Поиск на сайте

 

Режиссёр Владимир Грамматиков: «Детское советское кино было лучшим в мире»
 

В интервью «Открытой» известный режиссёр рассказал о том, что осталось за кадрами фильмов, на которых выросли поколения российских зрителей

 
В Ставрополе прошел краевой форум творческих союзов «Белая акация». Его звездным гостем стал знаменитый режиссер Владимир Грамматиков, снявший  любимые народом картины «Усатый нянь», «Шла собака по роялю», великолепную сказку «Мио, мой Мио». Многие зрители помнят актера по небольшим, но весьма запоминающимся ролям в фильмах «Осенний марафон» (там он сыграл одинокого, брошенного Пташука) и «Шестой» (роль молодого парикмахера).
Кроме всего прочего, Грамматиков являлся главным режиссером и художественным руководителем детского сериала для дошкольников «Улица Сезам», а сейчас трудится в должности креативного продюсера компании Disney в России.
Перед творческой встречей со зрителями Владимир  Грамматиков пообщался с корреспондентом «Открытой».
 
 
- Владимир Александрович, правда, что, получив великолепное образование в Бауманке, вы, тем не менее, пять раз поступали на режиссерский факультет?
- Абсолютная правда. Я окончил радиоаппаратурно-строительный факультет Бауманского училища в Москве, после чего решил связать свою жизнь с кино. Мне бы и в голову никогда не пришло пойти учиться на актерский или режиссерский, но тут, как это часто бывает, вмешался случай.
Наша семья жила неподалеку от дома семьи Михалковых. И вот тогда я узнал, что есть совершенно другая жизнь, которая мне чрезвычайно интересна. Моему желанию стать актером категорически воспротивился отец, для которого это стало настоящим шоком.
Но поняв, что меня не переубедить, он заставил-таки меня  завершить учебу в Бауманском: «Получи диплом, потом - хоть в клоуны». Эту его фразу я запомнил на всю жизнь. И потом долго старался доказать папе своей работой, что я действительно сделал правильный выбор.
 - Успех к вам пришел быстро. Уже на первой работе в картине «Усатый нянь».
- Да, это моя первая полнометражная работа в качестве постановщика. Комедия «Усатый нянь» стала лидером советского кинопроката того времени. Ее посмотрели 53 миллиона зрителей! Я тогда нашел себя в нише детского и подросткового кино, и практически все мои последующие работы в жанре семейного кино получили призы советских и международных кинофестивалей.
Кстати, отец весьма прохладно тогда отнесся к моему успеху, а вот после появления на свет картины «Шла собака по роялю» он подошел ко мне, обнял и сказал: «Прости сынок, я был не прав». Эту фразу я также буду помнить всю жизнь.
С «Собакой» я завоевал огромное количество «ваз и ковров». Столько призов на всевозможных фестивалях, в том числе и зарубежных, не получала ни одна моя картина. Честно сказать, я и сам не ожидал подобного. А один приз – огромную каменную глыбу, на вершине которой  был водружен конь, я так и не смог вывезти из-за рубежа, потому что она очень много весила.
- Расскажите, как вам удалось в советское время стать руководителем такого громадного дорогостоящего международного проекта, как экранизация сказки шведской писательницы Астрид Линдгрен «Мио, мой Мио»? Ведь это же единственный фильм, к которому писали музыку участники квартета ABBA.
 - О! Там было много забавных историй, связанных с этим проектом. В те годы советское детское кино было действительно выдающимся. И это признавал весь мир. Поэтому, когда шведы решили экранизировать книгу Астрид Линдгрен «Мио, мой Мио», они задумали, что снимать картину должен советский режиссер. Им на выбор предложили троих: Александра Митту, Сергея Соловьева и меня. В итоге утвердили мою кандидатуру, поскольку им очень понравилась мелодрама «Шла собака по роялю».
Проект снимался с участием британских, советских и скандинавских актеров. Бюджет фильма обошелся приблизительно в 50 миллионов шведских крон, что сделало его самой дорогостоящей прижизненной экранизацией Астрид Линдгрен. Кроме того, музыкальную тему фильма написали два участника группы ABBA Бенни Андерссон и Бьерн Ульвеус, а исполнена она была шведским дуэтом Gemini. Действительно, в те времена этот фильм стал сенсацией.
- Говорят, что вам даже удалось побывать в гостях у самой Астрид Линдгрен?
- Да, мои шведские друзья также сказали, что это настоящая сенсация. Продюсер картины перед съемкой заявил, что мы идем к Астрид домой! При этом его трясло от волнения. Эта женщина никогда никого не пускала к себе в гости, и я тоже стал дико переживать. Ведь сейчас Астрид спросит, как я вижу фильм. А я тогда еще все до конца не продумал.
Помню, что подарил ей гжельский чайник, помню, что меня поразила своей простотой ее небольшая квартира. Мы пили чай, и в разговоре Линдгрен в какой-то момент поинтересовалась, со скольких лет я помню свою жизнь, и попросила рассказать о ней. И тут я с удовольствием начал рассказывать о своем детстве, мы проговорили два с половиной часа, после чего Астрид сказала: «У нас будет хороший фильм».
- Читала, что главных героев вы искали очень долго…
- Тяжело шел процесс поиска главных героев, не отрицаю. Поскольку фильм был международным, его нужно было снимать на английском языке, и на главные роли Мио и Юм-Юма я, по наводке из консульского отдела советского МИДа, изначально хотел пробовать детей советских дипломатов, которые учились в англоязычных странах и умели говорить по-английски.
Мне нужен был романтический герой, тонкий, нежный. А на пробы приходили наглючие, испорченные дети. В итоге я решил искать претендентов в Англии, куда был послан запрос из 70 вопросов в лучшие театральные школы. Прилетев в Лондон, я не выходил из гостиничного номера три дня, просматривая отснятые видеоматериалы, где дети отвечали на мои вопросы.
Выбрав 65 понравившихся, я пригласил их на этюдную импровизацию, где разбил на пары и попросил разыграть эмоциональную сцену: один мальчик просит друга выгулять любимую собаку, потому что сам заболел, а тот после прогулки должен  сообщить печальное известие - пес попал под машину.
На следующий день разразился жуткий скандал - мне чуть ли не судом грозили профсоюзы, потому что я не согласовал задание этюдов с родителями и агентами детей, но я был неумолим.
В итоге в финальный конкурс прошло 18 ребят. На этот раз им по одному перед камерой нужно было разыграть мальчика, у которого мать уходит из семьи, а он пытается уговорить ее остаться. И победителями вышли два мальчика: Ник Пиккард и нынешняя голливудская звезда, обладатель «Оскара» и «Золотого Глобуса» Кристиан Бэйл. А ведь мало кто знает, что как актера открыл его именно я.
- Если вернуться к вашим актерским работам, чем вам заполнилась легендарная картина «Осенний марафон», где вы исполнили небольшую, но яркую роль Пташука?
- Я вас сейчас, наверное, удивлю, если расскажу, что сцену двухминутной встречи героев Басилашвили и Нееловой на мосту с Пташуком мы снимали 12 раз! Режиссеру Данелия не нравилось, как мы работаем, но потом, к счастью, все получилось. Что касается роли Пташука, успех ее я объясняю тем, что, видимо, сумел сыграть всю грусть покинутых, одиноких мужчин.
- Как вам наш форум «Белая акация»?
- Оставляет прекрасные впечатления. Я очень рад, что в небольших городах еще находятся средства для проведения подобных мероприятий. Я встречался с молодыми людьми, желающими снимать кино, делился с ними опытом, провел несколько творческих встреч, представил свой фильм «Лето господне».
Все замечательно! Очень надеюсь приехать к вам снова.
Беседовала
 
Элла ДАВЫДОВА
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий