Поиск на сайте

 

Ставропольский арбитраж потонул в исках о банкротстве физических лиц

 

Только с начала года в краевой арбитраж поступило более 120 исков о банкротстве физических лиц.

В основном речь идет о предпринимателях, которые когда-то брали в банках (или просто у знакомых) ссуды, но не смогли их вернуть. Скажем, бизнесмен Борис Исраелян из Минвод задолжал банкам почти 20 млн. рублей.

Переплюнул же всех бывший депутат гордумы Ставрополя и член крайкома КПРФ Руфат Ализаде. Он был владельцем нескольких предприятий, из которых самое крупное – шпаковское «РОЖРР», которое занималось поставками зерна (в 2013-м обанкротилось и было ликвидировано).

После этого Ализаде стал фигурантом уголовного дела по невозврату кредита Сбербанку. Затем администрация Ставрополя принялась отбирать у него земельный участок на улице Объездной (на окраине парка Победы), некогда арендованный под строительство спорткомплекса с кафе.

И вот теперь, в довершение всех бед, некогда богатейший человек Ализаде обратился в арбитраж с иском о собственном банкротстве. Долгов у него – почти 57 миллионов, и, как он пишет в исковом заявлении, денег на погашение нет!

Супруга бизнесмена Ольга Ализаде задолжала еще почти 39 миллионов, она также требует через суд себя обанкротить: пишет в иске, что семья с тремя несовершеннолетними детьми живет на ее зарплату в 10 тысяч рублей.

Сгустились тучи и еще над одним олигархом – депутатом Серноводского сельсовета (Курский район) Геннадием Туркиновым, который еще в прошлом году стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве. По версии следствия, он был лидером преступной группы, которая похитила из бюджета 74 млн. рублей.

В начале нынешнего года принадлежащий Туркинову консервный завод «Русский» подал заявление о банкротстве, долг его – 7 млн. рублей. Также кредиторы пытаются обанкротить и принадлежащую Александру Дыдымову, деловому компаньону Геннадия Туркинова, передвижную мехколонну «Русская» в Курском районе.

Сейчас в суде рассматриваются дела о банкротстве и таких крупнейших предприятий края, как мебельный комбинат «Юг-Мебель» и фармацевтический концерн «Эском». Помнится, еще недавно «Эском» считался флагманом экономики Ставрополья, а ныне только одному московскому банку «Открытие» он задолжал почти 190 млн. рублей.

Вернуть кредиты концерн не смог после того, как здесь резко, почти на треть, сократилось производство инфузионных (для переливания) растворов. Причиной, в свою очередь, стала остановка производства на стекольном комбинате «ЮгРосПродукт», который и производил ампулы и склянки для фармацевтов.

Найти альтернативного поставщика стекла компания так и не смогла, а теперь ее пытаются разорить (и, похоже, купить за бесценок) кредиторы.

Скандально идет и банкротство одной из крупнейших в крае строительных компаний «Гарант». Ее владелец – депутат краевой думы Владимир Данилов, он же руководитель общественной приемной «Единой России» и председатель регионального фонда финансовой поддержки «Единой России».

В активе у «Гаранта» некогда было множество крупных проектов в Ставрополе: жилая застройка 526-го квартала (в рамках нацпроекта «Доступное и комфортное жилье»), строительство колокольни Кафедрального собора на Крепостной горе, общежитий и нового учебного корпуса СКФУ на проспекте Кулакова, плавательного бассейна СКФУ и лабораторного корпуса СтГАУ (оба – на улице Пушкина).

Казалось бы, с таким багажом бюджетных заказов «Гарант» должен жить припеваючи, но вместо этого кредиторы уже почти год требуют его обанкротить. А большинство из проектов, которые взвалила на себя амбициозная компания, не завершены: нет ни бассейна, ни новых вузовских корпусов.

Нет даже колокольни, которую строят аж с 2004 года (между прочим, за бюджетный счет). Зато «Гарант» пытался доказать в суде, будто бы строители сделали даже больше, чем было положено по госконтракту, и требовал от минстроя Ставрополья выплатить ему почти 10 млн. рублей. Однако суд «Гарант» проиграл.

Точно такой же финт строительная компания пыталась проделать в суде в случае с двумя государственными вузами – аграрным и федеральным, требуя с них в общей сложности почти 250 млн. рублей за якобы неоплаченные работы.

Вузы, в свою очередь, требуют от застройщиков неустойку за сорванные сроки. Да и главное - какая такая «переплата», ежели объекты в строй не введены?!

 
Андрей ЧЕХОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий