Поиск на сайте

 

 

Немногочисленное казачье общество оказывает серьёзное влияние на всю сельскую жизнь

 
Село Бурукшун абсолютно не казачье поселение. Изначально здесь селились выходцы из центральных украинских губерний, о чем свидетельствует доныне сохранившееся хохлячье наречие у местных жителей.
Но все же казачьи корни здесь есть. В 30-е годы сюда ссылали кубанских и донских казаков, изгнанных из родных станиц в эпоху расказачивания и раскулачивания.
Евгений Соколенко как раз потомок тех самых ссыльных кубанцев. До поры до времени он не сильно задумывался о своем казачьем прошлом. Но жизнь заставила.
 
Объединились против беспредела
 

В Бурукшуне чуть больше двух тысяч населения. Национальный состав пестрый, но русские с украинскими корнями преобладают. Жители других национальностей мягко вписались  в это большинство, и в селе в целом мирная обстановка.

Но в соседних поселениях за последние 10-15 лет выходцы из Дагестана значительно потеснили коренное население и уже составляют чуть ли не половину жителей. Все бы ничего. Но переселенцы начинают навязывать коренному населению свои поведенческие стандарты, не всегда вписывающиеся в нормы морали.

- И к нам в село повадились приезжать отвязанные молодые люди, которые ведут себя по-хамски, устраивают драки с местной молодежью, просто затерроризировали жителей, - рассказывает Евгений Иванович, - мы с мужиками стали думать, как дать отпор беспредельщикам. Может, организовать народную дружину? И тут я узнал, что в нашем Ипатовском районе есть казачье общество. Вот мы и решили вступить в казаки, тем более что корни казачьи у некоторых ребят есть.

- Русские, к сожалению, живут разобщенно, - говорит известный в селе пчеловод Сергей Ткачев, тоже новоиспеченный казак. Кавказцы более сплоченны, хорошо, когда на хорошие дела, но зачастую их молодежь просто сбивается в стаи, чтоб хулиганить и устанавливать свое превосходство. Ненормально это. Такому поведению нужно давать отпор. Казачество - испытанный веками образ жизни православного населения, который помогал не только выжить в окружении людей другой культуры, но и мирно сосуществовать, находить с ними общий язык.

 
Казаки-колхозники
 

Я знаю на Ставрополье и тем более на Кубани много крепких казачьих обществ, которые не просто возрождают культуру и традиции предков, но реальными делами  укрепляют общественное самоуправление, занимаются сельским предпринимательством. Например, фермеры Степновского, Новоалександровского районов.

Современные казаки, как правило, - вольные землепашцы. А в Бурукшуне большинство казаков общества, в котором всего-то чуть больше двух десятков, - колхозники. Трудятся в СПК «Родина».

Атаман Соколенко - колхозный агроном, товарищ атамана Александр  Сурмило - водитель, Сергей Погорелов - агроном по защите растений.

- Так исторически сложилось, - поясняет атаман, - нет в селе свободной земли. Муниципальная в аренде у колхоза, наши паи - тоже, срок аренды еще не вышел. А вообще-то мы мечтаем взять землю, чтоб быть настоящими казаками. Сейчас регистрируем Бурукшунское хуторское казачье общество, чтоб стать полноценным юридическим лицом. Будем добиваться земли, которую власти давно обещают казачьим обществам.

 
Реальные дела
 

На работу бурукшунские казаки ходят исключительно в камуфляже. По словам атамана, это дисциплинирует, ежесекундно напоминает, что ты не просто сельский житель, а казак, взявший на себя обязанности быть защитником односельчан. Черкесок не шьют принципиально, чтоб не давать повода называть себя ряжеными.

- Очень часто, особенно в нашем Ипатовском районе, вся деятельность казачьих обществ сводится к песням, танцам, показным построениям. Уже люди привычно говорят: «О, казакы приихалы, зараз нам заспивають».Такая роль казачеству зачастую навязывается властями, которые боятся  реального самоуправления. Мы нацелены на дела, которых делать не переделать, а спиваты будем на привале, - говорит Евгений Иванович.

Первое и главное дело - дружина. Она получила официальный статус, уже имеет благодарность от районного ОВД. Местный участковый Иван Гайворон видит в казаках самых надежных помощников, благодаря которым криминальная обстановка в селе значительно улучшилась. Набеги джигитов на Бурукшун прекратились. Казачья дружина просто дала им понять, кто в доме хозяин. А менталитет кавказцев таков, что силу они уважают, вот и обходят Бурукшун стороной. Уже и в соседних населенных пунктах, таких как Красочный, Тахта, Кевсала, создаются казачьи общества и дружины, которые высказали желание влиться в Бурукшунское хуторское общество.

- А как на деле выглядело наведение порядка?

- Ну как. Приезжаем к месту конфликта, начинаем опрашивать обе стороны. Находим виновных, предлагаем извиниться, - говорит Евгений Иванович. - Как правило, работает.

- А если нет?

- Если кто-то пытается с нами драку затеять, в пятак даем. А что делать? Мы ж не первые начали, а оборонялись. Так было, когда местные бандюки пытались у нашего батюшки деньги отнять на выпивку. Он нам позвонил. Мы приехали, а они пальцы веером, кулаками махать. Мы их тут же всех на брюхо положили. Ребята у нас крепкие,  не пацаны, всем за сорок. За себя и за людей постоять сможем.

Постоянная головная боль дружины - расположенная в Бурукшуне краевая туберкулезная больница. С одной стороны, она дает работу сотне селян, с другой - там лечатся в большинстве своем люди, вышедшие из заключения, не оставившие своих блатных замашек. Не раз казакам приходилось призывать таких больных к порядку. В конце концов, приучили.

Население в целом одобряет деятельность казаков. Очень часто зовут на помощь, если где-то пьяный дебош или просто муж жену поколотил. Порой доверяют больше, чем полиции. Но, бывает, и обижаются, особенно если казаки хулиганистых пацанов воспитывают. «Не ваше дело. Своих воспитывайте!»

- Мы бы и рады были не лезть, - говорит Соколенко, - но ситуация такая, что многие отцы уехали на заработки. Мальчишки живут без отцовского пригляда, мамки с ними не справляются. Вот мы и стараемся объяснить им, что такое хорошо и что такое плохо.

В местной школе создано два казачьих класса. Поначалу учителя с недоверием отнеслись к этой идее, вернее, ревностно: мол, пытаются подменить педагогов. Но сейчас школа сотрудничает с казаками. Ребята из казачьих классов изучают историю казачества, русского воинства, дополнительно занимаются физической подготовкой, участвуют в военно-патриотической работе, ездят в поисковые экспедиции.

Современная молодежь мало читает, а по телевидению интересных познавательных и тем более патриотических программ почти нет. Кругом или сплошное шоу, или криминал, или красивая жизнь, непонятно на какие деньги обустроенная. А детское сознание - это чистая доска, кто туда что напишет, то там и будет.

Мы хотим, чтоб были там наши исконные нравственные основы, уважение к своей истории, к предкам, трудолюбие. Эти ценности и в эпоху «айпадов» не лишние.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Село Бурукшун,
Ипатовский район
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий