Поиск на сайте

 

Расследование: можно ли найти управу на чиновника 

Искажая саму суть независимого, беспристрастного правосудия, ставропольская Фемида превратила в массовое явление участие надзорников в процессах, где они незаконно выступают в защиту личных интересов должностных лиц госорганов, а не рядовых граждан, как того требует закон «О прокуратуре»  
Есть ли основания говорить в этом случае о преступном сговоре государственных чиновников, превышающих должностные полномочия в интересах третьих лиц?  
Судите сами, углубившись в журналистское расследование нынешних реалий 
 

Три часа в совещательной комнате – для консультаций с начальством? 

…Почти три часа в совещательной комнате мировой судья Октябрьского района Ярослав Макеев рассматривал ходатайство представителей «Открытой». Ходатайство о его отводе по недоверию, а также о недоверии всему составу райсуда (включая председателя А. С. Мкртычяна), являющегося апелляционной инстанцией по решениям мировых судей этого же района. 

Ходатайство включало также требование о передаче административного дела в суд другого региона из-за личной заинтересованности в его исходе зампредседателя крайсуда О. Козлова, требующего наказать журналистов «Открытой» за то, что не публикуют его личное мнение по поводу недостоверности-де критических статей о судьях. 

Уже не первая такого рода жалоба Козлова (также как до этого и у службы приставов) никак не выстраивалась у прокуратуры в судебное преследование газеты, поскольку, как бог не дал бодливой корове рогов, так законодатель не дал и надзорникам право проверять «деятельность СМИ», для этого определены другие органы. 

Но зампрокурора Д. Балковой (у которого были свои счеты с газетой, подавшей на него заявления в суд и следком) решил, что настал и его час мести, так удачно совпадающий с хотелкой неистового Козлова прижучить, замочить журналистов. 

Но, не имея законной возможности удовлетворить бесперспективную жалобу самого Козлова, попросту не знающего основ права, прокурорский начальник решил организовать атаку на газету с другой стороны, бросив на аферу уже собственные должностные возможности. 

И вот зампрокурора сам требует от суда привлечь главреда к административной ответственности за то, что не выполнила-де его, господина Балкового, прокурорское требование, смысл которого он не удосужился для суда даже сформулировать в постановлении о привлечении главреда к административной ответственности. Как и не удосужился представить суду обязательный процессуальный документ, которым является протокол. Потому что по опыту знал, мировой судья Макеев все решает тип-топ, без лишних бумаг, так зачем ему париться.  И точно: судья Макеев резво берется за «дело» по этой совершенно наглой договорной схеме и... получает отвод на десятке страниц печатного текста… 

Три часа (?!), проведенные в совещательной комнате, на рассмотрение отвода (?!) – небывалый случай, предполагающий одну версию. 

Все эти 180 минут, видать, шли панические консультации Макеева с заинтересованными лицами «на верхних этажах» ведомства, которые и приказали ему: никаких отводов, продолжай заседание (о чем г-н Макеев и объявил с облегчением человека, выполнившего приказ). 

Такая практика в суде – «рассматривать дела» без документов 

Кто-то из читателей изумится: «Консультации (?) в совещательной комнате (?), а как же независимость судей?!» 

Вот миф о «независимости судей» в нашем регионе и обсудим сегодня в пространном исследовании, в котором назовем лиц, участвующих в разрушении системы правосудия, проиллюстрируем их роль в этом на убедительных примерах. 

Итак, исследование мифотворчества о независимости людей в черных мантиях начнем с роли мирового судьи Я. Макеева, которым «рассматривалось» инициированное зампрокурором Д. Балковым дело об административном правонарушении Л. Леонтьевой (главредом «Открытой»), выразившемся в некоем неисполнении ею «требования прокурора». 

Поставленную задачу Макеев («наследник» судейского кресла своей матери - бывшей краевой судьи Макеевой, тоже засветившейся в ряде критических публикаций) даже и не пытался скрывать. 

Всеми фибрами души он был нацелен на вынесение обвинительного решения, о чем догадаться было совсем просто. Мы-то уже знали (великая штука Интернет!), что в этом году по всем административным делам, инициированным Октябрьской прокуратурой, Макеев выносил только обвинительные решения. 

Но на сей раз очередная судейско-прокурорская «жертва» была юридически подкованной. На первом же предварительном заседании (где присутствовали лишь представители редакции - юрист Владислав Леонтьев и наш адвокат Ирина Скорикова) выяснилось: в материалах административного дела напрочь отсутствовали какие-либо документы из надзорного органа, которые Макеев должен был исследовать и дать им оценку. 

А если нет доказательств, то чего вы собрались «рассматривать», г-н судья?! Короче, судья Макеев даже права не имел принимать административное дело к своему производству, а должен был отправить назад прокурорские благоглупости, потребовать представить доказательства этого самого «административного правонарушения». 

Редакция настаивает, что в судебном заседании может участвовать только прокурор, составивший протокол. Протокола нет, значит, никто участвовать в судебном разбирательстве от имени Октябрьской прокуратуры не имеет права. Макеев заседание начинает, звонит в Октябрьскую райпрокуратуру, просит прийти с документами. 

Почти час представители редакции выстаивают у его кабинета в душном, пыльном коридоре, где вовсю идет ремонт (мировой суд переехал в неготовое для работы здание на ул. Ленина). 

Что прокуратуре «положено», а суду «не положено», толкует «девушка с улицы» 

И вот картина маслом: как на прогулку в парк, неспешно прибывает технический исполнитель задания Балкового - его помощница Анастасия Новак. Та самая девушка-прокурор, которая лишь набивала в компьютере наши пояснения, не задав ни единого вопроса, поскольку было видно, что не понимает сути дела, которое раскручивал ее начальник Д. Балковой. 

А «раскручивал» с оттенком должностного хамства: отрывал от работы требованиями объяснений. Давали. Изображая «пожарную» спешку, грозно требовал явиться в прокуратуру к 14 часам - в самый разгар выпуска газеты. Явились. Сам Балковой из кабинета к журналистам не вышел, вопросов не задавал – ему все было ясно с самого начала… 

Настя Новак прибывает в суд - без единого документа! И Макеев тут же усаживает ее в процесс полномочной стороной прокуратуры. Адвокат возражает: участвовать в процессе девушка не может, поскольку – по закону! – у нее нет на это полномочий. 

Зампрокурора Д. Балковой мог бы участвовать в деле, если бы действовал по закону и составил протокол об административном правонарушении. 

Только он и может ответить за незаконные действия, направленные на преследование журналистов, воспрепятствование их журналистской деятельности.  

Макеев игнорирует ходатайство и своим определением понуждает редакцию считать свое незаконное действо законным – определяет девушку в процессе представителем ее начальника. 

У мирового судьи вообще нет такой практики (и правового понятия), чтобы аж сам прокурор маялся скукой на процессе, где исход дела ясен в тот же миг, как только его пустая  папка попадает ему в день заседания, готовиться к которому он потому и не считает необходимостью. 

И вот уже на предварительном заседании и выясняется – э-эх, стыдобище судейское! - что у Макеева под рукой нет этого самого прокурорского протокола об административном правонарушении, где должны быть прописаны обстоятельства и доказательства вины ответчицы. 

«Но прокуратура не обязана составлять протокол для передачи в суд - так положено», - дает «пояснение» девушка Анастасия, невольно раскрывающая «практику» судебных решений, диктуемых прокуратурой. 

Словно надзорники и доверенные судьи - этакая единая частная лавочка, где совместно устанавливаются, по сути, бандитские правила мочилова своих жертв с полным набором средств государственного принуждения. 

Девушка Настя с дипломом юриста, не знающая даже родного закона «О прокуратуре», привела в полный ступор нашего высококвалифицированного защитника Ирину Скорикову. 

Опытный адвокат вновь и вновь назубок цитирует Макееву российские нормы права и статьи кодексов, Конституцию России. 

После ликбеза чуть взгрустнувший судья объявляет перерыв до следующего заседания. И на глазах присутствующих начинает подробно консультировать Настю Новак, какие документы она должна будет ему принести, та кивает ему головкой, как ученица наставнику. 

Чудненько было наблюдать за неформально-дружественными отношениями, которые принято называть клановыми, договорными, как в анекдоте: сегодня ты нам сделаешь красиво, а завтра мы тебе - еще красивее. 

Но следующее заседание, на котором Макеев намеревался уже рассматривать дело по существу (не имея прокурорских материалов), открылось зачитыванием главредом и адвокатом отводов Макееву и прочим лицам (см. начало статьи), после чего председательствующий, три часа посовещавшись, перечисленных грехов не признал, отвод не принял и назначил на ноябрь новое заседание. 

Разумеется, договорному правосудию мы будем противостоять обращениями в вышестоящие органы. 

Из заявлений в Высшую квалификационную коллегию судей, в Верховный суд и наших исков к зампреду Ставропольского крайсуда О. Козлову в Москве уже осведомлены о неблагополучном положении дел в судебном ведомстве Ставропольского края. 

Но с назначением нового главы и там надеются на слом традиций беззакония, которые в последний год набрали воистину разрушительные обороты. 

Какое задание прокурор Балковой привычно давал своему судье  

Ну а мы продолжим расследование неформально-дружественных отношений, которые почти семейными стали настолько, что прокурор Балковой, раскручивая собственную схему преследования журналистов, судье Макееву пишет, как соседу по даче - в приватном порядке просит, а на самом деле попросту дает задание: 

«Уважаемый Ярослав Александрович, прошу привлечь главного редактора Леонтьеву Л. И. к административной ответственности по ст. 17. 7 КоАП («Невыполнение требования прокурора»). 

При этом Балковой усиливает задачу «прижучить» главреда обвинением аж в «умышленном невыполнении требований прокурора», не называя признаков «умышленности», якобы отягощающей некое важное требование. 

Читатель спросит: а что, мол, это за «требование», которое затмило всю остальную работу нерядового надзорника Балкового и заставляет его, словно на пожаре, оглашенно бегать кругами, требуя от «уважаемого Ярослава Александровича» судейским молотком прибить главреда и редакцию? 

Вы не поверите, но «невыполнение требования» - это якобы недоставка ему редакцией  еще одного «объяснения», кроме трех, которые в прокуратуре уже находились. 

1. Заявление об отсутствии законных оснований для проверки СМИ. 

2. Пояснения - ликбез со ссылками на правовые нормы и закон «О прокуратуре» о том, что законодатель не включает средства массовой информации (СМИ) в перечень органов, надзор за которыми осуществляет прокуратура. 

3. Запрос информации уже к самому прокурору района Филюшкину, в котором просим (в семидневный срок – по закону «О СМИ») ответить, чего добивается его заместитель, мешая нормальной работе редакции, почему игнорирует ясные нормы закона, которые ставят преграды оголтелым мстителям в черной мантии или синем мундире накидывать узду на средства массовой информации, выполняющие важнейшую работу в интересах общества. 

К слову, ни на один пункт нашего Запроса информации Октябрьская прокуратура не ответила – вот и судите, как сами руководители, высокомерно поджав губы, не выполняют законные требования другого органа (в данном случае нашей редакции). 

Вольготно чувствуют в роли надзирающих (за кем и за чем?):  прямо как в 90-е – закон мне не писан, я сам себе закон! 

Конечно, Балковому хорошо известно, что полномочия надзорного органа ограничены законодателем - и «в рамках полномочий прокуратуры» ему недозволительно журналистам ни руки связывать, ни рот им затыкать, а лезть в их деятельность, значит, сознательно идти на преступление – воспрепятствование законной деятельности СМИ. 

Но он бросился оказывать незаконную услугу О. Козлову (требующего  прижучить газету за то, что не печатала личные опусы зампреда)  с таким ошеломительным рвением, словно родню под его начало пристраивал. 

Чему Балковой учит помощницу прокурора? Врать и не краснеть! 

Словом, сегодняшняя реальность такова: приватизация (монетизация) должностных возможностей в Октябрьской райпрокуратуре состоялась! И на эту приватизацию работают рядовые сотрудники надзорного органа, впитывая этот самый дух 90-х. 

Работают «по образу и подобию» своего руководителя, учатся его методам и приемам, не зная основ права, профессиональной чести, этики. 

В этом плане нас и сразила юная помощница прокурора, как-никак дипломированный юрист Анастасия Новак, которой Балковой дал задание опросить нас, сорвав с работы. Но чего от нас прокуратура хотела, она не знала. 

Девушка не понимала специфики работы прессы, не ведала закона «О СМИ», закона «О прокуратуре», «не врубалась» в положения тех статей, которые редакции умышленно инкриминировал Балковой. А она за него беспомощно отдувалась, заявив на суде, что составлять протокол об административном правонарушении Балковой не обязан (?!). 

Но мало того, девушка-прокурор оказалась еще и лгуньей: в суд она принесла некий акт, в котором утверждала, что после допроса в ее кабинете главред отказалась подписывать протокол якобы в присутствии «свидетелей» (в пустом-то здании полуденной прокуратуры!), чьи адреса и прочие данные были вписаны ею в ложную бумагу. 

Смотрела я на ее симпатичное личико и думала: в надзорный орган, куда внедриться непросто, она попала, возможно, как дочка-внучка, сестра-племянница или иная родня из прокурорско-судейского клана (может, кто из читателей про это и знает?!). 

Иначе откуда у карьерной девушки выработалась неопасливая склонность к опасному обману (не краснея, врать про «свидетелей»!). Такие девушки с прокурорскими удостоверениями и глазом не моргнут, зашкурят любого через договорных судей, даже не составляя протокола, то есть не заморачиваясь («так и положено!») над доказательством вины жертв произвола. 

Но, как говорится, «злодейками» и лгуньями девушки не рождаются – и Настю среда воспитывает, в данном случае наставник по прокурорской жизни Д. Балковой. 

На него девушка равняется, учится его приемчикам гнобить людей, изобретательно впаривая им на пустом месте какие хотят обвинения, прикручивая к ним «умышленность» - неспроста этим занимаются. 

Обучившись, возможно, и наша героиня когда-нибудь займет кресло начальника со всем его профессионально-этическим наследием. Равно как мировой судья Макеев, приняв эстафету от своей мамы, краевой судьи, перенял и ее печально известную «практику» принятия решений. 

Наследственные судейско-прокурорско-силовые кланы и обеспечивают обществу «День сурка» - эффект бесконечно повторяющихся «практик» произвола на всех этажах власти. 

Но герои известного фильма одолевают бесчисленное повторение трагических ситуаций и прекращают действие «Дня сурка». Вот она, философия надежды, которая реализуется лишь активным сопротивлением человека своим несчастьям, которые все-таки не фатальны. 

Персональная войнушка Козлова с журналистами поднадоела и чинам 

И еще: не все наследники кланов повторяют ошибки родни, готовой бросать свой должностной ресурс под ноги недостойных чинов во власти – срабатывает чувство самосохранения (боязнь пойти под откос вместе с ними за превышение полномочий) и естественная брезгливость к возможности испачкаться чужой грязью. 

Вот и Козлову, бросившему львиную долю служебного времени на организацию репрессий против «Открытой», все труднее подключать к своей персональной войнушке силовые и контролирующие структуры. Неистовому зампреду услужить не смогли и краевая служба приставов и Промышленная прокуратура - не нашла за что «зацепиться». 

Пытался в свое время «прицепиться» к газете и только что назначенный из района на пост зампрокурора Промышленного района. Исполняя первое задание начальника, также круто взялся: вызывал к себе в кабинет «для опроса по поводу статьи», в которой мелькали известные в городе фамилии. 

Но вопросы коррупционного контекста в журналистском расследовании надзорника также не интересовали. Задача ему была поставлена иная:   выяснить, что мы еще такого-этакого знаем об упомянутом должностном лице (как раз, видимо, заказчика данного прокурорского наезда). 

Мы выдали ему не «тайны», а разъяснения о правах СМИ, наступать на которые законодатель полномочий прокуратуре не дал. Устроили ликбез прямо в кабинете зампрокурора – прочли вслух из законов «О СМИ», «О прокуратуре», приказов генпрокурора Ю. Чайки с требованием активно сотрудничать со СМИ и живо откликаться на публикации… 

Потом Открытый урок для прокуратуры мы продублировали в газете для всех читателей. 

Урок Промышленной прокуратурой вроде бы усвоен. Октябрьская же продолжает играть мускулами: отплёвывая закон и суровые предупреждения Ю.Чайки, там меняют главную надзорную функцию защиты прав и свобод граждан на обслуживание частных   интересов. В данном случае - судейского чиновника. 

Осознают ли в полной мере, что делят с ним ответственность за тяжелое социально-психологическое состояние ставропольского общества, в которое свой «пятак» вложил и зампред Козлов с воспитанной им командой единомышленников-беззаконников. 

Психологическое насилие самолюбиво-обидчивого, убийственно несамокритичного Козлова над подчиненными с применением должностного ресурса по принципу «делай, как я, думай, как я» породило в правосудном ведомстве огромные проблемы профессионального и морально-этического свойства. 

В судейских коллективах под его началом сформировалась атмосфера правового нигилизма, искаженные принципы восприятия мира, неуважительное, барское, а то и хамское отношение к гражданам. 

Лично обязанные зампреду защитой от любой критики, всепрощением грехов   сотрудники ныне составляют его верноподданническую команду, от безнаказанности донельзя осмелевшую в этических и процессуальных безобразиях. Уже поведенческой нормой здесь стали такие поступки и действия правоприменителей, что свет туши.  

Никакой управы на беззаконников в мантиях сегодня нет 

Я уж не говорю о том, как судьи изматывают людей долгим ожиданием процесса, не соизволив извиниться, объясниться… А ведь издеваются порой самым изощренным способом. 

Например, судья игнорирует просьбу выключить кондиционер над вконец задубевшим участником, которому в крохотном кабинете больше и приткнуться негде (и таким образом избавляются от ненужного человека). 

А уж как «председательствующие дамы» орут, затыкая – выборочно - участникам рты, и тем с первых же минут «рассмотрения» дела не стесняясь демонстрируют заведомость решения в пользу одной из сторон. Или как вдохновенно врут, сознательно искажая законы и интерпретируя их в усладу одной из сторон. 

Никакой управы на беззаконников в мантиях сегодня нет: Козлов, защищая от критики именно себя, и грешников прикрывает полой своей мантии, готовых за это прибить судебным молоточком любого, на кого он укажет. Да и другие подчиненные не осмелятся продемонстрировать свою «независимость». Не посмеют возразить, даже когда он понуждает их вслед за собой идти на преступление. 

Именно преступлением против Правосудия можно оценивать письменное распоряжение Козлова руководителям всех районных и городских судов отслеживать и преследовать журналистов на судебных процессах в их учреждениях и незамедлительно докладывать ему об этом. 

И ведь «отслеживают», «преследуют» и «докладывают» якобы независимые судьи - нам известны имена этих поставщиков услуг. 

В том и состоит драматизм нынешних реалий, порожденных судейским начальником Козловым - в разложении морально-этической составляющей  сообщества. И покончить с этим может лишь его отставка, безусловная после проверки вышестоящими органами обстоятельств и фактов, о которых писали авторы «Открытой». 

Копию его беспрецедентного по степени цинизма распоряжения, с треском обрушающего миф о независимости ставропольских судей, журналисты газеты прилагают отныне в качестве документального обоснования к ходатайствам об отводе судей, исполняющих его указание. 

И что поражает до последней крайности, «бумага» на официальном бланке крайсуда (свидетельствующая о преступлении высшего должностного лица) никак не комментируется самим Козловым. 

Последователя «великого махинатора» по-прежнему крышуют в краевом суде 

О причине глухого ухода от прямого ответа догадываться можно: ведь если своего авторства Козлов не признает, то в абсолютной степени обязан обратиться в следственные органы, которые должны установить источник происхождения «документа» и тех в судебном ведомстве, кто заинтересован в его исполнении. 

Но и первый, и второй вариант для Козлова, похоже, одинаково опасен. А в итоге, в опасности сегодня права и свободы тех граждан, дела которых могут рассматриваться г-ном Козловым (или его командой) в интересах отнюдь не закона, а третьих лиц - с коррупционной подоплекой. И это опасение реальное, основанное хотя бы на таком вот показательном примере. 

Известный судебный обозреватель газеты, лауреат Всероссийского конкурса «Суд будущего» Раиса Абрамова публично заявила о прямой причастности Козлова к крышеванию ессентукской ассоциации «Партнер», возглавляемой Д. Захарьящевым, много лет собирающим (обирающим) деньги с жителей многоэтажек на КМВ за коммунальные услуги, которые не производит и за которые не несет ответственности. 

Последователь великого махинатора работает по схеме, которую суды по всей России давно уже признали криминальной, процветает она только на Ставрополье: ряд судей и непременно Козлов раз за разом своими решениями  ее узаконивают, пополняя бездонный карман Захарьящева и тех, кто за ним маячит тенью. 

«Правосудие по-ставропольски» - это сегодня, выходит, еще и демонстративное бесстрашие самих судей перед возможностью быть наказанными не только за нарушения процессуальных или этических норм (Козлов прикроет), но даже за преступления, к которым, возможно, имеет причастность и сам зампред?! 

Злоупотребление должностными полномочиями в личных целях, воспрепятствование законной деятельности СМИ, насаждение идеологии наплевательства к общественному мнению в СМИ, отказ выполнять положения Кодекса судейской этики и ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (требующим в обязательном порядке проверять опубликованные в СМИ сведения), разрушение института независимости суда, понуждение сотрудников ведомства участвовать в собственных беззаконных действиях… задокументировано в вышеописанном циркуляре за подписью О. Козлова. 

И по факту является распорядительной установкой государственным служащим частного лица, использующего должностные полномочия для понуждения подчиненных к нарушению закона и Конституции. Это прецедент! Такой концентрации признаков демонстративного правового нигилизма нет ни в одном субъекте Федерации. 

Кто остановит Козлова? Каким будет прогноз? И чего ждать гражданам? 

Кто даст прогноз, насколько долго будет оставаться ситуация, грозящая полным разрушением в крае основ судебной власти, неспособной защищать конституционные механизмы жизнедеятельности региона? 

Я полагаю: разворот в сторону Закона на Ставрополье произойдет, когда новый председатель крайсуда Константин Иванович Боков самолично установит причинно-следственную связь появления за подписью О. Козлова установочного циркуляра, оценит его морально-правовые последствия и примет соответствующие Конституции меры . 

А пока сообщество этого стремления не наблюдает, то нашим «независимым» судьям не позавидуешь, продолжают выбирать, куда шагнуть, чтоб безопаснее. А безопаснее пока по-тихому, с украдкой и с оглядкой выполнять дикие установки зампреда, что и делают те, кто считает обязанным ему своей карьерой. Как, например, бывший военный судья Я. Мкртычян, ставший при Козлове председателем Октябрьского райсуда. 

Для такого вывода есть веские основания. В этом году я побывала на приеме у Мкртычяна с заявлением об исчезновении (хищении) из материалов моего уголовного дела документального свидетельства того, что ответчик по моему делу является клеветником. 

В Октябрьском районном (и мировом) суде дело переходило из рук в руки судей и их секретарей. Но когда наконец дело было-таки принято к рассмотрению, обнаружилось: крутой документ из дела исчез. Мы выяснили, что исчез тогда, когда был в руках Я. Макеева. 

Мкртычян при встрече этого не отрицал, но, отделавшись отпиской, не дал ходу расследованию преступления. 

Он знал всю подоплеку дела, в развале которого были кровно заинтересованы председатель квалификационной коллегии судей края Татьяна Самойлова (укрывшая факт наличия оригинала этого документа в архиве ККС), и Козлов, чье распоряжение всем судам мочить журналистов исполнялось командой зампреда с наглючими ухмылками на сытых лицах. 

Совсем недавно Макеев с Мкртычяном опять засветились в неприглядном свете, но совсем уж безобразном: в материалах дела об административном правонарушении, инициированном против редакции председателем избиркома Демьяновым, мы опять обнаружили около 100 (!) листов фальсификата – вброшенных неведомых доселе «документов», появившихся в период блуждания дела между Макеевым, зампредом суда Козловым и Мкртычяном. 

Объясню, почему оно «блуждало», обрастая фальшивками и сговором. 

Председатель избиркома Демьянов сотворил «административное правонарушение» выборного законодательства (в статье «Жить будем, друзья…», в которой мы назвали команду губернатора инициаторами и исполнителями уничтожения независимого издания). 

Но неусыпным коршуном взлетает над жертвой всё тот же зампред 

Макеев поставленную задачу выполнил: обвинительное решение в адрес газеты вынес - и опять с незаконным участием в процессе прокурора Октябрьского района. 

Между тем, в соответствии с КАС, права прокуратуры ограничены: надзорный орган не имеет право выступать против граждан в личных интересах должностных лиц госорганов. 

В апелляционном порядке (судьей Октябрьского района А. Коробейниковым) решение Макеева было отменено в связи с отсутствием даже события правонарушения. 

Но тут неусыпным коршуном взлетает все тот же Козлов: «в порядке надзора» этот неуемный мститель отменяет уже вступившее в силу апелляционное определение и направляет на новое рассмотрение доверенному лицу - г-ну Мкртычяну, навеки обязанному Олегу Афанасьевичу назначением на председательский пост. 

Разве при таком раскладе было сомнение, какое решение вынесет Мкртычян? Ни малейшего. А потому, предполагая, что произойдет это с некими обстоятельствами, просмотрели папку с материалами дела накануне заседания и… обнаружили там стопу фальшивок. 

Разумеется, вброс - безусловное основание для отмены решения и заявления в следственные органы. Но это в случае, если суд реально независимый, беспристрастный и объективный… Комментарии требуются? 

Вбросы, в дополнение к множеству процессуальных идиотизмов, ничуть не смутили Мкртычяна: козловский циркуляр исправно действует: часовой механизм его взрывчатки под фундаментом правосудия тикает все громче, все отчетливее… 

Накануне заседания я направила Мкртычяну редакционный запрос как раз об этом самом козловском циркуляре, исполнение которого, как я здесь пишу, и лежит в основе незаконных решений судей Октябрьского райсуда и его председателя, карьерным ростом обязанного автору преступного распоряжения. 

Я просила Мкртычяна дать информацию и этико-правовую оценку информационно-распорядительному письму его начальника. 

Мкртычян отделался никчемной отпиской, в которой не рискнул даже упомянуть о преступном циркуляре Козлова, составляющим суть редакционного «Запроса информации». 

А здесь нужны еще какие-то комментарии? 

Время смутное. Но жить надо деятельно. И с надеждой!  

В смутное время мы живем, граждане. Ветви власти сплелись меж собой накрепко, пронизаны щупальцами семейных кланов, вследствие чего невозможно наказать чиновного бездельника, беззаконника, сместить с должности хапугу, тем более добиться возбуждения против ворья уголовного дела. 

Все попытки простых граждан привлечь через суд чиновников к ответственности за беззаконную деятельность и восстановить справедливость приводят сегодня к результату крайне и крайне редко.  

Об этом свидетельствует большая часть редакционной почты, подтверждающая тревожную тенденцию: главная задача надзорного органа – защита конституционных прав и свобод гражданина – полностью перемещается в зону защиты интересов чиновников и состоятельных людей (что одно и то же – власть и деньги всегда совпадают). 

Что гражданам остается? Протестовать, писать и писать заявления, жалобы, обращения в разные органы власти, в том числе федеральные, обращаться с исками в суды - даже в этих по большей части безнадежных местах порой наступает прорыв - вода и камень точит… 

И главное – не молчать! – предавать огласке все дикости нынешних реалий, называть имена, фамилии, должности людей, которые их «производят», приводить факты – достоверные и задокументированные. 

Активно сопротивляться злу - это эффективно, потому что чиновники начинают бояться слишком уж наглеть, уменьшают аппетиты, снижают градус высокомерия и недоступности – пусть хотя бы так! Ведь, как заметил древнегреческий философ, «гласности боится даже тот, кто уже ничего не боится». 

Словом, надо жить! С Надеждой! В нашем исследовании надежда лежит сейчас в плоскости деятельности нового председателя крайсуда Константина Ивановича Бокова, который в условиях вышеописанных реалий, увы, в стороне не останется. Не сможет остаться! Опасно, с какой стороны ни посмотри! 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, 
главный редактор, 
лауреат премии Президента 
«Правда и Справедливость» 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

патриот (не проверено)
Аватар пользователя патриот

Макеев не сын бывшей судьи макеевой? Тогда все понятно! По наследству кресла передают?

Игорь (не проверено)
Аватар пользователя Игорь

Пора бы главному редактору открытой газеты проснуться, и как минимум начать думать, о том, что же происходит вокруг. Вы, на своём собственном примере должны были прочувствовать всю мерsosть происходящего в мнимых судах РФ, торговой компании Российская Федерация. Может пора уже писать правду? А правда заключается в том, что нет ни каких судов, а есть шайка бандитов, навязавшая свои хотелки всему народу, нет ни каких «граждан РФ», так как коммерческая компания РФ не может иметь граждан, в виду того что не является государством. Отсюда вытекает, что нет ни каких законов, есть опять-таки только корпорапивные хотелки компании РФ. Как Вам такой поворот? Остальное можете увидеть сами, оглянувшись по сторонам.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

И ужасная проблема в том, что пропала категория "народ", осталась категория-население, разобщенное, боязливое, в большей степени малограмотные! Легко упустили самоуправление, даже не задумавшись, что же произошло!

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Ещё одного судью освободили от должности, "“Коллегия прекратила полномочия судьи Октябрьского районного суда города Ставрополя Коробейникова Александра Александровича на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации. Производство по обращению председателя Совета судей Ставропольского края Каблова Андрея Михайловича о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи Октябрьского районного суда города Ставрополя Коробейникова Александра Александровича прекращено”.

Добавить комментарий