Поиск на сайте

 

 

А высокий милицейский чин решил поквитаться с ребёнком

 

Много официальных ответов получает «Открытая» на свои публикации. Некоторые из разряда - хоть стой, хоть падай, и смех и грех. Конечно, по этому поводу шутим, иронизируем, головой качаем и руками разводим - ну что тут скажешь: какая жизнь - такие люди! Какие люди - такие мозги!
Но еще ни одно письмо не вызывало лично у меня (и у сотрудников редакции) такого чувства негодования, возмущения, изумления и отвращения, как то, что получили мы из одной силовой структуры, подписанное высоким милицейским чином.

 

Не могу сегодня назвать ни структуры, ни подписанта - но, возможно, лишь до поры до времени, поскольку ни их хочу пощадить, а ребенка, которого дяди в погонах вознамерились уничтожить - растоптать, раздавить, унизить, сломать судьбу.
Расскажу, с чего они решились на взрослую подлость. Есть в нашей редакции штат юнкоров (юных корреспондентов) - способных, развитых ребят (и девочек, конечно), которые мечтают «учиться на журналиста». Такие дети очень целеустремленны и, загодя, еще в школьные годы, начинают обретать навыки будущей, очень сложной профессии, работая под началом профессионалов в серьезных изданиях. 
Наши подопечные нас радуют, порой до слезы умиления, - такие они умненькие-разумненькие, такие открытые и искренние, со светлыми мечтами, с желанием сделать всех вокруг лучше и чище. Всегда думаешь, лишь бы этот недобрый мир не обломал им крылья прежде, чем они у них окрепнут, чтоб взлететь, стать выше нынешних соблазнов, служить обществу и добру. Любая заметка в «Открытой» пронизана их внутренним светом, даже темы, по жизни не сильно веселые, в их изложении не несут ни раздражения, ни гнева, как порой под взрослым пером. 
Среди юнкоров «Открытой» есть очень симпатичный, обаятельный школьник, единственный и замечательный сын у родителей - заботливый и послушный. Прекрасно учится, у него масса увлечений, много читает и мечтает стать журналистом. Перо у него и вправду хорошее: умение подметить тонкие детали, с элементами даже психологического анализа, и природное чувство юмора - качество для будущего газетчика неоценимое. 
Так вот этот мальчик в коротенькой заметке легко и весело рассказал однажды о том, как провел каникулярный день с дальними родственниками, по всему озорноватыми подростками, которые (цитирую юнкора) «купили какую-то ерунду в банках и с удовольствием ее распивали. Я начал вслух размышлять о пагубном воздействии алкоголя на молодой организм, но мне сказали: «Молчи, ханжа» - и дали шоколадку». 
Каникулярный день завершился тем, что двое стражей порядка перепроводили подростков в отделение милиции, где автор заметки (цитирую) «молчал как партизан», а милиционер начал орать: мол, не молчи малолетний алкоголик. Мне предложили дунуть в какую-то трубочку. Я дунул. Трубочка подтвердила мои показания, и меня отпустили. А подвыпивших подростков отпустили через три часа (цитирую), «содрав с них 400 рублей».
Вот и весь рассказ (12 строк в газете!) о первой встрече ребенка с дядьками из милиции. Но, оказывается, он взволновал(?), оскорбил(?), обозлил(?) целые надзорные и силовые структуры - да так, что те, засучив рукава, немедленно принялись выяснять обстоятельства того каникулярного дня. 
Сотрудник одной из районных прокуратур Ставрополя отправил в школу, где учится юнкор, повестку с вызовом его на допрос (опрос). Такая, по сути, дикая форма публичного (через учебное заведение) «приглашения» ребенка в надзорный орган, куда и взрослые-то приходят «на нервах», резонно взволновала и директора школы, и родителей мальчика, должно быть, понявших, что надо спасать его от «педагогов в погонах». Что одним вызовом дело не закончится, а значит, последует широкое распространение в школьной среде «новости» по принципу «то ли он украл, то ли у него украли». 
А тут, видите ли, еще хуже - свидетельство против милиции, содравшей с ребят 400 рублей. У-ух, как можно такое говорить и писать о достославных стражах порядка, белых и чистых, аки ангелы небесные! 
Как разворачиваются потом дела против свидетелей, как их терзают, прессуют, шантажируют, мы писали множество раз. И о том, как ломались даже те жертвы милицейских преступлений,  издевательства над которыми были фактами задокументированными и, что называется, в дело подшитыми. 
С ловом, мальчик последовал совету любящих его взрослых - мудрых и опытных в житейских реалиях - и заявил прокурору, что все написанное в заметке было его «художественным вымыслом». 
Сказал - и был оставлен в покое, сохранив сон и нервы близким, а себе - продолжение детства, которое, страшно сказать, могла и оборвать Система, которую подпирают своими погонами крайне обидчивые и мстительные дяди. 
О письме с текстом «опровержения» нашему юнкору мы, конечно, не сказали - оно нам-то было противно, так зачем тревожить еще и натерпевшегося уже школьника. Но на эту тему с ним поговорили в редакции тактично, откровенно и доверительно. Спрашиваем: 
- Какими словами убеждали тебя родители и бабушка, чтобы ты отказался подтвердить увиденное в отделении, когда вас задержали?
- Тем, что я несовершеннолетний и они несут за меня полную ответственность. Мне было очень их жалко - так они нервничали и переживали. Я должен с этим считаться, пока не вырос. Тем более, что я им во всем доверяю, прислушиваюсь к их мнению. Во взрослой жизни я уже буду сам принимать решения и не перекладывать свои проблемы на папу, маму и бабушку. Наоборот, возьму их проблемы на себя. 
- Ты жалеешь, что написал в газете то, за что имел неприятности? 
- Конечно, нет. Ведь и то, что в милиции с нами произошло, и то, что за этим последовало, - мой первый опыт, картинка из реальной жизни, которую я еще только постигаю.
- Допускаешь ли ты, что, став журналистом, можешь в целях, скажем, самозащиты отказываться от своих слов, иначе говоря, прогибаться? 
- Нет, не допускаю. Потому что не вру и дорожу принципами, которые иметь никогда не рано. Об этом я знаю также из книг - много читаю и классики, и современных писателей (перечисляет названия дюжины книг и их авторов). 
- Как тебе кажется, почему тебя вызывали на беседу?
- Ну, наверное, им было неприятно, что в заметке я написал, что милиционеры содрали 400 рублей. Ведь, наверное, они за это отвечать должны, потому переживают. Их понять можно... А вдруг с деньгами это у милиционеров случайно так вышло?..
Светлый, чистый парнишка. Не верящий в плохие поступки и плохих дяденек. И пока еще готовый поверить в случайность и даже посочувствовать. 
А надзорнику, получившему от мальчишки «признательные показания», в общем-то было все равно: он свою «палку» (галочку о расследовании «преступления») заработал! 
Истина ему то ли изначально была по фигу, то ли своей наивностью он и сам от подростка недалеко ушел, коль «вообще не рубит», что такое «художественный вымысел» в преломлении впечатлений ребенка о своем первом(!) негативном опыте. 
Не знаю, возможно, прокурорский работник был очень молод и потому малоопытен. Но милицейский чин, которому пришел ответ о «художественном вымысле» рассказа о проделках его сотрудников, немолод и очень опытен. 
И он-то знает, что рассказ ребенка - чистая правда, причем почти безгрешная по сравнению с тем, куда более страшным, что в действительности происходит в правоохранительных подразделениях и о чем мы писали множество раз. Но ответа от этого милицейского чина не получали ни разу! Даже на самые скандальные факты произвола его подчиненных, даже на сообщения о преступлении. А как отвечать: ведь против фактов не попрешь, а вступать по ним в публичную дискуссию с газетой - заведомо проигрышное дело. 
А тут такая удача - обнаружен «художественный вымысел» ребенка аж в целом абзаце. И милицейский чин, не ощущая преподнесенной ему глупости, а также парадоксальности своего в ней участия, не стесняясь, направляет в редакцию «текст опровержения, так как данная публикация является некорректной и содержит факты, не соответствующие действительности».
Бывает, что от концентрации пошлости и бесстыдства порой дух перехватывает. Вот и здесь: чин в погонах, наверное, вырастивший уже своих детей и внуков, преисполнен желания поквитаться с газетой. Но не прямо, не в открытую, а через публичное унижение школьника, сказавшего чистую правду, и в силу младого возраста пока бессильного, идти за нее врукопашную с мужиком в милицейской форме и с пистолетом на поясе. 
Бред. Дикость. Этическая распущенность и вседозволенность - без края и границ! Без попытки представить своего отпрыска на месте школьника, на которого замахнулись тяжелым топором административного ресурса. Да упаси Боже от подобного ваших дорогих внуков и любимых племянников, г-н милиционер! Вспомните о них и вздрогните: эко, мол, меня занесло не туда - выворачивать на прямой путь надо.
По правде говоря, я жду, чтобы этот весьма неглупый человек с большим стажем работы в силовых органах позвонил в редакцию и извинился: мол, и на старуху бывает проруха.
Да, бывает со всеми. На том и остынем от праведного гнева, будем считать происшедшее недоразумением, временным затмением и уроком на будущее.
Ну а вдруг это не проруха на старуху? А характерная для быковатых персон с большими полномочиями и быковатая упертость в задаче проучить любого - хоть Мишку на Севере - если не то рявкнет. Вот и в сопроводительном письме к тексту «опровержения» милицейский офицер сурово обязывает редакцию: письменно проинформировать о том, когда будет публикация, а если нет, то по какому основанию. 
По одному-единственному основанию, господин милицейский офицер: мальчишку вам на растерзание не дадим, хоть тресните. Потому что обвиняем вас в душевной глухоте, бытовой жестокости и нарушении прав ребенка.
И больше того, что сказали выше, разжевывать эти «основания» не станем. Потому что дадим вам возможность, г-н милиционер (или уже полицейский?), сразиться не с тем, кому даже паспорт не положен ввиду его крайней молодости, а с десятком федеральных правозащитных организаций и с Уполномоченным по правам ребенка в России Павлом Астаховым. Так сказать, помериться мускулами и интеллектом. 
Вам славы хочется? Она у вас будет! Поименная и всеохватная! На всю большую страну. 
А у ребенка - другое будущее. В чистоте помыслов, светлом взгляде на окружающий мир таких, как наш юнкор, одаренных и деятельных, - спасение России, дико уставшей от лжи и беспросветности.

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 

Дима17 июля 2011, 16:41

 
 
 
 

Вывод, вот такие и пойдут дальше в полицию, других нет... Жалкое подобие власти...

ipsda14 июля 2011, 23:16
 
 
 
 

Открытое письмо «Отцовского комитета» П. А. Астахову размещено на сайте общественного движения "Межрегиональный Отцовский Комитет"

Павел Кюльбяков 14 июля 2011, 01:05
 
 
 
 

Браво! Приятно, когда чувствуешь ,что в стране не все потеряно.Когда есть незапятнанное новое поколение,которому чужды ложь и лицемерие,выдаваемое за долг и исполнение устава.И хоть из-за малолетства юнкора все не могло быть иначе,но когда честный журналист заступается за ребенка-это здорово!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий