Поиск на сайте

 

 

Грачёвский районный суд, нарушая Федеральный закон «Об обороте земель сельхозназначения», раз за разом выносит решения не в пользу собственников паёв. Если судья пренебрегает законом, то что это – непрофессионализм или ангажированность? 

 

Пошли «налево»
Для успешного и некогда богатого колхоза «Чкаловский» на хуторе Октябрь Грачевского района жизнь на «до» и «после» разделилась в 1992 году. Реорганизация в модное ТОО сулила светлые перспективы.
Колхозники поверили телевизору, Ельцину на танке, глубоко вдохнули воздух с ароматом собственной земли, и на своем собрании, «признавая взаимную выгоду сотрудничества», 290 работников хозяйства,163 колхозных пенсионера и 65 социальных работников заключили договор о добровольном объединении земельных и имущественных паев для совместной хозяйственной деятельности.
Имущественный фонд на тот момент оценивался в 10 049 млн. рублей, земельный составлял почти 6000 га, из них почти 3000 га было ценнейшей пашни. Часть чистой прибыли, по договору, должна была распределяться между всеми членами предприятия пропорционально их долям в уставном фонде. 
Эх, богатеть бы да кормить край свой благодатный! Но подсуропило родимое государство – пустило сельское хозяйство по миру. Попутно в умах и душах людей началось брожение, некоторых посетили мысли о богоизбранности, служить государству стало невыгодно, быть порядочным – немодно. Бардак в головах плавно перетек в дела рук этих голов, и пошло все наперекосяк.
Мало-помалу обанкротился и «Чкаловский», многомиллиардные его богатства обесценились, председатель Хазраиль Джемакулов после 20 лет правления хозяйством безвольно лег на рельсы под поезд рыночной экономики, а колхозники махнули рукой: толку не будет, надо спасать то, что пока еще не испарилось бесследно и не ушло  «налево», – землю!

Объегорили
Пайщики, а это в основном пенсионеры, решили забрать обратно свои земли, отданные 20 лет назад в колхоз, выделить каждый свой пай размером 11, 29 га и сдать в аренду крепкому фермеру или предприятию, получать арендную плату и начать, наконец, жить «как люди». 
Вооруженные законом «Об обороте земель сельхозназначения», хуторяне прошли огонь, воду и медные трубы. Произвели выдел земли, межевание, побывали во всех мыслимых инстанциях, включая суд, и получили свидетельства на право собственности. Сделали по нынешним временам невозможное. Это ведь только говорится, что закон в России стоит на страже интересов народа. А поди примени этот закон в кабинетах власти! 
Вот и бывших «чкаловцев» все же бесстыдно «надули». Имущественные паи они высудили лишь частично, а землю получили не плодородную, а в основном пастбищную. На ней, кстати, сегодня преспокойно пасут многотысячные отары овец владельцы кошар. 
Этим повезло больше, они выкупили кошары в связи с «зеленой улицей» для дагестанских чабанов. Земля к кошарам, естественно, не прилагалась. Где ее взять, если она давно поделена на паи и является частной собственностью? И чем думала местная власть, ведь овцам нужно не только толкаться в загоне, но где-то щипать траву, причем это «где-то» тоже должно быть узаконено. Не идти же теперь пенсионерам на баррикады против чабанов?! Да стоит им только поднять этот вопрос, как тут же услышат обвинение в разжигании национальной розни. Хотя речь, как обычно, идет всего-навсего об очередной глупости власти, которая своими решениями провоцирует эти самые «разжигания». 
– А ведь пайщики сами хотели купить эти кошары и на своих земельных наделах пасти скот. Получилось же так, что мы были вынуждены свой скот вырезать, потому что его негде пасти. Пайщиков у нас более 500 человек, а добиться выдела земли смогла только пятая часть, остальные застряли в судах, – рассказывает Лилия Лыхварь.
Она 25 лет отработала в «Чкаловском» бухгалтером. Во многом именно благодаря ее опыту и знаниям крестьянам удается продираться сквозь дебри чиновного безобразия.
Но сегодня и эта энергичная женщина зашла в тупик. Махнув рукой на местное чиновничество, прокуратуру и суд («к ним бесполезно обращаться!»), пенсионерка пытается разобраться с другой важнейшей для пайщиков проблемой. Как оказалось, договоры аренды на земельные паи сроком на 10 лет люди заключили… с виртуальным фермером!
 

Влипли…
Нет, поначалу он был даже вполне себе ничего. Зовут его Михаил Шурупин, он глава крестьянского фермерского хозяйства (КФХ) «Хуторок». Облагодетельствовать крестьян не обещал, но и с голоду дать помереть – тоже. Шурупин подписался раз в год, в августе-сентябре, выплачивать каждому пайщику арендную плату: 2 тонны зерна, 50 кг муки, 50 кг сахара, 10 кг растительного масла и 250 талонов на хлеб в придачу. Очень неплохая прибавка к пенсии. Все, что фермер заработает сверх арендной платы, он с чистым сердцем может класть себе в карман. 
Однако иллюзии пайщиков разбились о суровую реальность. Первый и последний раз арендную плату в полном объеме Шурупин выдал в 2009 году. Люди заволновались. А вдруг «Хуторок» – тоже банкрот? 
Подозрения оправдались. Сначала судебные приставы, а потом и Арбитражный суд Ставропольского края подтвердили, что КФХ «Хуторок» – хозяйство несостоятельное, имеет большие долги, а его офис и лично руководителя никто найти не может. В налоговой инспекции по Шпаковскому району значится юридический адрес фирмы в селе Сергиевка, но там ни конторы, ни имущества, ни Шурупина нет и не было... 
 

Захлебнулись обидой
Пайщики начали поиски своего благодетеля самостоятельно, хотели вызвать на разговор и даже пойти на уступки. Добрые люди, они думали, что Шурупина нужда заела – вон, что в стране творится! Но фермер на разговор не шел, на собрания пайщиков не приходил, на звонки не отвечал, на приглашения в суд с уведомлением не реагировал. 
Но зато в хуторе Октябрь Шурупин незримо появлялся всякий раз, когда потерявшие терпение пайщики шли в суд за выделом земли. Тогда на заборах красовались объявления такого типа: «Арендодателям, у которых заключен договор с КФХ «Хуторок» и подавшим в суд на главу КФХ Шурупина М.И. о расторжении договора аренды (далее следует ряд фамилий), арендная плата в виде выдачи хлеба с 1.09.2012 г. выдаваться не будет…» 
«Я – хозяин на вашей земле! Хочу и буду вывозить зерно с ваших полей, продавать, получать прибыль, расплачиваться со своими долгами, а вы – рабы бессловесные», – словно кричат с заборов объявления. А пайщики лишь утирают слезу да вспоминают, как «благодетель» привез в ноябре арендную плату зерном, вывалил его в снег, а пенсионеры, замерзшие, измученные ожиданием, растаскивали зерно по домам, нагребая его руками.
А можно ли унести две тонны в кармане или в хозяйственной сумке? Приходилось заказывать транспорт, платить за погрузку-разгрузку, и арендная плата выходила боком – одни расходы и нервотрепка. А уж как обидно было старикам, жизнь положившим за колхоз, не передать… 
 

Где живёт правда?
В поведении и методах работы Шурупина есть одна фишка, которую сегодня осознают лишь единицы крестьян и которая весьма выгодна местной власти: 
– По закону об обороте земли мы должны платить государству налог, раз уж пайщики иногда получают арендную плату, а Шурупин с нашей земли извлекает доход. Но он ни сам налогов не платит, ни нам не выдает справку, чтобы налог задекларировать! А ведь если мы, собственники земли, не будем платить налог, то в течение трех лет земля должна отойти муниципалитету! Вроде как мы использовали ее не по назначению, раз не смогли извлечь доходы, – раскрывает суть узаконенной интриги Лилия Лыхварь. 
Понятно теперь, почему местные боссы не торопятся на помощь крестьянам. Видимо, надеются, что рано или поздно все рассосется само собой: пенсионеры отойдут в мир иной, их земля отойдет муниципалам, бандюганы «сядут»... 
Ситуацию усугубляют решения Грачевского райсуда, который раз за разом выносит решение о земельном выделе лишь тем пайщикам, которые обратились с исковыми требованиями. То есть удовлетворяет иск в части, а не в полном объеме, отменяет решение кадастровой палаты о выделе 53 долей, тем самым игнорируя права остальных хуторян, побуждая и их обращаться в суд. 
То есть суд игнорирует статью 25 краевого закона «Об управлении и распоряжении землями в Ставропольском крае», которая устанавливает минимальный размер земельных участков в 300 га. Не иначе райсуд попал под влияние районной власти или фермера Шурупина и тех лиц, которые им управляют и с кем он расплачивается за свои долги, собирая урожай с собственных земель хуторян. 
Кто поможет им добиться справедливости? Президент Путин? Его полпред в СКФО Александр Хлопонин? Или председатель краевого суда Александр Корчагин? Ну где-то же, в конце концов, должна жить правда?! 
 

Елена САРКИСОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий