проделок. А потому проверки обнародованных фактов и не проводились: серьезнейшие проступки, творимые коллегами, признавать публично никогда не были готовы ни в совете судей, ни в ККС.

Спасать бесчестных безопасно лишь до поры до времени

Занявшая место председателя квалификационной коллегии судей Татьяна Самойлова легко приняла правила игры своей предшественницы Ваничкиной по отмазке попавшихся на правовой или этической бесчестности коллег.

Самойлова ни разу не исполнила положений специальной инструкции о порядке деятельности квалификационных коллегий судей, обязывающей на публичные обвинения оформлять официальные ответы строго определенной формы, дающей заявителю право опротестовать их в законном порядке.

Скольких же таким образом спасла Самойлова нашкодивших коллег, развращая безнаказанностью не только их, но и тех, кто еще удерживал себя от соблазнов перед угрозой ответственности! Чуткая к начальственным хотелкам, она следует им неукоснительно, ведь Козлов подмял под себя уже и ККС.

В состав коллегии он по закону входить не может, но выступает перед его членами, внушая им собственные антиконституционные убеждения (игнорировать публикации в СМИ, не проверять факты) все с тем же настойчивым призывом «Делайте, как я».

Активность в этом направлении Олега Афанасьевича резко возросла, когда вся судебная власть сосредоточилась в его руках, но она, на мой взгляд, с большей очевидностью выявила и подоплеку.

Подвергаясь критике в свой собственный адрес, Олег Афанасьевич пытается ее «размыть» яростным отрицанием критики недостойных судейских проступков, предаваемых публичности, и обвинением журналистов в «давлении на суд».

Атакой на разоблачителей рвется объединить вокруг себя таких же обиженных, сделать их соисполнителями его личной мести «журналюгам», посмевшим раскрывать тайны судейства, в том числе и главным образом - с коррупционной подоплекой.

Напрямую, без оглядки на закон и этику, он в буквальном смысле понуждает к этому своих подчиненных. За своей подписью высокопоставленный мститель год назад разослал во все суды края «информационное письмо», в котором, по сути, распорядился считать факты в статье Р. Абрамовой «Если судья принимает клиента, сколько же стоит судейская рента?» (№25 от 28.06.18 г.) недостоверными, потому что таковыми он считает их сам - не утруждаясь проверкой фактов, изложенных в статье!

Как скрестить ужа с ежом  в интересах мошенника

Статья посвящена молодой да ранней мировой судье Предгорного района Мадине Бирабасовой, чей сговор с клиентом был зафиксирован автором на видео- и аудиозаписи. Причем не с простым «клиентом», а с главой ессентукской ассоциации ТСЖ «Партнер» Захарьящевым, который через эту незаконную структуру занимается грабежом жителей многоэтажных домов на КМВ: перекачивает в свой карман миллионы рублей за мифические услуги, за которые он никому не обязан отчитываться.

Его бесстрашное мошенничество продолжается уже более десяти лет при том, что в стране таких мошеннических организаций уже не осталось.

По аналогичным делам  вся  судебная практика в России завершена еще в 2012 году, после того как в 2011 году  из Жилищного кодекса было изъято право ассоциаций ТСЖ управлять домами,  а у  «Партнера» такое управление домами вплоть до сегодняшнего дня прописано как основной вид деятельности.

Между тем ограбление населения Захарьящевым с участием ставропольских судов происходит уже более 10 лет. Почему? Здесь, возможно, и кроется одна из самых больших тайн ставропольского судейства, намек на которую публично сделал сам Захарьящев, выступая перед жителями многоэтажек в забитом до отказе зале Дома культуры поселка Нежинский: «Сфера ЖКХ самая коррупционная, но я знаю в ней все ходы и выходы...»

В это утверждение мошенника поверить нетрудно: больше десяти лет в  массовом порядке «партнерскими» ТСЖ подаются иски,  в которых, в прямое нарушение закона,  деньги должников истребуются сразу на расчетный счет «Партнера», а суды в таком же конвейерном порядке штампуют решения в пользу жуликов.

По сути, с помощью судебных приставов судьи отправляют деньги собственников прямо в карман Захарьящеву, знатоку коррупционных  ходов-выходов.

Именно на этом поле Козлов и объявил беспощадную войну мужественной исследовательнице и самой газете, причем  именно по делу, где в качестве ответчика выступает сама Абрамова,   решения судов всех инстанций проходят  с наиболее наглыми фальсификациями и самыми репрессивными решениями, включая выписку сразу двух исполнительных листов (!) по одной сумме.

«Давить» на совесть бесполезно: плюй в глаза – всё божья роса

Абрамова давно утверждает: именно ставропольские суды являются прямыми соучастниками его мошенничества, поскольку с абсолютным бесстрашием игнорируют все нормы закона, постановления Верховного суда, которые Раиса Абрамова без устали цитирует в своих судебных документах и на страницах «Открытой».

Казалось бы, публичные выводы о «соучастии» должны были поставить руководство суда на уши, инициировать грандиозную проверку добытых Абрамовой материалов с коррупционным следом и в присутствии автора разобрать по косточкам многолетнюю коллизию.

И наконец поставить в ней жирную точку, ответив на горячий вопрос огромного общественного значения: или вердикты в пользу «Партнера» были многолетним правовым заблуждением десятка судей, действующих по одному шаблону, или… даже страшно предположить - многие годы местная Фемида была в сговоре с мошенником.

Случившаяся после разоблачения причастности судьи Бирабасовой к договоренностям с «Партнером» бешеная атака на Абрамову (с тем же призывом Козлова уже ко всему судейскому сообществу ее мочить), возможно, имела цель более значимую - отвести от разоблачения всю масштабную схему подобных связей в ставропольских судах.

Эта версия стала казаться вполне правдоподобной и больше других объясняющей многие другие факты после того, как врио председателя крайсуда Козлов организовал на недавно прошедшем семинаре-совещании беспрецедентное действо, немыслимое для человека в такой должности, можно сказать даже паническое.

Быстрым галопом перечислив проблемы многотысячного судейского общества, львиную часть своего получасового доклада Козлов посвятил нервическим сумбурно-невнятным выпадам против «Открытой» (прямо назвать которую, однако, не решился), лишенным каких бы то ни было аргументов (в своем обычном русле «факты проверять не надо»).

После чего он вывел на огромные экраны в зале заголовки трех публикаций в нашей газете, над которыми было крупно начертано: «Давление на суд».

Совет медиков: кого проверять на психическое здоровье

В число приоритетной тройки опасных расследований, напугавших ведомство, Козлов вывел на экран статью «Ура-а-а! Ставропольская  Фемида прозрела». Надолго ли?» (№46 от 19.11.18 г.).

Читатели, которые помнят эту статью, наверняка не поймут, как же  Абрамова «давила» на суд?  Ведь это очень позитивная статья, как раз  о развороте  в сторону законности!   Впервые в истории суда судья З. Калоева, передавая ее  кассационную жалобу в президиум, сослалась   на статью 308 Гражданского кодекса и   написала: «Судами не учтено, что условия соглашения №93-Н от 01.08.2015 г. ТСЖ «Нежинский-64» и АСН СК «Партнер» не могут создавать для третьих лиц (собственников помещений многоквартирного дома) обязанности перед АСН СК «Партнер», с которым третьи лица не состоят в договорных отношениях».

Поскольку данный  бесспорный  довод судьи Калоевой впоследствии  был проигнорирован Президиумом под председательством О. Козлова,  то стало ясно, что именно Президиум  ОСОЗНАННО  остановил этот разворот. А раз Абрамова  написала о выводах судьи Калоевой ДО заседания  Президиума, то, стало быть, она   нагло призывала судей  к соблюдению законности.  Ну как такое можно простить?!

В этой же статье Р. Абрамова в главке с говорящим названием «Интервью» у судьи – непрофессиональной и аморальной?»   снова вспоминала  историю  с прикрытием О. Козловым проступков судьи Бирабасовой, после чего наша версия о том, что мы оказались совсем близко к раскрытию тайны, скорее всего глубоко коммерческой, стала казаться еще более убедительной. В следующем номере Р. Абрамова разовьет эту мысль детальнее, уже с новыми фактами.

В качестве другого опасного расследования, способного оказать «давление на суд» (прямо по поговорке: понимает кошка, чье мясо съела!) Козлов вывел на экран еще одно мощное расследование Раисы Абрамовой под названием «Начали весельем, закончили похмельем» (№7 от 25.02 с. г.)

Статья вызвала у наших читателей настоящее потрясение рассказом о том, как краевой судья Сутягин, исполняя указание, своим решением отправил в психушку гражданскую активистку Наталью Чихладзе, специально устроив так, чтобы она даже не попала на судебное заседание и не смогла выступить в свою защиту.

Жертва судебной репрессии была насильственно доставлена в московский институт имени Сербского, врачи которого констатировали: пациентка абсолютно здорова, пошутив, что на психическую вменяемость надо точно проверить тех, кто ее сюда отправил.

Ну и наконец в разряд третьего опасного расследования в качестве «давления на суд» Козлов вывел на экран мою публикацию, заголовок которой в точном соответствии выражал содержание: «Судейские уловки все ближе к уголовке» (№6 от 18.02 с. г.).

Преступление против правосудия – это когда из дел пропадают документы

Речь в статье шла о том, как из уголовного дела, по которому в общественно опасном преступлении обвиняется журналист Емцов, таинственным образом исчезло главное документальное свидетельство умышленной клеветы этого серийного медийного лгуна.

Не меньшей сенсацией стало непрофессиональное и бесчестное до крайнего цинизма поведение рассматривавшей дело мировой судьи Октябрьского района Ставрополя Натальи Христенко.

В следующем номере я расскажу иные шокирующие подробности, которые носят все признаки преступления в наиболее его опасной антиконституционной форме - Преступления Против Правосудия.

И еще расскажу о роли в этом деле все тех же персон - г-на Козлова и г-жи Самойловой с доказательствами того, что именно они сегодня в наибольшей степени ответственны за негативные процессы в ставропольской правосудной системе.

Ведь крушение права, законности, справедливости совершается под флагом Конституции России - главного и незыблемого закона страны, то есть заведомо осознанно осуществляется подрыв государственных основ во имя сугубо личных интересов, какими бы ни были мотивация и подоплека.

Какая у этих судейских чиновников мотивация глушить публичные расследования преступлений против правосудия, называя их «давлением на суд»?! Наверное, мотивация весьма серьезная - и для общественности таинственная.

Хватит уж, господа, фарисействовать! Профессиональный судья, имеющий честь и совесть, никакому давлению не подвержен. Общественного «давления» панически боятся только мздоимцы, торгующие нужными решениями. Это вы их закрываете полами своих мантий?

Мы предлагаем вам, господа, с фактами в руках публично опровергнуть наши расследования - мы доведем до общественного мнения результаты ваших проверок, если вы их провести рискнете. Однако уверены - не рискнете, потому что знаете, что свидетельства у нас неопровержимые, потому и предпочитаете тиражировать отписки: ничего, мол, не подтвердилось.

Объективность наших оценок деятельности судей, поименованных в многочисленных расследованиях, подтверждается тем, что уже большинство наших антигероев в конце концов лишились мантий за серьезные прегрешения, были привлечены к разным формам дисциплинарной ответственности. Хотя, увы, чаще это происходило запоздало, лишь когда уверовав в безнаказанность, наши антигерои вновь «оставляли пальчики».

Не проверять в суде факты – плевать в лицо Фемиде

Наши публикации были и являются практически единственной в крае публичной формой общественного контроля, который удерживал в правовых и этических рамках тех правосудников, кто весьма склонен нарушать их в условиях полной тишины и безгласия.

Мы же склонны считать, что, благодаря поднимаемым темам, мы деятельно способствовали реализации судебной реформы, которую, с трудом одолевая сопротивление клановых традиций, последовательно все годы проводил бывший председатель крайсуда Евгений Кузин.

В следующем номере Раиса Абрамова расскажет о достижениях этой реформы, установившей курс на прозрачность и законность местного правосудия, что сразу почувствовали не только юридическое сообщество, но и рядовые ставропольцы.

Но после его ухода эти реформы стали резко сворачиваться его заместителем Олегом Козловым, о чем Абрамова написала еще в февральском номере газеты в статье «Опасные крены ставропольской Фемиды».

Кривосудная оголтелость получает нынче в судах прочную прописку по главной причине - полной своей безнаказанности, которую гарантирует офицер Козлов, управляющий судейским ведомством как солдатами в казарме: «Делай, как я!». И ведь начали делать, «как он» - массово, неопасливо, обрушая и без того тусклый миф о судейской независимости, подчинении только закону и тому подобное.

К сегодняшнему дню результаты реформы уничтожены почти под корень. Сколько еще дров до прихода нового руководства здесь наломают?!

Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

ShiloJV (не проверено)
Аватар пользователя ShiloJV

Спасибо!!!!

Добавить комментарий