Поиск на сайте

 

 

В Минсельхозе края с одобрением встретили три недавние статьи в «Открытой» газете («Налётчики» в №2, «Фальсификаторы» в №3 и «Прокурору «шьют» дело?» в №4), где очень остро и справедливо вы встали на защиту сельхозтоваропроизводителей.
Рейдерству в аграрном секторе края необходимо поставить твердый заслон с тем,  чтобы не было повадно «фальсификаторам» осуществлять свои «черные дела».   
Подобная «практика» наносит очень серьезный вред не только работающим руководителям. Она  влечет за собой разрушение производства, что в свою очередь больно отразится на селянах, в месте проживания которых события и разворачиваются.
Мы твердо убеждены, что черных «схем» передела собственности сельхозорганизаций в крае не должно быть, и поэтому нас удивило и озадачило утверждение в газете о том, что «высокие чины» из краевого Минсельхоза имели к этому отношение.
В этой связи, уважаемая Людмила Ивановна, просим обнародовать, кто есть кто. Твердо могу сказать, что из нынешнего руководства Минсельхоза края точно никто не причастен к подобным историям. С уважением,
 

министр  А.В. Манаков

 

В январских публикациях «Открытой» газеты - «Налётчики», «Фальсификаторы», «Прокурору «шьют» дело?» - в подробностях рассказана история о том, какими нитками  сшивается  «мотивация»  для  циничных и  нахрапистых действий местных силовиков, заинтересовавшихся богатым кооперативом. 
Сшивается  не просто белыми, а совсем  гнилыми нитками. И чем дальше, тем больше сбрасывают они маску правовой пристойности. Публикации в «Открытой», по всему, понуждают их очень торопиться.  И как волчара из крыловской басни, рявкнувший бедному ягненку: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», - видимо, тоже готовы  уже действовать напролом,  без всякого «камуфляжа» и «косметики». 
И это обстоятельство наводит на очевидную мысль:  инициатор  наезда  на денежное предприятие - отнюдь не  следователь СЧ ГСУ при ГУВД по СК лейтенант Д. Шебекин, который, как говорят китайцы,  ищет черную кошку в черной комнате, то есть  «шьет» дело СПК «Кировский».    
Ну, право же,  не по его это возможностям - не по его уровню правовой и общей грамотности. В прошлой публикации «Открытая» этот «уровень»  продемонстрировала, процитировав  лишь  абзац из документа (а подобных  «шедевров» в процессуальных документах уйма!), в котором Шебекин  объясняет, почему он с опергруппой творил беззаконие в пустом доме председателя. 
И это «объяснение» (типа того, что жертва налета Сподин сам настоял(?!) на обыске в его отсутствие  и в нарушение процессуальных норм...)  как раз и подтверждает: поставленную перед ним задачу Шебекин  не в состоянии выполнить правдоподобно - то есть  хотя бы изобразить уважение к закону.   
Да и не старается, что тоже в свою очередь опосредованно подтверждает: он лишь неважнецкий исполнитель маленькой роли в большой игре. В том уверены наши читатели, а главное - руководители сельхозпредприятий, с которыми  пришлось обмениваться мнениями по поводу и этой истории, и других подобных. 
Ну сами поразмыслите: может ли рядовой следователь, чью процессуальную независимость  так любят подчеркивать милицейские начальники, через колено ломать законы, эти самые процессуальные  нормы и ни-че-го-шеньки при этом не бояться?  
Это что же за разнузданная «независимость» такая под сенью погон?! На нее у простых граждан  уже такая же испуганная реакция, как от встречи с конкретным пацаном в темном переулке. 
Нет, даже страшнее! В переулке хоть закричать можно, зовя на помощь, - сбегутся смелые, кольями жертву отобьют. 
А тут кричи не кричи -  весь край молчит, словно  парализованный, наблюдает, как люди в погонах требушат лучший на Ставрополье кооператив, как несколько сот селян   не могут  начать подготовку к весеннему севу, а им внушают: ваш председатель вор,  сдайте его нам, и все у вас пойдет по-прежнему хорошо.  
Но люди не быдло, каковым их считают товарищи в погонах, и трезвым крестьянским умом понимают: для них хорошо не будет, хор-ро-шо будет тем теневым персонам, ради которых все это затевалось.  Если  бы и впрямь «следаки» унюхали что-то криминальное, то зачем  сами действуют как лихие беззаконники?
Для последнего утверждения снова   кратко напомним  читателям наиболее «яркие» действа  сценария, за которые следователю Шебекину совсем не страшно  быть привлеченным к ответственности, хотя на его наказании руководителем СЧ  ГСУ при ГУВД СК Н. Звертаевым настаивает и. о. прокурора Ипатовской прокуратуры В. Наумов. 
Итак, «подозрения» Шебекина  в отношении председателя СПК Ивана Ивановича Сподина возникли  после того, как обвиняемый в злостной неуплате налогов местный фирмач Калугин  вдруг на дополнительном допросе, через 4 месяца(!!!) сидения в сизо, «вспомнил»,что в неуплате им налогов виноваты три председателя хозяйства - Н. Душка из «Родины», И. Сподин из «Кировского» и кто-то из ООО «Весенний сюжет». На последнем у охотников в погонах случился облом: владелец земель со всей документацией пребывает в Москве - руки у краевых ментов туда не дотянутся, а потому они сникли и перестали проявлять интерес. Ну, а за Сподина и Душку взялись.
Обратим внимание читателей: эти хозяйства очень  привлекательны для «инвесторов», готовых  прибрать к рукам  урожайные земли любыми способами и методами. О рейдерских схемах при захвате сельхозугодий,  которые, по словам российского премьер-министра, часто реализуются при участии  правоохранителей,  долго рассуждать  не будем. Это первое, что приходит в голову и жертвам налета.  
Пшиком завершилась афера неизвестных «режиссеров», сфабриковавших заявление якобы от имени группы селян, сообщавших о мошеннических действиях  Сподина. Между тем поставившие подписи селяне  слыхом не слыхивали о «своем» заявлении, среди них оказался даже человек, умерший четыре года назад. 
Но Шебекин,  ходатайствуя о санкции на обыск, загодя пишет именно о мошеннических действиях председателя СПК, распространяет среди должностных лиц Ипатова сведения о факте мошеннических действий (?! - Авт.) руководителей СПК - по сути, обвиняя их в преступлении до предъявления обвинения и возбуждении уголовного дела. 
Абсолютно темная история счастливой «находки» ипатовскими «следаками» процессуальных документов из дела обвиняемого Калугина в доме дочери Сподина(?!). 
Находка, которая должна «подтвердить» связь налогового мошенника с председателем колхоза,   «обнаружилась»  при активном участии «адвоката» -  по случайности бывшего работника следственных органов местной милиции. 
Последний  так липко и спешно навязался «в защитники» председательской семьи, что действовал, не подписав адвокатского соглашения, без которого  категорически запрещается участвовать в процессуальных мероприятиях. Но он участвовал, причем характерным для провокаторов  образом: активно отвлекал внимание ошарашенных ситуацией  женщин от того, что происходило при  обыске. 
Почему «уличающие» бумаги нашли в доме дочери председателя СПК,  а не в доме самого Сподина?
Правдоподобная версия представляется такой: «улику» шебекинская группа, как было и задумано,  «обнаружила» в доме Сподина и вписала ее в протокол обыска.   Недаром же в качестве «понятых» были приглашены две  знакомые  следователю дамочки из Ставрополя, а почему-то не соседка  председателя СПК «Кировский». Соседку пригласили, чтобы раскуроченный дом  «сдать ей под охрану»(!!!) - представьте, именно так написано  в следственных документах.  
Недаром же протокол обыска  никому не вручали, и никто его в глаза не видел, кроме оперативников.  «Улики», по всему, готовились  в нужный момент «выкатить»  Сподину, чтобы  шантажировать и  прессовать его. И вдруг - такой облом: суд и прокуратура перечеркнули  творение следаков, и «сценаристам»  пришлось на ходу перестраиваться  -  «находить» улику уже в доме дочери. С помощью все тех же знакомых следователю ставропольских дамочек и бывшего коллеги, ставшего  «защитником», но, видать, намертво    сохранившего  психологию и  мышление  голодного охотника за ягнятами.
Каков итог  к сегодняшнему дню? До сих пор практически не выполнены требования суда и прокуратуры, указавшие на беззаконные действия сотрудников следственных органов.  Ни один из виновных в беззаконии не отстранен, не наказан.  Наказать решили прокурора,  испортившего  малину (см. «Прокурору «шьют» дело?»)  
Не возбуждено и уголовное дело «по подозрениям» Шебекина, загодя обвинившего Сподина  в мошеннических действиях, -  нет фактов. 
Следственными органами отказано в возбуждении уголовного дела по факту  кражи большой суммы денег из взломанного операми сейфа в доме председателя. 
Не возвращают ему изъятые при обыске в его отсутствие личные вещи и ценности, потому что он-де еще не допрошен. Но на допрос Ивана Ивановича  уже более двух месяцев, минувших со времени погромного обыска,  Шебекин не вызывает:  надо же хоть что-то предъявить  в качестве обвинения,  а нечего. 
А потому  «хоть что-то криминальное у Сподина» ищет Шебекин, ищет ОБЭП, вызывая к себе на «беседы»  селян с целью понудить их оговорить своего председателя.  Как обманом  и шантажом  пытаются они заполучить «заявы» на Сподина, рассказано в статье «Фальсификаторы».  
От ярости по  отношению к тем, кто встал на пути беззакония, товарищей   в погонах  совсем переклинивает. Они  словно демонстрируют всем селянам, всему краю: мы здесь хозяева положения и будем творить  все, что вздумается. 
И творят! Последние  действия сотрудников ипатовской милиции   на территории кооператива  дают всем нам, ставропольскому обществу, именно этот знак.
ОНИ демонстрируют насилие. А те, кто может и обязан их остановить, демонстрируют бессилие!  Потому ОНИ ничего не боятся: знают, что их защитят, прикроют. Кто их прикрывает, догадаться можно - те, у кого на погонах звезды круче. 
На прошлой неделе милицейские беспредельщики под видом следственного эксперимента и осмотра изъяли все финансово-хозяйственные документы кооператива, отказались выдавать их копии. 
Отказались категорически, уже зная о законе, подписанном президентом России, в котором прямо говорится, что сотрудники правоохранительных органов смогут проводить ревизии компаний без участия налоговиков, только если есть непосредственная угроза жизни и здоровью граждан или угроза безопасности государства. Если в ходе проверки изымаются документы, милиционеры обязаны изготовить их копии и передать проверяемому лицу. Комментируемые изменения вступили в силу 10 января 2009 года (читайте об этих изменениях закона и продолжение темы рейдерства на 9-й стр.)
О событиях прошлой недели в СПК «Кировский» рассказывает Иван Сподин  - читайте ниже.

Людмила  ЛЕОНТЬЕВА

 

Иван СПОДИН, председатель СПК «Кировский», Ипатовский район 

– На прошлой неделе около трех часов дня в  правлении нашего СПК появились оперуполномоченные - майоры милиции Юрий Вдовкин, Александр  Шестак (к слову, он сын начальника Ипатовского РОВД)  и капитан Евгений Томилец. 
Они заявили, что будут проводить следственный эксперимент и осмотр  кабинетов   правления, тех помещений, которые   упомянуты-де в   поступившем в милицию заявлении  члена кооператива Натальи Григорьевны Балагуровой, рассказавшей, когда, у кого в правлении  и сколько денег она получила за свой имущественный пай.  
Но поскольку правление работает в зимнее время только до 12 часов, то все кабинеты специалистов хозяйства были закрыты.
Людей с ключами собрать не удалось, и  сотрудники милиции, сидевшие  в правлении до 10 вечера, пытались оставить здесь на ночь свою охрану. Это было незаконное требование, и в помещении, являющемся частной собственностью, остаться им не позволили - мало ли что подложат.  
На трех машинах возле правления всю ночь дежурили шестеро сотрудников милиции. А  машину, где я находился с адвокатом, милицейская машина демонстративно сопровождала до дома, потом она следовала и за моим водителем - этакое психологическое давление. 
На следующий день с восьми утра и до десяти часов вечера эти сотрудники производили выемку документов, причем ни одного процессуального документа, на основании которого они действовали, мне не предъявляли. Сказали лишь, что выполняют разовое поручение  следователя Шебекина, который-де приказал им изъять  определенные документы. Какие? 
Я просил показать этот шебекинский список. Но  Шестак карандашом на листочке сам  написал перечень документов. 
Производя заявленный осмотр, сотрудники ОБЭПа  на самом деле  провели полнокровный обыск, изъяв множество документов, вплоть до складских, кассовых книг и путевых листов, которые  были далеко за пределами самодельного списка майора Шестака.
Ксерокопировать документы они категорически запретили. Изъяли также компьютеры, диски...   Все это повезли в СЧ ГСУ при ГУВД в Ставрополь, откуда, по всему, идет руководство почти военной операцией против нашего хозяйства. Изъяв подчистую все финансово-хозяйственные документы, следственные органы края теперь уже полностью парализовали деятельность сельхозкооператива. 
На все наши просьбы передать нам хотя бы копии бухгалтерских документов,  следственные органы отвечают издевательским отказом. При этом, особо отмечу, делают это демонстративно  беззаконно, потому что знают, не могут не знать: 10 января 2009 года вступили в силу поправки к законам (в том числе к закону «О милиции»), резко ограничивающие возможности для превышения полномочий сотрудниками МВД.
В связи с вышесказанным теперь уже становится очевидным:  следственные органы при ГУВД края  наносят намеренный удар по экономике хозяйства, которое,  готовясь к посевной, начало  закупать  сейчас удобрения, горюче-смазочные материалы. 
Но еще больший удар этот  по людям, которым надо собирать все силы для полевых работ, а они даже ранее заработанное не могут получить, потому что изъяты все бухгалтерские документы.  
Члены кооператива, а это   1700 человек, в  шоке от происходящего, рассказывают друг другу, как их таскают в милицию, как там их прессингуют, давят морально, психологически, нагло врут.
Направление «главного удара», конечно, я - руководитель хозяйства,  которому  вместе с селянами удалось восстановить колхоз после банкротства и сделать его передовым хозяйством. Возрождение полностью разоренного колхоза - первый и пока  единственный случай в крае, да и в стране их можно перечислить по пальцам.  Владельцы земельных и имущественных паев здесь получают одни из самых высоких дивидендов на Ставрополье.
Единовременная атака на руководителей лучших  хозяйств, на мой взгляд, имеет  цель - сделать их чьей-то  доступной добычей.  В чьих интересах проводится эта атака, мне неизвестно.  Но как я уже говорил в публикации  «Открытой», предложение «продать хозяйство» поступало мне даже от бывшего руководства краевого Минсельхоза. Подчеркиваю:  бывшего руководства ведомства. 
Нынешнему же руководству Минсельхоза края, его министру А. В. Манакову я признателен за то, что он не побоялся озвучить свою поддержку СПК «Кировский» в тяжелый для нас момент. Ведь и самому министру известны многие факты незаконных наездов на сельхозпредприятия края. И потому в открытом письме в газету он выразил убежденность  в том, что «рейдерству в аграрном секторе края необходимо поставить твердый заслон, чтобы не было повадно фальсификаторам осуществлять свои «черные дела».
Такая твердая позиция министра  вызывает к нему большое уважение и является серьезной поддержкой жертвам рейдерских атак и беззаконий со стороны следственных органов, которые не гнушаются прибегать к шантажу и обману. 
А как они врут, в очередной раз в нашем колхозе  узнали из письма в адрес правления  СПК Натальи Григорьевны Балагуровой - той самой, которую  оперативники использовали  втемную,  чтобы сделать ее заявление «основанием»   для нового вмешательства в деятельность хозяйства. И, якобы проводя осмотр, в самом деле они проводили обыск и изъятие огромного количества документов - всё с грубейшими процессуальными нарушениями. 
Так вот Балагурова пишет: настаивая на том, чтоб она подала заявление в милицию, оперативники ей «сообщили, что у председателя СПК «Кировский» были изъяты дома три мешка денег и ценностей. При этом они добавили, что деньги, изъятые у Ивана Ивановича, должны раздать рабочим и пайщикам имущественных паев, а остальные уйдут государству».
Какие еще комментарии нужны, чтобы оценить весь масштаб провокаций и низость методов достижения незаконных целей вышеупомянутыми следователями СЧ ГСУ?!
Страх людей перед экономическим кризисом, разразившимся в стране, поверьте, ничто по сравнению с ужасоми и паникой законопослушных людей, которые вдруг в один момент становятся жертвами такого вот милицейского произвола.
Главный вопрос: кто их остановит и накажет?! Я надеюсь, что это может сделать руководитель ГУВД  СК генерал Николай Гончаров. И руководство краевой прокуратуры, чьи сотрудники из Ипатова уже продемонстрировали в этой истории достойную уважения принципиальность.

 

Маргарита05 июня 2009, 10:29

 
 
 
 

Очень хорошая статья, и все по закону, а кооператив пусть превыкнет. Жизнь сложная и может произойти всякое.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий