Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Краевые власти изображают бурную «деятельность» по развитию гражданского общества
 

На днях в краевом Белом доме заседал общественно-политический совет при губернаторе. Собрался первый раз в этом году, чтобы обсудить сугубо чиновничий вопрос – летний отдых детей. Важнее темы для органа, который подают едва ли не «светочем» гражданского общества Ставрополья, не нашлось.  Если взглянуть пристальнее, совет лишь обманка, имитирующая диалог чиновников и общества, вселяя в доверчивых граждан надежду, будто они могут влиять на власть.
 

Как плодили «советы»
В мае 1998 года губернатор края Александр Черногоров создал сразу два совещательных органа: советы по социальным и политическим проблемам, в каждый из которых входило по десять человек. Спустя год их объединили, а возглавил новую структуру первый вице-премьер края Виктор Хорунжий. Но даже после этого странный орган ничем себя не проявил, вызывая ассоциации с пятым колесом в телеге.
Черногоров вспомнил о существовании общественного совета лишь в 2005 году, чему предшествовали бунты льготников, вызванные провалом монетизации. Тогда, напомним, Кремль ловко переложил ответственность на регионы, чем на Ставрополье воспользовались краевые единороссы, давно пытавшиеся вытолкнуть из кресла губернатора-коммуниста.
Член общественного совета, спикер краевого парламента единоросс Юрий Гонтарь, на заседаниях совета не появлялся, более того – настоятельно рекомендовал это делать и подчиненным-депутатам. А губернатор попытался дать отпор политическим оппонентам руками общественного совета, одна из задач которого, судя по замыслу, как раз и состояла в контроле над властью.
Этот краевой консультативный орган должен был копировать Общественный совет при президенте для обеспечения связи власти и населения, налаживания диалога с его активистами. Но, как мы видим сегодня, президентский совет свои задачи выполнял трудно и не совсем эффективно, оставаясь органом, который слушать можно, но прислушиваться – необязательно.
Эти пороки еще в большей степени отразились на региональных «дочках» президентского совета: общественный орган в крае не отличился ни одной маломальски значимой инициативой, проведенной в жизнь. Кроме того, местными единороссами был «зарублен» проект краевого закона об общественной палате – партия власти ясно демонстрировала, что посягать на ее единоначалие она никому не позволит.
Общественность же свои права отстаивать не стала. С тех пор к идее создания краевой палаты в Белом доме даже не возвращались.
 

Сплошное бла-бла-бла
В «черногоровском» списке общественного совета состояло сорок человек, среди них ученые, журналисты, казаки, писатели, представители партий и движений, в том числе весьма экзотических (например, «Христианско-демократического союза»).
С приходом Гаевского совет похудел вдвое, из него вылетела почти вся общественность, представители оппозиции. Зато утвердились чиновники и представительных «околовластных» структур. Собирался совет пару раз в год, исключительно для галочки.
Скажем, в сентябре 2009-го обсуждали, как бороться с наркотической угрозой и, в частности, роль в этом процессе местных СМИ. При этом саму прессу на полусекретное мероприятие приглашали избирательно. Втайне от независимых журналистов «общественники» поговорили о борьбе с коррупцией, обойдя молчанием истину, что именно гласность – главное орудие против мздоимства.
Гаевский ушел, и председателем декоративного совета вместо него стал Валерий Зеренков, замом – новый руководитель аппарата правительства Юрий Эм (прежде был Юрий Белолапенко).
Из состава вывели президента Торгово-промышленной палаты края Андрея Мургу и лидера местной ЛДПР Илью Дроздова, которые вышли на федеральную политическую орбиту. Однако их преемников в число советчиков не включили: и либерал-демократам, и предпринимателям показали – власть в них не нуждается. Да и вообще, в ком-либо из тех, кто в рот не заглядывает.
А ведь новый губернатор Зеренков сразу после назначения дал правильную установку подчиненным: «Необходимо включить в состав советов и коллегий, действующих при органах краевой власти, действительно не зависимых от власти экспертов, представителей профильных общественных организаций. Это должны быть люди компетентные, и не только разделяющие вашу личную точку зрения, но и «неудобные», имеющие собственное мнение!»
Зеренков также заявил, что формат работы должен изменить губернаторский общественный совет. На портале краевого правительства будет вывешиваться его график работы и протокол каждого заседания. Поручения, которые будут даваться общественниками органам исполнительной власти, смогут отслеживать граждане через Интернет.
Намерения отличные. Но лишь намерениями и останутся, если законодательно не закрепить статус членов совета. Сделать так, чтобы их с информационными запросами не посылали куда подальше сами же чиновники. Чтобы решение совета имело вес, стоило бы, возможно, наделить его правом законодательной инициативы – тогда и собираться он будет чаще, и решения приниматься не для галочки.
В идеале же, безусловно, речь должна идти о создании краевой общественной палаты – ведь такие органы существуют как минимум в половине регионов страны.
 

Прямо-таки «масонская ложа»
Нынче в состав губернаторского общественного совета входят представители только лояльных общественных организаций, которые заседают в путинском «Народном фронте». Послушные «фронтовики» против власти слова не вымолвят. А коль в совете нет представительства независимых ученых, журналистов, «оппозиционеров», общественных активистов, все совещания его и поручения – типичная обманка, опасная иллюзия диалога между властью и обществом.
Даже после поручения Валерия Зеренкова не слышно о серьезных изменениях в других советах и комиссиях, существующих при краевых ведомствах. Зато плодятся «близнецы».
Так, в начале июля был создан краевой общественный совет по здравоохранению. И это при том, что уже второй год при Минздраве существует координационный совет по модернизации здравоохранения. Чем новая структура отличается от старой, решительно непонятно.
Показательно, что общественную структуру возглавил чиновник – главврач кожвендиспансера (учреждения, напомним, бюджетного) Михаил Земцов, а его замом стала замминистра здравоохранения Ольга Дроздецкая. Формировался новый орган в обстановке секретности: удалось узнать, что в него вошли руководители нескольких краевых организаций инвалидов, и первое же его заседание было посвящено проблемам инвалидов.
Больше о новой структуре ничего не известно. Но в таком случае это не общественный совет, а темная масонская ложа.
При этом, скажем, Ставрополье остается одним из четырех регионов страны, где до сих пор нет общественной наблюдательной комиссии, призванной контролировать содержание людей в тюрьмах, колониях, СИЗО, изоляторах. Может, именно это обстоятельство и породило вселенский скандал о пытках, реальных или мнимых, экс-мэра Ставрополя Игоря Бестужего в СИЗО. Будь контрольный орган в крае, такого бы не произошло.
А ведь такое требование еще четыре года назад сформулировала Общественная палата РФ.
Только на Ставрополье, чтобы воплотить его в жизнь, у прежнего губернатора не хватило простого понимания самой важности задачи. Может быть, у Валерия Зеренкова хватит?
 

Надейся только на себя!
Сегодня только на уровне правительства края действует 104 общественных и координационных совета. А сколько их при ведомствах рангом пониже, администрациях городов и районов, силовых структурах – смело можно умножать на два.
От такого «общественного» контроля аж голова кругом идет. Получается, целая армия общественников каждодневно трудится вместе с чиновниками на благо родного края. Поди, западные демократы могут нервно кусать локти – такого «широкого» диалога власти и общества не сыщешь ни в одном американском штате.
За последние полгода на Ставрополье появилось множество гражданских инициатив и движений. Скажем, «Народная воля» и «Патриоты Ставрополья» выросли из Интернета. Экологи на Кавминводах образовали около десятка организаций и волонтерских групп: «Солнечный патруль», «Зеленый город», «Спасем Кисловодск!» Недавно в крае появился комитет гражданских инициатив.
Все эти добровольные объединения граждан официально не зарегистрированы (закон это позволяет). А потому для власти словно бы и не существуют. Более того, в их адрес чиновники озвучивают самые нелицеприятные вещи.
Если Валерий Зеренков на самом деле сумеет сделать что-то стоящее из своего совета, этому примеру последуют его здравомыслящие подчиненные, понимая: взаимодействие с общественностью – не дань моде и блажь, оно приносит реальную пользу. Однако так уж заведено в российских реалиях: пока начальник не прикрикнет, подчиненный не зашевелится.
Пока же подавать пример некому и не для кого. И граждане вынуждены сами искать выход из тупиковых ситуаций.
 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ,
обозреватель «Открытой»

 

Андрей28 июля 2012, 18:23

Все эти структуры создаются,что бы было как можно больше совещанийобсуждений,а дело стоит! Посмотришь на эти "совещателей"...не уж то за рубежом такое? Нет,там все четко...поэтому и живут достойно! Посмотрел сайт Прокуратуры по борьбе с коррупцией...кошмар,одни совещания,разработки доработки...а коррупция здравствует и процветает в рядах СОВЕЩАТЕЛЕЙ! А кто это прекратит? 101%-не СОВЕЩАТЕЛИ? Тогда кто? НАДО ПО-СО-ВЕ-ЩА-ТЬ-СЯ!

Экология!26 июля 2012, 13:06

а что мешает «Солнечному патрулю», «Зеленому городу», «Спасем Кисловодск!» самим объединиться и доносить свою позицию по экологии правительству края?

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях