Поиск на сайте

 

 

Американский аналитик Томас Грэм в интервью «Открытой» рассуждает о том, чего ждать России от нового президента США

 

Вчера, 20 января, приступила к работе администрация нового американского президента. Барак Обама – личность столь харизматическая, что его называют одновременно и вторым Рузвельтом, и вторым Кеннеди. 
В начале ноября его победу на выборах праздновал практически весь мир, ведь Обама – первый в истории Америки чернокожий президент. Он стал символом ожидания демократических перемен в глобальном масштабе: обещал победить мировой экономический кризис, террористов в Афганистане и Пакистане, завершить изнурительную войну в Ираке и закрыть трагически известную тюрьму в Гуантанамо.
Большие надежды возлагают на него и в России – считается, что Обама является последовательным сторонником сближения с нашей страной. Чего же на самом деле россиянам ждать от нового президента «всея Запада»? Об этом в беседе с политическим обозревателем «Открытой» газеты рассуждает один из самых известных западных экспертов по России, бывший внешнеполитический советник президента Буша-младшего Томас ГРЭМ.

 

– За время президентской кампании в США у россиян сложилось впечатление, что кандидат от республиканцев Маккейн – типичный «ястреб» и сторонник силовой внешней политики, а кандидат от демократов Обама – если и не «голубь», то политик определенно более мягкий и гибкий. Значит ли это, что теперь внешнеполитический курс Америки всерьез изменится?
– Обама сегодня в Америке чрезвычайно популярен, поскольку американцы возлагают на него большие надежды, прежде всего в преодолении последствий мирового финансового кризиса. Однако оценивать будущий внешнеполитический курс нового президента пока можно лишь по его высказываниям и назначениям на ключевые посты в своем окружении. 
Если администрация Буша в международных отношениях руководствовалась прежде всего идеологией и довольно часто (особенно во время первого срока, с 2000 по 2004 годы)  действовала в одностороннем порядке, игнорируя интересы другой стороны, то внешняя политика Обамы будет более прагматичной и многовариантной.
Тем не менее, Обама станет развивать и некоторые последние внешнеполитические инициативы президента Буша, который уже в конце своего президентства провел подготовительную работу для вывода американских войск из Ирака, сделал первые шаги по налаживанию диалога с Ираном, повысил внимание к Афганистану и более конструктивно начал перестраивать отношения с нашими европейскими союзниками.
– В мире часто критикуют США за «экспорт демократии» – то есть грубое навязывание развивающимся странам американской системы ценностей.
– Приверженность демократическим ценностям – это неотъемлемая часть национального менталитета американцев на протяжении уже трех столетий. Естественно, Америка заинтересована в том, чтобы эти ценности получили максимально широкое распространение. 
В течение нашей истории США делали акцент либо на простую демонстрацию привлекательности нашей демократической системы, либо на прямую поддержку демократических сил в разных странах. Этим занимались все правительства нашей страны, и невозможно представить, чтобы и администрация Обамы не была в заинтересована в распространении демократии. 
Вопрос лишь в том, какие методы она изберет. Ведь в последние два года Америка столкнулась с серьезными внутренними экономическими проблемами, которые объективно не дают возможности заниматься распространением демократических ценностей в других странах столь же активно, как прежде. Эти проблемы также наносят серьезный вред привлекательности нашей демократической системы в глазах других стран – поэтому Обама и будет сосредотачивать усилия на исправлении именно наших внутренних ошибок.
– Будет ли Обама активнее дружить с Россией?
– Конечно, он будет пытаться улучшить отношения с вашей страной. Судя по всему, он не намерен давить на НАТО в вопросе членства Украины и Грузии в этом военном блоке, не станет он и форсировать развертывание американской системы ПРО.
Однако несомненно, что в российско-американской повестке дня все же останется целый ряд спорных пунктов. В первую очередь это касается отношений с постсоветскими странами, где геополитические интересы России и Америки иногда вступают в противоречие, – это прежде всего Грузия и Украина.
Безусловно, администрация Обамы заинтересована в том, чтобы Россия была демократической страной. Американцы готовы обсуждать с россиянами главные вопросы демократического развития: права человека, свободу слова, борьбу с коррупцией, контроль за иммиграцией (эти вопросы важны для обеих наших стран). Но как использовать выводы таких дискуссий, будет решать только сама Россия. 
Кроме того, новая администрация США будет поддерживать контакты с теми оппозиционерами в России (как и в других странах), которых считает демократически настроенными, и будет критиковать те действия российской власти, которые, как ей кажется, сужают демократическое поле. Но насколько активными будут эти американские шаги, покажет время.
– А какие совместные проекты будут в перспективе служить сближению США и России? Например, сейчас очень активно обсуждаются планы по совместной миротворческой операции в Сомали.
– Конечно, США и Россия сталкиваются со схожими угрозами миру и стабильности на планете, и поэтому имеют массу возможностей для взаимодействия – в сфере энергетической безопасности, борьбы с терроризмом, противодействия распространению ядерного оружия, профилактике глобальных инфекций, борьбе с «глобальным потеплением» и многих других. 
Например, в настоящее время сверхактуальным вопросом сотрудничества будет преодоление последствий мирового финансового кризиса: ни США, ни Россия не смогут решить эту проблему поодиночке. Заниматься этим вопросом должны все ведущие страны мира сообща. И уже взят очень хороший старт – это «антикризисный» саммит G20 («большой двадцатки»), прошедший в Вашингтоне в ноябре прошлого года. Правда, сейчас слишком много людей – и в Вашингтоне, и в Москве – остаются рабами стереотипов эпохи холодной войны. На разрушение этих стереотипов и выработку взаимного доверия уйдет немало времени.
– Через несколько дней после избрания Обамы президентом западные эксперты заговорили о новом витке «холодной войны». Их насторожило то, что в ежегодном послании к Федеральному собранию президент Медведев обещал разместить ракетные комплексы «Искандер» под Калининградом для подавления американской системы ПРО в Чехии и Польше.
– На мой взгляд, это заявление президента Медведева было дипломатической ошибкой. Оно прежде всего повредило самой России, поскольку еще больше ухудшило имидж вашей страны в Европе, где полагают, что Россия ведет себя слишком агрессивно. 
Кроме того, это создает определенные проблемы и для администрации Обамы – если теперь он «притормозит» развертывание американского ПРО в Чехии и Польше, это может быть оценено в самих США как признак «отступления» президента перед российской угрозой.
К счастью, президент Медведев уже дистанцировался от своих жестких слов и дал понять, что хочет тесно работать с президентом Обамой для того, чтобы улучшить российско-американские отношения.
– Сейчас камнем преткновения между Россией и Западом является Кавказ, особенно его «горячие точки»: Чечня и Южная Осетия. Какой вам видится миротворческая роль США в разрешении этих кавказских конфликтов?
– Наша принципиальная позиция такова: все территориальные споры необходимо решать только мирным, дипломатическим путем, а не с помощью силы. Что касается Абхазии и Южной Осетии, то Запад в целом и США в частности продолжают настаивать на сохранении территориальной целостности Грузии. России и Грузии нужно просто сесть за стол переговоров и сообща искать выход из сложившейся ситуации – при необходимости привлекая другие страны в качестве «советчиков».
Что касается Северного Кавказа, то сегодня у американских экспертов намного большие опасения, чем Чечня, вызывают Дагестан и Ингушетия, откуда постоянно приходят сообщения о нападениях на милиционеров и чиновников. На мой взгляд, углубление финансово-экономического кризиса в России будет только усложнять ситуацию в этих взрывоопасных регионах, поскольку у Москвы будут таять ресурсы, необходимые для социальной стабильности и обуздания здесь экстремистских проявлений.
Кстати, США готовы взаимодействовать с Россией в вопросах борьбы с экстремизмом и терроризмом, ведь Америка сама в высшей степени заинтересована в стабильности на Кавказе – ключевом исламском регионе.
– Насколько серьезно ударил по имиджу России на Западе нынешний российско-украинский «газовый конфликт»?
– В аналогичном конфликте в 2006 году Запад был единодушен: виновата Россия. В этот раз мнения западного сообщества разделились (об этом говорит то, что в западных СМИ одинаково широко освещается как российская, так и украинская позиции). Некоторые эксперты считают, что Россия просто пытается дискредитировать прозападное украинское правительство. Другие думают, что Украина старается шантажировать Россию. 
Но в большинстве своем европейцы ставят под сомнение не только надежность Украины как транзитера газа, но и надежность России как его поставщика. Многие эксперты сегодня говорят о том, что Европа должна искать альтернативу российскому газу – однако это пока неблизкая перспектива. 
Поэтому, на мой взгляд, сейчас необходимо вести дискуссию в таком ключе: как построить конструктивные взаимоотношения в энергетической сфере, чтобы быть уверенными как в дальнейшем развитии российских газовых месторождений, так и в надежности транспортных артерий.
– Последние годы разные социологические опросы в России показывают, что рядовые россияне считают Евросоюз, НАТО и Америку врагами нашей страны. На ваш взгляд, почему?
– Я не думаю, что Россия окружена врагами. Ваша страна находится в изменчивом мире, где каждый глобальный «игрок» стремится продвигать собственные интересы – и России приходится выстраивать конструктивные отношения с этими «игроками» (то есть с теми государствами, которые имеют самое значительное влияние на продвижение российских национальных интересов: США, Японией, Китаем, Индией и крупнейшими европейскими державами). 
– А как среднестатистический американец относится к России? Изменилось ли это отношение после избрания президентом Дмитрия Медведева?
– Мне кажется, что среднестатистический американец не слишком часто вспоминает о России – особенно сейчас, когда и внутри Америки масса проблем. К сожалению, ваша страна имеет негативный имидж в прессе США – но, поверьте, далеко не все американцы воспринимают вашу страну как стратегического соперника и настоящую угрозу.
Однако этот отрицательный образ России влияет на решение рядовых американцев делать бизнес, учиться или отдыхать в России. Поэтому я искренне надеюсь, что и при президентах Медведеве и Обаме контакты между нашими странами будут только крепнуть.
 

Беседовал  
Антон ЧАБЛИН

 

Досье "Открытой"

 

Томас ГРЭХЭМ (ГРЭМ) родился в 1951 году, закончил Йельский и Гарвардский университеты по специальности «Политология». Работал в Госдепартаменте, Фонде Каргени (Вашингтон) и Совете национальной безопасности США, где курировал вопросы российско-американских отношений. Трудился в посольстве США в России, возглавляя отдел внутренней политики. С 2004 года – спецсоветник американского президента по России, с 2007 года – директор консалтинговой фирмы «Kissinger Associates Inc.».



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий