Поиск на сайте

 

 

В России началось объединение мусульманских организаций. Этот процесс в среде экспертов и самого духовенства воспринимается весьма неоднозначно, однако имеет все шансы на успех

 

Под присмотром Кремля
В отличие от ряда традиционных для России конфессий (православия, католицизма, буддизма), имеющих централизованную структуру управления, мусульманская община в 90-е годы оказалась раздроблена - на волне перестройки о себе громко заявил ряд духовных лидеров, между которыми тут же назрели конфликты идеологического, политического и личностного характера.
Простые верующие от этих склок остаются и далеки и бесконечно от них устали. Но самое драматическое, может быть, в том, что за годы раздрая произошел разрыв отношений между мусульманами волго-уральской и северокавказской территорий.
Об объединении мусульман заговорили сразу же после раскола, однако реальных шагов не последовало. И вот спустя полтора десятка лет наконец были предприняты  реальные попытки координации действий почти 60 муфтиятов (духовных управлений мусульман) России. В конце декабря прошлого года стало известно о создании рабочей группы, отвечающей за объединение, в которую вошли по три представителя от каждой из крупнейших и влиятельных мусульманских организаций страны - Совета муфтиев России, Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) и Координационного центра мусульман Северного Кавказа.
Понятно, не обошлось без участия Кремля: интересы государства на переговорах представляет Иван Демидов, начальник департамента гуманитарной политики и общественных связей Управления внутренней политики Администрации Президента РФ. 
Жесткие и непримиримые оппоненты вмиг стали союзниками. «Для нас особенно важен Коран, в котором призыв к единству звучит как обязательство», - любит повторять в интервью глава ЦДУМ Талгат Таджуддин, неизменно цитируя призыв пророка Мухаммеда: «Держитесь за ветвь Аллаха все вместе и не разделяйтесь». 
«Единение мусульманских организаций должно стать первой стадией объединения всего мусульманского сообщества России… При этом надо учесть не только пожелания различных религиозных центров, но еще интересы всей российской уммы(мусульманской общины. - Авт.)»,  - вторит вчерашнему оппоненту глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. 
Только положительное в объединительной стратегии видит руководитель Координационного центра мусульман Северного Кавказа муфтий Карачаево-Черкесии и Ставрополья Исмаил-хаджи Бердиев: «Для России сегодня главным является не организационное объединение, а укрепление духовного братства и взаимодействия между мусульманскими структурами, выстраивание добрых отношений с государством, нашими зарубежными братьями и исламскими международными организациями. Объединение нам нужно не ради объединения, а ради интересов России».

 

Совет да любовь
Первый раз объединительная рабочая группа заседала второго февраля в московской резиденции Совета муфтиев России. Следующие совещания пройдут 28 февраля в Болгарах (Татарстан) и 3 марта в Дербенте (Дагестан). 
По словам Таджуддина, «исторический процесс единения должен твориться на тех землях, откуда и началось распространение ислама на территории России» (впервые мусульмане на территории современного государства появились в Дербенте в VII веке, а через два с половиной столетия Волжская Булгария официально объявила о принятии ислама).
После того как рабочая группа сформулирует предложения по объединению, будет организована согласительная комиссия. Просматриваются  также контуры будущей структуры мусульманского «патриархата».
Скорее всего, это будет коллегиальный консультативный орган (например, Высший совет мусульман России). По мнению инициаторов объединения, это создаст основы взаимодействия не только между духовными управлениями и государством, но еще между самими ДУМами.
Возглавить консультативный совет может один человек (верховный муфтий России) или, что наиболее вероятно, главы всех трех ведущих мусульманских сообществ. Не случайно Таджуддин в интервью подчеркивает, что говорить следует не о новой структуре, а «об объединении усилий в духовно-нравственном возрождении». 
Сам Таджуддин на посту верховного муфтия России видит главу Совета муфтиев Равиля Гайнутдина. В заместители ему прочат муфтиев Чечни (Султана Мирзаева) и Татарстана (Гуман-хазрата Исхакова). А главным шариатским судьей может быть назначен глава Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил-хаджи Бердиев. Себе же Таджуддин отвел ключевую роль шейха-уль-ислама (верховного духовного наставника).
Очевидно, что объединение приведет к появлению новых профильных управлений, курирующих работу по наиболее актуальным направлениям: окормлению армейских подразделений, молодежной политике и соцзащите, изданию религиозных книг и периодических изданий исламской тематики, строительству мечетей, организации хаджа, развитию халяль-производства (выпуска продукции, соответствующей нормам шариата).
Но одну из самых главных задач инициаторы объединения видят в создании единых стандартов образования в исламских школах и университетах, это должно остановить паломничество в Россию самозванцев из арабских стран, сеющих среди народов ненависть и вражду.
Реформаторы надеются, что объединение не остановится на уровне носителей духовного сана - муфтиев и имамов, - а в полной мере коснется мусульманских активистов, ученых, экспертов, общественных деятелей. Только в этом случае можно действительно говорить о появлении единой российской уммы, способной органично интегрироваться в мировую общину.

 

С надеждой на понимание
Впрочем, идею объединения на ура восприняли далеко не все. Так, с резкой критикой новаций выступил муфтий Пермского края Мухаммедгали Хузин, совсем недавно бывший правой рукой у Таджуддина: «Сегодняшние попытки объединительного процесса скорее носят характер сговора или торга между кланами, которые пытаются перекроить духовное пространство России в угоду интересов одной семьи и нескольких кланов. 
Такие шаги, где никто не удосужился спросить мнение региональных общин, мусульманской интеллигенции, элиты, общественных объединений, в конечном счете приведут к усугублению разобщенности мусульман страны
».
Известный исламовед Роман Силантьев и вовсе не уверен в том, что попытка объединения окажется успешной. «Скорее всего, она вызовет новый виток противоречий, поскольку любой передел сфер влияния ведет к потере постов серьезных «игроков» на мусульманском поле, - рассуждает эксперт. - Кроме того, претензии кавказских мусульман на руководство могут вызвать раздражение у татарских мусульман... Совет муфтиев России, в особенности Московский муфтият, получает финансирование несопоставимо большее, чем ЦДУМ. Одни только легальные иностранные инвестиции составляют около миллиарда рублей ежегодно. А значит, силы все же не равны и их уравнивание будет выгодно далеко не всем».
Более того, Силантьев не исключает, что объединительный процесс  - это настоящая спецоперация по созданию общественно-политической структуры, лидеры которой мечтают оказывать влияние на первых лиц России.
В случае успешной реализации проекта, по словам исламоведа, «федеральной власти пришлось бы вести диалог уже не с привычными муфтиями, а с политиками и бизнесменами от ислама, которых раньше не пускали даже на порог серьезных ведомств». В таком случае лидер российских мусульман в перспективе может претендовать на пост мусульманского вице-президента страны, о введении которого заявил Совет муфтиев еще в 2005 году.
Против новации уже выступили ряд региональных муфтиятов, подчиненных Совету муфтиев России. И только в Координационном центре мусульман Северного Кавказа наблюдается полное единодушие по вопросу объединения, что дает основание предположить: истинным вдохновителем процесса является чеченский лидер Рамзан Кадыров.
В этом, в частности, не сомневается председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль: «Кадыров понимает, что единое духовное управление мусульман сопоставимо по степени влияния с Московской патриархией».
По его словам, Кадыров давно имеет амбиции политика федерального уровня, а влияние в новой религиозной структуре может обрести через муфтия Чечни Султана Мирзаева, которого прочат в замы руководителя консультативного совета.
Ясно пока одно: затяжная вражда больших мусульманских лидеров отнимает у них немало сил и энергии, негативно отражаясь на всех верующих. Рядовые мусульмане и имамы устали от конфликтов, они искренне надеются, что начавшиеся в религиозных верхах переговоры об объединении благостно скажутся на их общинах.

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН

 

Что даст Северному Кавказу объединение мусульманских организаций России?По просьбе «Открытой» ситуацию комментируют эксперты из разных регионов страны

 

Виктор ЧЕРНОУС, политолог-кавказовед, руководитель Центра системных региональных исследований и прогнозирования Южного федерального университета и Института социально-политических исследований РАН, профессор (Ростов-на-Дону):
- Объединительная идея не нова, время от времени ее пытаются реализовать на практике еще с тех пор, как исламская умма России распалась на ряд самостоятельных «княжеств».
Перспективы, на мой взгляд, заманчивы, при положительном решении задуманного мы можем получить модернизированный, более светский ислам.
Но я хотел бы предостеречь инициаторов реформы от переусердствования в использовании административных рычагов. В противном случае есть риск добиться обратного эффекта и только подыграть радикалам. Действовать надо предельно аккуратно, честно, не спеша, жертвуя личными амбициями. В общем, многое будет зависеть от мастерства конструкторов новой модели.

 

Сергей ВОРОБЬЕВ, политолог-кавказовед, кандидат политических наук (Ставрополь): 
- Любое объединение - процесс всегда позитивный. Наглядно это видно на примере Русской православной церкви, которая недавно объединилась с РПЦ за рубежом, а сейчас сближается с католичеством, армянским и грузинским патриархатами.
Мне откровенно импонирует, что Кремль тесно взаимодействует с РПЦ в рамках создания единого, духовно крепкого государства. И если мусульмане пойдут по этому пути, я только за. Но отдельным лидерам при этом придется переступить через личные амбиции.
Особенно объединительный процесс важен для Кавказа: только сплотившись, мусульманская община сможет противостоять экспансии ваххабизма, успешно продвигать идеи традиционного ислама.

 

Хажисмель ТХАГАПСОЕВ, координатор Общественно-консультативного совета при президенте Кабардино-Балкарии, доктор философских наук, профессор Кабардино-Балкарского государственного университета (Нальчик):
- Я смотрю на происходящее с настороженным оптимизмом. Безусловно, объединение мусульманских умм необходимо. Все раздоры и бедствия в мусульманском мире России происходят из-за политических и личных разногласий. Мы должны ориентироваться на РПЦ, которая сегодня является просвещенной и ответственной силой - в духовном, гражданском и политическом плане. 
Конечно, объединение натолкнется на массу подводных камней, но трудности преодолимы, а результат стоит того, чтобы потрудиться на этой ниве. Особенно это важно для Кавказа, страдающего хронической религиозной разобщенностью.

 

Алексей МАКАРКИН, вице-президент Центра политических технологий (Москва): 
- Ислам, в отличие от православия или католичества, религия полицентричная, то есть не предполагающая единой иерархической организации. В советское  прошлое мусульманскую общину скрепляла мощная идеологическая надстройка, но когда эти скрепы вынули, конструкция распалась. С тех пор были многократные попытки объединения, но все они заканчивались неудачей. Причин тому масса. Например, региональные различия ислама. 
Также объединению мешали практикуемые в общинах подходы к работе: Таджуддин проводит политику, направленную на дружбу с Русской православной церковью, а Гайнутдин упирает на миссионерство, что не принимают православные священники.
Смогут ли ужиться под одной крышей столь разные структуры? Даже если удастся создать некий объединяющий консультативный совет, он, скорее всего, будет фасадом, а до разрешения накопившихся противоречий дело не дойдет.

 

Рашид ХАТУЕВ,  старший научный сотрудник отдела этнографии Института гуманитарных исследований при правительстве Карачаево-Черкесии, кандидат исторических наук (Черкесск):
- Исторически, еще с царских времен, сложилось, что мусульмане Северного Кавказа, Татарстана, Башкирии и Закавказья не поддерживали тесных связей, а потому развитие мусульманских обществ шло разными путями. На волне перестройки в конце 80-х в мусульманской среде юга России начались разброд и шатания.
Вскоре, правда, появился Координационный  центр мусульман Северного Кавказа, учрежденный духовными управлениями мусульман республик (сначала эту должность занимал муфтий Ингушетии Магомед-хаджи Албогачиев, потом его сменил муфтий КЧР и Ставропольского края Исмаил-хаджи Бердиев).
Но в том-то вся и беда, что Координационный центр так и не смог по-настоящему объединить и сплотить мусульман нашего региона, а центробежные процессы дают о себе знать и по сей день.
Объясните мне, как можно заниматься объединением мусульман в масштабах всей страны, если эту идею не удалось реализовать на своей территории?
Мне часто приходится общаться с рядовыми верующими, и многие из них придерживаются такой установки: под татарами и башкирами ходить не будем! Так что в необходимости создания некоего консультативного совета я очень сомневаюсь. Учредить его можно лишь при неограниченном использовании административного ресурса, но в таком случае об эффективной работе объединяющей надстройки и говорить не приходится.
 

Сергей ДОХОЛЯН, заведующий отделом структурных преобразований экономики Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН, доктор экономических наук, профессор Дагестан-ского государственного университета (Махачкала):
- Ничего позитивного в таком объединении я не вижу, это сугубо политический процесс. Сейчас в стране укрепляются позиции РПЦ: церковь внедряется в армию, школу, вузы, СМИ. И мусульман как представителей второй по численности религиозной группы России это, конечно, задевает. 
Я вижу, как бюрократические структуры российского ислама хотят стать вровень с РПЦ. Но это чревато расколом российского общества по религиозному принципу.

 

Борис КОЙБАЕВ, заведу-ющий кафедрой новой и новейшей истории и исторической политологии Северо-Осетинского государственного университета, доктор политических наук, профессор (Владикавказ):
- Я надеюсь, что этот процесс будет поддержан федеральными и региональными властями, которые наконец-то осознали опасность раздробленности мусульманской общины! 
Когда община едина, ее трудно раскачать врагам. В первую очередь это относится к Северному Кавказу с мощной экспансией ваххабизма, где экстремистски настроенные имамы занимают официальные должности. 
Когда будет создана единая мусульманская структура, непременно возникнет координация по ряду накопившихся проблемных вопросов. Безусловно, это только укрепит национальную безопасность.

 

Опрос провели
Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий