Поиск на сайте

 

 

Погрузиться в глубины истории Ставрополя, достав до самого дна древнего моря, призывает краевед Василий Гаазов

 

О том, что историческое и природное великолепие краевого центра исчезает под напором цивилизации, говорят давно и повсеместно - в прессе, во властных кабинетах, на ученых форумах. Дружно соглашаются в том, что город нуждается в бережном и нежном к себе отношении, ибо тут наши корни, а потомки ждут от нас в наследство не руин, не утрамбованного многоэтажками чернозема, а тенистых аллей, прозрачных родников, густых и чистых лесов, аккуратных домов с сохранившейся на фасадах лепниной позапрошлого века.
Говорим много и красочно, вроде как понимая, что делать. А город, сложенный по кирпичику прадедами, теряет свой живой облик. Тогда в порядке критики выясняем: кто виноват?
Принято считать, что власть. Она, мол, торгует землей под коммерческую недвижимость, отдает «своим» уникальные лесные массивы под чудовищные коробки автосалонов, незаметно, но методично избавляется от старых построек, которые могли бы стать небольшими музеями - купеческого быта, архитектуры, археологии, природы.
Но о том, что угасание импульсов, отвечающих за связь времен, происходит еще и от невежества рядовых горожан, говорить как-то не принято. На днях вандалы вывернули на бульваре Ермолова полтора десятка урн, разбросав их по всей аллее. Кто их воспитывал, учил, не с луны же они свалились? Посмотрите, во что превратили Мамайку, Ташлу, Мутнянку, Карабинку, Гремучку, Члу, Вербовку те, кто обосновался в живописных местах по руслам рек. Памятники истории исписаны матерщиной, исчерканы свастиками. И при чем же тут власть?
В чьих руках находится судьба нашего города, с корреспондентом «Открытой» поделился краевед, эколог, педагог, писатель, автор ряда исследовательских, философских и поэтических сборников Василий ГААЗОВ.

 

- Василий Леонидович, вы, как соавтор известного исследовательского труда о Ставрополе и его окрестностях, смогли бы назвать самое главное событие в истории города, такое, чтобы мы, его жители, могли ощутить себя частью чего-то большого, великого, вечного?
- Как известно, год основания Ставрополя - 1777-й, и с тех пор в его истории было немало событий по-настоящему достойных. Само появление и становление города уникально, неповторимо, а потому может стать предметом гордости. Но вот что, если за точку отсчета принять дату не рождения города, а его зачатия, как это принято в культуре востока?
- В какие же времена предлагаете перенестись?
- Очень далекие. Ведь все мы, жители Ставрополя, ходим по дну древнего Сарматского моря, которое тут плескалось миллионы лет назад, а раковины под подошвами наших ботинок когда-то были живыми моллюсками. Свидетельство тому - огромная коллекция отпечатанных в камне листьев, веток, водорослей, жучков, рыб, которую я собирал всю свою сознательную жизнь. 
Мы - дети Сармата, и от осознания этого у меня просто все вибрирует внутри! Колесишь с утра до ночи по морскому дну - ну не чудо ли? 
- И все же непросто ощутить себя эдаким морским владыкой, когда кругом асфальт, машины, дома...
- Всего-то нужно чуточку воображения. А поможет в этом знание о геологическом строении города. Ставрополь, напомню, расположился на возвышенности, сверху вниз состоящей из трех мощных пластов: ракушечника, песка и глины, а в окрестностях города еще сохранились кристально чистые родники. 
Лет сто назад они били повсюду, особенно у подножия Крепостной горы. И это тоже наследие Сарматского моря. Попробуйте воды из родников Русского леса, ощутите себя частью большой истории, даже за город не надо выезжать.
- Раз уж заговорили о том, что мы пьем, позвольте упомянуть о вашем «Путеводителе по Сенгилеевской котловине». Как чувствует себя этот единственный источник пресной воды для Ставрополя?
- Серьезных опасений нынешнее состояние Сенгилея пока не вызывает. Но надо понимать, что ничто не вечно под луной: водоемы рождаются, живут, умирают. Придет время - и Сенгилеевское водохранилище тоже станет непригодным для питья, и для этого есть объективные причины.
Постепенно происходит заиливание водоема, он мелеет, за счет чего нижний, соленый слой поднимается, перемешиваясь с пресным. А вода Сенгилея - это жизнь, и одними родниками Ставрополь не напоить. 
Надо бы организовать мониторинг, разработать комплекс мероприятий по очистке водоема, продлить его жизнь. Но куда проще рассуждать об уникальности озера, о том, какая в нем редкая водится рыба. 
- Ну, не скажите, вон сколько газеты пишут о том, что и Сенгилей, и парки, и леса вокруг Ставрополя нуждаются в охране и защите...
- Говорим много и даже правильно, но как ни крути, а город из природной среды, чем мы всегда заслуженно гордились, неуклонно превращается в социальную. Меньше зеленых уголков, больше залитых бетоном автостоянок, безобразных высоток, завешенных безвкусной рекламой. 
Чтобы реально уберечь Ставрополь, надо знать его и любить. Это главный принцип, который позволит сохранить город. Причем знания и любовь надо прививать с самого детства, занявшись этим немедленно и повсеместно. Упустим время - потеряем целое поколение. Тогда уж за сохранность поздно будет хвататься, если вообще энтузиасты найдутся.
- По этому принципу и строится работа городского «Эко-центра Человека», который вы возглавляете уже полтора десятка лет?
- Да, и со временем мы далеко ушли вперед. Первоначально Эко-центр имени Владимира Георгиевича Гниловского, нашего замечательного краеведа, ученого, гражданина, патриота, создавался как кружок для детей, интересующихся историей и природой Ставрополя, при 25-й гимназии. 
Прописку свою мы сохранили, но постепенно вышли на краевой уровень. А заодно раздвинули рамки самого понимания экологии - от бытового до космического.
- То есть?
- То есть вместе с детьми постигаем мудрость, которая кроется не только в знаниях человечества, но и в самой природе, наполненной смыслами высшими и истинными.
Деревья, речки, горы, птицы - вот настоящий кладезь гармонии, в отличие от пустых по своей сути и ложных ориентиров, навязанных политической пропагандой. Работа наша в том, чтобы понять извечные и общие для всех нас законы природы.
- Какие же, например?
- Например, закон меры. Посмотрите, как в лесу себя ведем. Грибы и цветы с корнями выдираем, шиповник и боярышник обираем, переломав в округе все ветки... Жадно, безоглядно, не думая. А не таскали бы черемшу сумками домой, не рвали бы пролески, подснежники, крокусы огроменными охапками, гляди, и не попали бы они в Красную книгу.
Но если смотреть шире, то мера должна быть во всем, не только в общении с природой. «Учитель, научи нас трудной науке среди людей оставаться человеком, научи нас в больном видеть своего брата без различия религии и общественного положения, научи нас любить правду, пред одной ею только преклоняться...», - писал Федор Петрович Гааз, русский немец, «святой доктор», исследователь Кавказских Минеральных Вод.
- Но многие ли нуждаются в этой мудрости?
- Если хотим передать потомкам красоту и силу нашего города, важно еще сохранить самих себя, чистоту и свежесть идеалов. 
А вот как не поддаться лжи, не утратить чувство реальности в стремлении заработать и обустроить быт, не состариться духом, не отступиться от заветной мечты, не отчаяться и в то же время как правильно реагировать на идиотизм современного мира, и учит нас природа. Но лишь тех, кто осознает себя ее частью, а не безраздельным хозяином. 
- Жить наедине с природой - что значит это для вас?
- Удивляться и восхищаться с непосредственностью ребенка, размышлять, спорить, увлеченно работать. А еще - не отвергать собственную историю, принимать ее такой, какая она есть, пусть даже самой горькой и нелицеприятной. Верить в то, что ты делаешь, помогать другим.
- И что, всегда получается так жить, рутина, однообразие не одолевают?
- Не без этого, конечно. Но если даже самого творческого человека и оптимиста заставить ежедневно заполнять какую-нибудь анкету, он скоро почувствует, как опускаются руки. Состоянию этому надо сопротивляться. 
Вот тут и выручит природа: побродите по лесу, поздоровайтесь с царем Берендеем, поднимитесь хоть раз на Стрижамент, если там не были, погуляйте по берегу Кравцова озера, да просто выйдите в город, всмотритесь в старые стены домов, прикоснитесь к семисотлетнему дубу в Центральном парке...
- Наверное, школьникам экскурсии устраиваете регулярно?
- А как же! И обзорные проводим, и тематические. Рассказываем о природе, о людях, об уцелевших зданиях, о тех, которых уж нет - православных храмах, костеле, синагоге. Отдельная тема - украшающие фасады домов и заборы солярные символы, своего рода обереги.
Кроме того, любой поход органично связан со временем года. Одно дело, когда ели, балюстрады, скульптуры покрыты шапками снега, другое - осыпаны красками осени. От времени года и композиция экскурсии зависит.
- Вижу у вас на полках сборники по итогам эколого-краеведческих чтений. Это исследования вашего центра?
- Да. А сами чтения посвящены памяти Владимира Гниловского, которого, как мне кажется, стали незаслуженно забывать. Публикуем его работы, не потерявшие актуальности и по сей день. Но главное - к работе привлекаем самих школьников, поднимаем актуальные и просто интересные темы. Почему, скажем, Георгиевск не стал курортом, что представляет собой природный комплекс парка Победы, экология бульвара Ермолова...
- И в каком же состоянии находится бульвар, по-моему, сегодня это одно из самых ухоженных мест в городе?
- Чтобы судить об этом, надо было провести мониторинг, это отправная точка всех исследований. Мы пересчитали деревья, отметили их виды, возраст, болезни. В этом смысле картина относительно благополучная: деревья обновляют, землю завозят, дворники работают на совесть.
Другое смущает: верхняя часть бульвара оказалась изуродована чудовищным новостроем, старые дома по обе стороны улицы потеряли свою привлекательность под толстым слоем рекламной продукции и иллюминации.
- Но тут уж ничего не поделать, центр города как-никак, на него и самая мощная социальная нагрузка...
- Да, но это еще и знаковое место, требующее трепетного к себе отношения. Бульвар этот создавали наши прадеды, и сохранить его - святая обязанность современников.
Поставили бюст Алексея Петровича Ермолова, почтили память полководца. А разве о самом бульваре заботиться не надо? И дело не только в том, сколько на нем и каких деревьев, а еще - является ли он отражением того прежнего, купеческого Ставрополя, вписанного отдельной главой в историю города. Удивляюсь, кому могла в голову прийти чудовищная мысль установить на бульваре пластиковые лавки в кислотном стиле?
Только глубокое проникновение в историю, ее непредвзятое осмысление защитит нас от участи перекати-поле - куда поманили копейкой, туда и несемся. И это как раз к вопросу о том, что все мы, горожане, дети Сарматского моря, наш фундамент - известняк-ракушечник. А без фундамента и дом не построить.
- Интересно, для вас еще остались тайны на дне Сарматского моря?
- Полно! Почему, например, оборонительную крепость сначала назвали Московской, а спустя месяц переименовали в Ставропольскую? Почему в городе так много масонских символов? Существует ли подземный Ставрополь?.. 
- Мне кажется, что со введением Единого госэкзамена все эти сложности, о которых вы говорите сейчас, современному ребенку окажутся просто не нужны...
- О том, что такое ЕГЭ, разговор отдельный. На мой взгляд, это лишь одна из форм проверки знаний. Не самая эффективная, но иногда необходимая. Например, с помощью ЕГЭ можно проэкзаменовать ребенка, который сильно заикается. Но таких в российских школах, насколько мне известно, немного, а ЕГЭ ввели повсеместно. 
В этих условиях значимость нашего экологического центра только возрастает, мы ведь учим думать, сопоставлять, анализировать, делать выводы, без чего ребенок не может состояться как личность.
Иное дело, что сам центр едва сводит концы с концами. На очередной сборник эколого-краеведческих чтений денег нет, а поделиться своими изысканиями и находками очень хочется. Вон грамот сколько - и на столах, и под столами стопками лежат, все стены ими увешаны, а помочь некому.
- И как же нести знания о родном городе?
- Этот вопрос должен интересовать политиков, а я простой житель Ставрополя, делаю  то, что от меня зависит. Изучаю родной город, пишу о нем исследовательские статьи и стихи, переношу дождевых червей на клумбы, чтобы их не подавили. Они ведь великие труженики, и мне их жалко. Прохожие крутят пальцем у виска, но я не злюсь, это нормально.

 

Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий