Поиск на сайте

 

 

О правах предпринимателя заговорили в Кремле

 

Дмитрий Медведев в начале второй половины своего президентства всерьез озаботился инвестиционным имиджем России. Президент ввел в правительстве новый пост - инвестиционного омбудсмена, - на который рекрутировал интеллигентного вице-премьера Игоря Шувалова.
Такая должность существует во всех экономически развитых странах мира. Вот и в России изобретать колесо не стали, а просто скалькировали передовой западный опыт. Отныне основная задача Шувалова - координировать работу федеральных ведомств по рассмотрению обращений инвесторов (российских и иностранных). Причем инвесторы смогут напрямую жаловаться вице-премьеру на тех чиновников, которые ставят им палки в колеса: президент наделил Шувалова эксклюзивным правом отменять любые бюрократические решения, которые мешают привлечению инвестиций в Россию.
Заодно в Минэкономики РФ будет создан отдельный департамент, призванный курировать крупные инвестпроекты, и в первую очередь иностранные (странно, что его не существовало до сих пор). Обещано также, что этот департамент займется «устранением административных барьеров».
Что кроется за этой расплывчатой формулировкой, попыталась конкретизировать министр экономики Эльвира Набиулина: мол, надо сократить число разрешительных процедур (в первую очередь в сфере строительства), смягчить миграционный, налоговый и таможенный режимы, улучшить работу судов, облегчить доступ бизнеса к инфраструктуре (в том числе информационной)… В общем, надо перетрясти всю страну до основания. 
Хотя очевидно, что один человек (даже в ранге вице-премьера) вкупе с целым департаментом не смогут в одночасье улучшить инвестиционный имидж страны, который на протяжении последних лет демонстративно разрушался. Разрушался именно делами верховной власти, идущими полностью вразрез с ее же декларациями о незыблемости права собственности.
Вспомните истории отъема собственности у «Юкоса», «Русснефти», «Евросети», «Сахалина-2», «ТНК-BP», «Арбат-престижа», после которых всерьез пополнились ряды российских политэмигрантов. Запредельное число этих самых политэмигрантов - куда более яркий индикатор инвестиционного климата в России, нежели наличие одного-единственного на всю страну уполномоченного по правам инвесторов. 
А ведь «Юкосов» масштабом поменьше по всей России можно насчитать сотни, тысячи… Яркий пример - Ставрополье, где ныне девятым валом гуляют рейдеры, мишенями своими все чаще выбирающие предприятия стратегические, федерального масштаба. Вот только за последний год на всю страну гремели скандалы с рейдерскими накатами на Ставропольскую ГРЭС,  Кисловодский курортный парк, заводы «Арзил» и «Красный металлист», колхозы имени Ворошилова и «Большевик»…
Причем вольготнее всего захватчики чувствуют себя именно на селе. По оценкам экспертов «Открытой», в прошлом году с попытками рейдерского захвата столкнулись более двухсот сельхозпредприятий края. Доведенные от отчаяния краевые аграрии объединились в Фонд  «Правозащита», чтобы сообща противостоять рейдерам.
Прошлой осенью активисты фонда пытались провести в Ставрополе под окнами Белого дома общекраевую акцию. Надеялись докричаться до губернатора. Митинг им провести не дали. Да и наивно полагать, будто обитатели белодомов-ских кабинетов не знают о том, что творится в крае. Напротив, самые наглые схемы по отъему чужой собственности как раз и имеют покровителей и вдохновителей в самых высоких кабинетах. Недаром о созданной под барабанную дробь «антирейдерской» комиссии при краевом правительстве ныне ничего не слышно. 
Суды, прокуратура, милиция, ФСБ также бездействуют. А чаще действуют в тесной связке на уничтожение и захват чужого бизнеса. При этом пытаясь соблюсти видимость, будто внимательно прислушиваются к мнению общественности: при каждой силовой структуре края создан общественный наблюдательный совет. Только вот людей сюда отбирают по принципу лояльности и бессловесности - чтобы лишних вопросов не задавали.
Ставропольские чиновники уверяют: в прошлом году иностранцы инвестировали в краевую экономику аж $116 млн. Правда, годом ранее губернатор отчитывался о притоке в край $780 млн. Значит, иссохла денежная речка? 
Впрочем, как ни считай, а основная доля иностранных инвестиций - это краткосрочные спекулятивные вложения. Прямых инвестиций (тех, которые непосредственно идут на развитие производства) кот наплакал. Более того, в прошлом году две трети(!) зарубежных денег пришли в край с Крита. Это скандально известная офшорная зона, где «отстаиваются» темные капиталы российских олигархов. Поневоле вспоминается ярлык, приклеенный Ставрополью бывшим замом южного полпреда Александром Починком, - прачечная по отмыванию серых финансов. 
Не позавидуешь и тем ставропольским бизнесменам, которым удалось избежать встречи с рейдерами. Зато они каждодневно сталкиваются с прожорливой армией чиновников. Только вдумайтесь: за прошлый год количество малых предприятий на Ставрополье уменьшилось почти на треть! И это невозможно списать на кризисные явления: у наших соседей в Краснодарском крае и Ростовской области, несмотря на кризис, количество малых предприятий растет. Там чиновники бизнесменам помогают, а у нас - топят.
И не докричаться местным предпринимателям даже до прокуроров и судей, с которыми по одним улицам ходят. Так какой же тогда спрос с омбудсмена Шувалова, который теперь один ответственен за всю страну?! Или впору уполномоченных в каждом ставропольском селе сажать?..

 

 

Преимущественно несвободная. Так оценивают российскую экономику ведущие западные эксперты

 

В мире существует три признанных ежегодных рейтинга, позволяющих оценить уровень развития экономических свобод в любой стране. Самый известный так и называется - «Рейтинг экономической свободы» (Economic freedom), он составляется американским исследовательским институтом Heritage foundation и деловой газетой Wall Street journal. Полностью ознакомиться с ним можно на сайте www.heritage.org.
Итак, в нынешнем году безусловными лидерами рейтинга стали Гонконг, Сингапур и Австралия. Замыкают его коммунистические Куба, Северная Корея и Зимбабве. Россия заняла в рейтинге 113-ю строчку из 143 возможных. 
Авторы Economic freedom оценивают десять видов бизнес-свободы: налоговую, трудовую, финансовую, торговую и т.д. И почти по всем оцениваемым критериям Россия оказалась в хвосте европейских стран (хуже дела обстоят только в Республике Беларусь и Украине). 
Основные риски российской экономики, по мнению экспертов, следующие: стремительное усиление вмешательства государства в экономику, раздутый сырьевой сектор, гигантские масштабы коррупции, непреодолимые административные барьеры для инвесторов, слабость финансовой системы… 
В России практически отсутствуют правовые механизмы для защиты прав собственников: судебная система коррумпирована, рынок ипотечного кредитования в эмбриональной стадии, огромные масштабы имеет интеллектуальное пиратство. Ужасная ситуация с защитой инвестиционных прав: так, еще в 2008 году правительство закрыло вход для иностранных инвесторов в 42 стратегических сектора российской экономики. 
Хоть какой-то позитив авторы исследования углядели в российской налоговой системе. У нас самая низкая в Европе ставка подоходного налога (13%), а с прошлого года ставка налога на прибыль предприятий была снижена с 24% до 20%. 
Второе объемное исследование называется «Рейтинг легкости ведения бизнеса» (Doing business). Его составляет Всемирный банк, в подготовке рейтинга заняты более восьми тысяч юристов, финансистов, а также самих бизнесменов и чиновников из разных уголков планеты (положение дел в России оценивал 41 эксперт). Исследование доступно на сайте www.russian.doingbusiness.org.
В нынешнем году лидерами Doing business (как и предыдущего рейтинга Economic freedom) стали Сингапур, Гонконг, а также Новая Зеландия; в аутсайдерах африканские страны.
Россия среди 183 государств мира заняла 120-е место (по сравнению с прошлым годом мы опустились на две строчки). Симптоматично сравнение с результатами других постсоветских стран: Грузия на 11-й позиции, Литва - на 26-й, Латвия - на 27-й, Азербайджан - на 38-й, Армения - на 43-й... 
Хуже всего, по оценкам Всемирного банка, в России обстоят дела с получением разрешений на строительство - тут мы вообще на предпоследней в мире 182-й позиции. Если строго следовать букве закона, то, чтобы получить такое разрешение, бизнесмену нужно пройти в среднем 54 бюрократические процедуры, затратив на это 704 дня и $2 млн. (начиная от гонорара нотариусам и заканчивая платой за подключение к инженерным сетям). Это официально. Понятно, что такие административные барьеры возможно преодолеть только за счет щедрой «подмазки».
Всего авторы Doing business оценивают десять критериев легкости ведения бизнеса. Так вот, по простоте оформления таможенных операций Россия занимает 162-е место в мире; простоте найма рабочей силы - 109-е; регистрации нового предприятия - 106-е; ликвидации предприятия - 92-е...
А вот, скажем, по критерию «Обеспечение исполнения контрактов» (он показывает, насколько просто в суде разрешить стандартный коммерческий спор) авторы неожиданно возвеличили нашу страну до 19-го места в мире. Дело в том, что эксперты оценивали лишь формальные, количественные показатели, такие как размер судебной пошлины или гонорар адвокату. И хоть про коррумпированность российских судов знают во всем мире, количественно оценить ее вряд ли возможно. Иначе бы и по этому критерию мы оказались в самом хвосте списка. 
Наконец, третий рейтинг носит название «Международный индекс защиты имущественных прав» (IPRI); его публикует некоммерческая организация Property right alliance со штаб-квартирой в Вашингтоне. (Рейтинг доступен на сайте www.international propertyrightsindex.org.) Как и предыдущий, он составляется на основе опросов национальных экспертов в разных областях права и экономики. 
Уже много лет лидерами рейтинга признаются скандинавские государства Финляндия, Дания и Швеция, аутсайдерами - Венесуэла, Кот-д’Ивуар и Бангладеш. Наша страна получила интегральную оценку 4,3 (максимум - 10) и обосновалась в рейтинге на 43-й строчке из 53 возможных. Соседями по группе у нас оказались банановые республики: Гватемала, Кения, Мадагаскар...
Рейтинг включает три составляющие. По уровню защиты прав интеллектуальной собственности Россия на 30-м месте в мире из 53 возможных, по уровню защиты прав материальной собственности - на 38-м из 50, а вот по критерию «Правовая и политическая среда» - и вовсе на 44-м из 54. По мнению авторов IPRI, политическая система России крайне нестабильна, отсутствует реальное разделение властей, принципы верховенства права замещены коррупцией и кумовством. Причем среди трех десятков стран бывшего соцлагеря политическая ситуация хуже только в лихорадящей Киргизии.
Эксперты Property right alliance отмечают, что большинство стран мира использовали период финансового кризиса для того, чтобы структурно реформировать свои экономики. И только Россия отдыхала. За последние пару лет в нашей стране произошли лишь кой-какие косметические изменения: немного упростился доступ бизнеса и населения к кредитным ресурсам и ужесточилась защита патентных прав.

 

Нужен ли на Ставрополье уполномоченный по правам инвесторов?

 

Юрий БЕРЕЗИН, директор ставропольского филиала юрагентства «Центр правового обслуживания»: 
- Такая должность в крае просто необходима. Особенно сегодня, в рамках Северо-Кавказского федерального округа. Считается ведь, что округ создали лишь затем, чтобы отделить чистые финансовые потоки, идущие в предолимпийский Сочи, от серых потоков в национальные республики.
И то, что Ставрополье оказалось в этом нестабильном округе, многих  всерьез настораживает. А омбудсмен может своим личным авторитетом гарантировать инвесторам сохранность их вложений. Причем должность у него должна быть не ниже министерской. На Кавказе ведь менталитет особый: считается, что всерьез решать вопросы может только человек «с портфелем». 
Игорь ГЕРАЩЕНКО, руководитель краевого общественного Фонда защиты землевладельцев и сельхозтоваропроизводителей «Правозащита»:
- Вводить такой пост имеет смысл только на уровне федерального округа, в аппарате нового полпреда Хлопонина, чтобы курировал национальные республики. А на Ставрополье инвесторы и так чувствуют себя неплохо. Считаю, что краю нужен скорее уполномоченный по правам всех бизнесменов, а не только инвесторов. Права предпринимателей у нас вообще никто не защищает. Впрочем, даже если такая должность и появится, новому человеку понадобится года два-три на раскачку, чтобы разобраться, насколько в крае запущенная ситуация. 
Вячеслав КОСТРИЦКИЙ, начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о государственном и муниципальном контроле прокуратуры Ставропольского края:
- Наверное, нужен. Это должен быть некто вроде третейского судьи, человек с большим личным авторитетом, который сможет разрешать споры между властью и бизнесом. Причем это непременно должен быть выходец из бизнес-среды, который знает ее проблемы изнутри.
Главное, чтобы под благообразной вывеской не был создан очередной «пересыльный» орган, куда люди обращаются с конкретными жалобами, а их переправляют в другие ведомства. Бюрократов в крае и так хватает. 
Владимир РОХМИСТРОВ, руководитель Воронежского УФАС, в 1992-2009 годах руководитель Ставропольского УФАС:
- Нет, не нужен, он будет просто надувать щеки, а не работать. Противостоять тому беспределу, который сегодня творят на Ставрополье с бизнесом, могут не отдельные (пусть и честные) чиновники, а сплоченное гражданское общество и независимые СМИ. Да и сами бизнесмены должны активнее самоорганизовываться, чтобы сообща решать свои проблемы, тогда им никакой омбудсмен не нужен.  
Сергей ХАРИТОНОВ, сопредседатель краевого отделения «Опоры России»:
- Очень нужен. И я об этом, кстати, давно говорил и в думе, и в правительстве. Скажем, в Краснодарском крае давно отработана четкая административная система сопровождения инвестиций: каждый инвестор, который «заходит» в регион, получает своего чиновника-куратора. Во многих регионах существуют отдельные департаменты, управления по вопросам предпринимательства. А у нас в краевом Минэкономики даже отдела такого нет.  
Уполномоченный по правам бизнесменов не должен быть свадебным генералом, ему нужно дать широкий набор полномочий: чтобы он был вправе затребовать любые документы, присутствовать на закрытых мероприятиях (наши силовики очень любят такие проводить), выходить с законодательной инициативой. 
Валерий ПИЛИПЕНКО, управляющий ставропольским филиалом «Промсвязьбанка»: 
- Плодить бюрократию нет смысла. Любое предприятие и так имеет штат сотрудников, чтобы отстаивать свои права и законные интересы в налоговой инспекции, судах, чиновных кабинетах. И если на предприятии менеджмент находится на приличном уровне, никакие заступники и кураторы ему не нужны. 
Наивно полагать, что такой омбудсмен сумеет в одиночку решить такие проблемы краевой экономики, как рейдерство и незаконные банкротства. Это уже вопросы высшего краевого уровня: позитивный инвестиционный климат в регионе формирует не клерк среднего звена, а губернатор и правительство. 
Светлана ИЛЬЧЕНКО, главный редактор делового журнала «СБК» («Ставропольский бизнес и карьера»):
- Такой уполномоченный нужен в тех регионах, где местные власти не заинтересованы в развитии экономики. К счастью, Ставрополье к таким регионам не относится. Минэкономики края делает очень многое для привлечения инвесторов и развития предпринимательской среды.
Посмотрите, сколько за последнее время министерство запустило важных проектов: созданы бизнес-инкубатор, гарантийный фонд, внедряется принцип «одного окна», скоро появится венчурный фонд. А когда для бизнеса создаются такие условия, ему никакой омбудсмен не нужен. 
Ирина ЛЯКИШЕВА, первый заместитель председателя Торгово-промышленной палаты края:
- Уверена, нужен. Появление такой должности в крае - признак того, что власти всерьез заинтересованы в развитии региона через привлечение инвестиций. Работа с инвесторами кропотливая, ювелирная, поэтому это должен быть человек из бизнес-среды, но и с опытом госуправления. Главное, чтобы у него были реальные рычаги влияния, иначе как снимешь административные барьеры?!
Сергей ПОПОВ, президент Союза строителей края:
- Раз такая должность введена на федеральном уровне, значит, скоро уполномоченные появятся во всех регионах страны и федеральных округах. Подмечено еще на примере уполномоченных по правам ребенка. 
Необходимость в инвестиционных омбудсменах в регионах назрела давно, и на Ставрополье особенно. Чиновники не желают прислушиваться к мнению предпринимателей, а уполномоченный может стать эффективным посредником для решения споров власти и бизнеса. Это должен быть порядочный и честный человек, искренне болеющий за свой регион. Причем важным ресурсом его влияния должна стать публичность - огласка неприглядных фактов чиновничьего произвола через СМИ. 
Наталья СКОРКИНА, первый заместитель министра экономического развития края:
- Краю нужен такой человек. Это должен быть грамотный, опытный юрист, который в своей работе сделает упор именно на правовое консультирование. Наше министерство делает очень многое для того, чтобы повышать правосознание местных бизнесменов.
Но, видимо, наших усилий недостаточно - краевые предприниматели в общей массе еще плохо знают свои права и тем более не умеют эффективно их отстаивать. Об этом свидетельствует большое число жалоб от бизнесменов губернатору, в наше министерство и другие органы власти. 
Александр ДЬЯКОНОВ, депутат гордумы Ставрополя, директор сетей магазинов «Семья» и «Тройка»:
- А зачем вообще нужен такой уполномоченный? При условии, что все остальные органы власти эффективно и ответственно выполняют свои функции, никакой необходимости в этой должности нет. Это просто лишняя бюрократическая единица, появление которой подтверждает избитый «закон Паркинсона»: один чиновник плодит еще десять.  
Борис ОБОЛЕНЕЦ, председатель экономического комитета краевой думы:
- Введение такой должности на федеральном уровне - это признак полного бессилия власти. Этакий звоночек: коррупционная ржа в стране уже настолько все разъела, что к нам даже инвесторы не идут.
Впрочем, на уровне края появления такого омбудсмена было бы позитивным шагом, ведь бизнесменам уже некуда бежать жаловаться. Только это должен быть не местный, а федеральный человек (желательно из Москвы), не имеющий собственного бизнеса (иначе он просто будет лоббировать личные интересы).

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий