Поиск на сайте

 

 

Но не смогли выплакать у вице-губернатора и министра образования права жить в родном детдоме и общаться с дорогими людьми  

 

На прошлой неделе 16-летняя Женя Макарьева выбросилась из окна третьего этажа ессентукского детдома. Еще днем 1 сентября девушка с подругами мирно сидела в беседке на территории детского дома в Ессентуках. Подошли взрослые парни, учащиеся одного из учебных заведений города. Ребята стали приставать к девушкам.
Поздно вечером один из них позвонил Жене по мобильному, как говорят, все с теми же гнусными предложениями. Напуганная и растерянная девушка, и без того находившаяся в состоянии стресса (о его причинах - чуть ниже), метнулась к окну - ее даже не успели остановить. Никто не успел сообразить, что произошло. 
Подруги Жени предполагают, что она испугалась сексуальных домогательств и решила свести счеты с жизнью. («Раз уж мы и тут никому не нужны».) 
Комментировать происшествие заведующая ессентукским детдомом Елена Зиновьева отказалась, сославшись на то, что находится в данный момент рядом с Женей в реанимации. 
Это ЧП случилось спустя пять дней с момента прибытия в Ессентуки воспитанников полтавского детдома Курского района, в числе которых была и Женя Макарьева из поселка Балтийский рабочий. Ее поступок стал кульминацией драмы, которая начала развиваться по нарастающей еще в июне. 
Тогда коллективу и воспитанникам было устно объявлено о ликвидации детдома. С такой убийственной для коллектива и детей новостью в Курской район приезжала замминистра образования Галина Зубенко. 
Затем министр Алла Золотухина издала приказ №580 от 23 августа 2010 года, согласно которому 40 курских сирот в спешном порядке, до 31 августа, должны быть переведены в ессентукский и степновский детские дома. Соответственно, коллектив из 40 человек полтавского детдома предупрежден об увольнении в связи с ликвидацией учреждения, и ему должен быть оформлен вынужденный простой. 
Звучит как расправа. 
Дети рыдали месяц. Детдом в селе Полтавском девять лет был для них единственным родным домом. Понять, почему его ликвидируют, дети не могли. Разговоры воспитателей о какой-то экономической целесообразности и оптимизации затрат рвали душу, но ясности не добавляли. 
В день, когда секвестр материализовался, дети уже не просто рыдали. Они выли, бились в истерике, висли на шее воспитателей. 28 ребятишек от 4 до 18 лет категорически отказывались садиться в автобус и уезжать в Ессентуки, в чужой для них детский дом. 
Воспитатели, которые тоже пребывали в шоке, пытались ободрить детей, но у них самих подкашивались ноги и лица опухли от слез. 
Село Полтавское надолго запомнит этот черный день, 28 августа. Автобус ехал по улицам, а из него по всей округе разносились душераздирающие детские вопли. 
16-летняя Тамара Пояркова с горечью рассказывает: «Мы же просили министров, писали письма, объясняли, что нам хорошо тут. Воспитателей мы полюбили, как родных, мы их мамами зовем! Не хотим мы никуда отсюда уезжать! Мы все время плачем. Пожалуйста, помогите нам!»
Какое же надо иметь каменное сердце, чтобы игнорировать мольбы. Вице-губернатор Василий Балдицын и министр Алла Золотухина, которые сами имеют детей, отчаяние чужих детей к сердцу не приняли. Ни на детские письма, ни на просьбы воспитателей ответов нет.
У нас есть видеозапись погрузки в автобус захлебывающихся в рыданиях детей. Без содрогания это видео смотреть невозможно. Можем и вам показать, господа министры. Должно же ваше сердце что-то чувствовать, кроме вкуса власти. Или совсем все так плохо? 
Непонятно, почему в министерстве образования не нашлось ни одного психолога, который бы спрогнозировал дальнейшее после ликвидации детдома развитие событий? 
Тяжелую адаптацию в чужом коллективе, нервные срывы - вплоть до суицида, неизбежные побеги…
А кстати, куда дети прибегут? В Полтавку? Но там - только сиротливый, ошеломленный коллектив, ожидающий приказа о своей участи. 
Конечно, домашним борщом беглецов накормят. А дальше-то что? Под забор? Или силой обратно? Чтобы сломанная душа ожесточилась и сама начала ломать через колено тех, кто слабее? Хороша же перспектива воспитания новых членов общества… 
19 августа в минобразования прошло совещание «О проведении на территории Ставропольского края  эксперимента по введению Уполномоченного по правам ребенка в каждое образовательное учреждение края». Очень актуально. И главное - своевременно. Ведь в эти же дни по вине того же минобразования в селе Полтавском рыдали 40 детей... 
 На свои письма Балдицыну и Золотухиной они уже не ждали ответов. И уже не верили, что кому-то вообще может быть интересна их судьба. 
Впервые о реорганизации детских домов в крае громко заговорили осенью прошлого года. Экономия в сумме 56 миллионов рублей представлялась краевым чиновникам весомым доводом для ликвидации этих учреждений. Выбирали между детьми и – деньгами. Экономия на полтавском детдоме – 10 миллионов рублей в год. 
Официально в приказ мин-образования №580-пр о переводе воспитанников полтавского детдома в соответствующие учреждения Ессентуков и Степновского района заложено очередное революционное завоевание краевых чиновников - широкомасштабная работа по определению детей-сирот в семьи.
В прошлом году таких счастливчиков было в крае, оказывается, аж 1500, а за полгода нынешнего - еще 700. 
Удивительные цифры. Хотя вот из полтавского детдома за последних два года в семью попали всего два ребенка, девять были взяты под опеку, но вернулись обратно. Ессентукский детдом тоже не может похвастать массовым исходом сирот в семьи. 
Факты усыновления или опеки сирот всегда эксклюзивны, единичны. Да и финансовое положение ставропольских семей никак не способствует динамике усыновлений. Так что цифирь в министерском приказе представляется лукавой. 
Если же посмотреть на ситуацию под другим углом, можно увидеть 40 новых безработных. Для небольшого села это катастрофа. Работа в детдоме была единственным источником доходов сотрудников, о чем они тоже писали в своих письмах в краевое правительство.
И в надежде тронуть чиновные сердца рассказывали, как хорошо и дружно жил детдом. Без наркотиков и проституции. Воспитывая детей в лучших традициях деревни. В труде, уважении к старым и малым, в любви к природе и миру. В целомудрии, которое для Жени Макарьевой было такой незыблемой основой, что она не смогла пережить даже посягательства на нее, тем более в период своего особого одиночества и ощущения ненужности никому. 
Все это происходило на фоне сильнейших переживаний от переезда в чужое место, в чужой детдом, к чужим людям, которые еще и не успели утешить, приголубить новых ребятишек.
Кстати, создание жизненной ситуации, в представлении потерпевшего являющейся «тупиковой», близкой к состоянию безысходности, подпадает под статью 110 УК РФ «Доведение до самоубийства». Так что правоохранителям есть, над чем поработать. 
Уполномоченный по правам человека Алексей Селюков оказался единственным, кто сразу оценил всю сложность детской проблемы. В своем письме к Золотухиной краевой омбудсмен сообщает: «Воспитанники категорически против (закрытия их учреждения - Авт.). Они считают, что их детский дом является одним из самых лучших в крае, имеет свои традиции и высокие результаты в образовательной и спортивной деятельности и стал для многих его выпускников родным домом, в котором всегда можно найти поддержку и понимание… 
В сентябре прошлого года сотрудники аппарата Уполномоченного совместно со специалистами Ставропольского краевого «Фонда Мира»,  в рамках программы правового просвещения молодежи, посетили детский дом №21, который в отличие от Ставропольского детского дома… произвел на них самое благоприятное впечатление… Уютные помещения, жизнерадостная атмосфера, уважение и понимание педагогических сотрудников - все эти признаки благополучия имеются в детском доме №21». 
Алексей Селюков напоминает, что воспитанники детдома «имеют право на защиту своих прав и интересов, удовлетворение потребностей в эмоционально-личностном общении. При закрытии детского дома, возможно, данные права будут нарушены».
Уже не «возможно», а – факт.  
«Каждый день кто-то из наших плачет», - сказала мне по телефону воспитанница детдома Тамара Пояркова. 
И рассказала о первой стычке: взрослые ессентукские детдомовские ребята стали обижать полтавских малышей. В ход пошла ненормативная лексика. Тамара вступилась за своих и получила отпор. В том числе от воспитателя. 
- Представляете, она закричала на меня: «Пошла вон!» - едва сдерживаясь, чтоб не расплакаться, рассказывала Тамара. – Пожалуйста, напишите об этом! Я собралась рассказать заведующей об этом, но ее не нашла, вот вам и звоню… 
Обычная детская ссора для уверенной в себе, смелой Тамары и то оказалась непосильной, раз девушка, как за соломинку, схватилась за телефон, чтобы позвонить журналисту. 
Женя Макарьева никому звонить не стала. Она просто выбросилась из окна. А что происходит в головах и душах остальных 26 ребят?  
Заведующей детдомом в Ессентуках  Елене Зиновьевой не позавидуешь. Конечно, она молодец. Организовала по прибытии полтавских новичков дискотеку, отправила на экскурсию в Архыз, теперь вот в санаторий их определяет. Понимает, что такое адаптация сирот в новом коллективе. И ничего плохого в реорганизации не видит.
Да и вообще: Ессентуки – красивый город, климатический и бальнеологический курорт. Многие мечтают жить здесь. Многие. Но не дети, тем более сельские, сорванные с родных мест. 
По мнению Алексея Селюкова, если бы сотрудники полтавского детдома были активнее, они бы не позволили ликвидировать учреждение: «У нас были случаи, когда удавалось повлиять на ситуацию, но для этого люди должны сами отстаивать свои права». Это так. Затурканный народ за себя постоять не может. Смотрят воспитатели на приказ минобразования и видят в нем непреодолимую преграду. «Плетью обуха не перешибешь». 
Но и винить воспитателей язык не поворачивается. Они законопослушны и сделали все, что могли. Все пороги обили, письма по всем инстанциям разослали. А то, что министры на письма и на детей «забили», не воспитателей вина. 
Краевые чиновники кивали друг на друга и на районные власти. А глава администрации Курского района Сергей Логвинов кивнул на край, который финансировал детдом. «А мы к этому отношения никакого не имеем». Однако, по словам членов коллектива полтавского детдома, его ликвидация была инициирована именно Логвиновым, о чем воспитатели неожиданно для себя узнали на приеме у министра образования Аллы Золотухиной. 
А что? Очень неплохое помещение занимал детдом. С дорогостоящей, недавно приобретенной пожарной сигнализацией, системой видеонаблюдения. На окнах – новенькие стеклопакеты, территория благоустроена… Не мудрено взглядом зацепиться да мыслью прикипеть. 
А 10 миллионов можно подсказать дорогому правительству, где сэкономить, да на другие, более «полезные», дела направить. Может, на новый белый рояль для губернатора. А может, на создание благоприятного имиджа края. В котором дети-сироты выбрасываются из окон… 
… Детские дома – не самая красивая страница в жизни России. Будем честными: это уродливое пятно на теле государства. 
Наверно, когда с лица земли исчезнет последний детдом, мы будем совсем другим обществом совсем других людей. И это будет нашей общей победой над духовно-нравственной деградацией. Мы станем страной, в которой главными приоритетами будут мир и любовь, а плодом этой любви – здоровое и счастливое потомство. Которое в страшном сне не представить лишенным родителей. По пьянству ли их беспробудному, по смерти ли преждевременной, по паразитическому ли образу жизни… 
Когда не будет детдомов, мы будем уже не мы. Но этот процесс должен быть естественным. Обществу нужно до этого апогея дозреть, стать, как минимум, ответственным и милосердным. Но пока это, увы, утопия…

 

Елена САРКИСОВА
Георгиевск

 

Анатолий23 сентября 2010, 22:38

 
 
 
 

Господа, да имейте же ві совесть. Разбираясь с начальством не добивайте Ессентукский детдом. Ведь взяв случай с девочкой совершившей очередную суицидальную попітку, прежние біли в "любимом Полтавском детдоме", ві извратили факті. Елена, Ві хоть в глаза видели єту Женю? Или ходили по палатам Ессентукского детдома? Ві в глаза детям заглядівали? Придите к детям, и прочтите им Вашу статью. Думаю что Ві многое о себе узнаете. Только не надо потом обвинять их в "сексуальніх домогательствах", они детки спецфические, что думают то и говорят, на чистом русском матерном. Єто, я думаю скажут Вам многие детки, и старіе и новіе, но все они наши. Чтож Вам копаться в грязном белье, и поливать людей грязью, а нам вітаскивать детей. У каждого свои человеческие принціпі.

Сергей23 сентября 2010, 22:36
 
 
 
 

Безусловно кто-то имеет виды на здание. Примитивно все, дерзко и нагло. Нет, не возьмется народ за топор.

Сергей18 сентября 2010, 22:28
 
 
 
 

Это местная власть прогибается перед краевой, всмысле инициатива края, а местные молча поддержали. "Вот мол мы экономим бюджетные деньги"

Потап16 сентября 2010, 22:57
 
 
 
 

Курская и район- это как Хабез -страна загадок и чудес! там реально все очень все плохо

Юрий16 сентября 2010, 12:16
 
 
 
 

Думаю, что скорее всего, закрытие детского дома обусловлено необходимостью передачи здания в чье-нибудь владение, по видимому очень крутого и важного.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий