Поиск на сайте

 

 

Престарелых вузовских преподавателей изощренно преследует бывший работник краевой прокуратуры. Суды и надзорное ведомство края этому деятельно способствуют

 

Оборотилась в мстителя

Чету Мещеряковых в Ставрополе знают многие. Вера Дмитриевна - ветеран Великой Отечественной войны и труда, человек редкостной в наше время порядочности, в прошлом - доцент политехнического института, подаривший стране не одно поколение ярких ученых. Муж ее, Федор Александрович, ученый с мировым именем, академик двух академий, автор более 220 научных работ, кавалер орденов «Почета», «Рыцарь науки и искусства», медали «За заслуги перед Ставропольским краем», профессор аграрного университета, посвятивший себя науке и преподавательской деятельности более полувека, и до сих пор в свои 77 лет продолжающий работать. За плечами обоих интересная и трудная жизнь. Ну, казалось бы, кому в голову придет чудовищная мысль год за годом без устали третировать заслуженных пенсионеров, таскать до полуобморочного состояния по судам, мордовать уголовными делами?!

Живут Мещеряковы в самом центре Ставрополя по улице Комсомольской в доме на две квартиры, знаменитом тем, что до революции принадлежал он губернскому архитектору Г. Кускову и является историческим памятником. Переехали они сюда в 1983 году, по обменному ордеру, в 1991-м выкупили свою квартиру (две трети от всего жилого строения) у Ленинского райисполкома с закрепленным земельным участком. А следом в соответствии с федеральным законом о земельной реформе и на основании постановления главы администрации края получили свидетельство на две трети земельного участка от общей площади 1385 квадратных метров в пожизненно наследуемое владение.

Соседи – семья Поповых - свою квартиру лишь приватизировали, а потому землю за собой закрепить не могли, так что оставшаяся треть земельного участка до сих пор является муниципальной собственностью. Никаких споров между соседями не было, да и быть не могло. Жили они, как говорится, душа в душу.

Со временем Поповы решили свою квартиру продать, в чем им совершенно искренне помогла Вера Дмитриевна, познакомив с подругой своих знакомых - Валентиной Андреянковой, тогда - начальником по надзору за законностью при расследовании уголовных преступлений прокуратуры края. Представляя ее соседям, Мещерякова не сомневалась, что Валентина Гавриловна, прокурор по профессии - образец честности и уважения к закону. К тому же несколько лет Андреянкова была нередким гостем в семье радушных Мещеряковых, вместе отмечали праздники, дни рождения. Да и Андреянкова приглашала Веру Дмитриевну с супругом к себе обмывать звезды полковника юстиции.

Осенью 1998 года Поповы продали свою квартиру Андреянковой. А уже спустя пару-тройку месяцев жизнь Мещеряковых превратила в кромешный ад как раз их старая знакомая в прокурорских погонах, ставшая их соседкой. Со своей наивной верой в хороших людей Вера Дмитриевна до сих пор не может ни понять, ни объяснить перевоплощения милой соседки в мстительную и жестокую преследовательницу.

 

Зачислили в клеветники

Сначала Андреянкова принялась настойчиво через комитет по земельным ресурсам добиваться приватизации около семи соток земли - едва ли не половины от общего участка, две трети которого, напомним, принадлежали Мещеряковым на праве пожизненно наследуемого владения. Никаких законных оснований лишить Мещеряковых части участка и передать его соседке у сотрудников земельного комитета города, понятно, не было. Тогда Андреянкова решила пробивать вопрос через суд. Тяжба затянулась на годы: участок то и дело перемеряли, менялись судьи, а дело, которое в принципе не имело судебной перспективы, стремительно пухло от новых документов, справок, ходатайств.

По рекомендации судьи Т. Гаппоевой Земельная палата подготовила постановление главы города о выделении супругам Мещеряковым по одной трети части земельного участка на основе их права долевой собственности как на дом, так и на землю. А треть земли отдали Андреянковой, которая тут же принялась оспаривать это постановление в суде, и спустя два года нашла-таки поддержку своему прокурорскому чину у судьи Ленинского района Г. Деревянко. По иску Андреянковой постановление главы города Г. Деревянко отменяет, а вместе с ним и... свидетельство о госрегистрации права Мещеряковых на свой участок земли.

Полагая, что дело «проплачено», добиваясь восстановления своих прав, теперь уже Мещерякова обращается в суд, который приходит к выводу, что на основании федерального законодательства истица может зарегистрировать свой участок в собственность даже без постановления главы города - для этого достаточно лишь предъявить свидетельство о праве пожизненно наследуемого владения и постановки участка на кадастровый учет. Мещерякова оформляет участок на своего сына. Однако Андреянкову этот вариант явно не устраивает, и она втягивает в судебные тяжбы Регистрационную палату, которая, по ее соображениям, не имела права регистрировать участок Мещеряковой.

Казалось бы, откуда такая нахрапистость и уверенность в своих заведомо незаконных действиях? Да всё просто - ведь в 2004 году Андреянкова уже добилась с помощью судьи Деревянко отмены госрегистрации права собственности на чужой земельный участок. И вот, спустя годы, видно, вспомнив об удавшемся опыте отъема чужой собственности, решила его закрепить.

Всю жизнь занимаясь наукой и преподаванием, Вера Дмитриевна едва ли имела понятие о пресловутой ведомственной солидарности правоохранительных и судебных структур, которая на многих попытках простого человека добиться правды ставит крест. Словом, ворон ворону глаз не выклюет. Иначе бы не обращалась Вера Дмитриевна к краевому прокурору В. Калугину: мол, посмотрите, что вытворяет ваша подчиненная. Но в нашей прокуратуре, как водится, эту жалобу «спустили» прямиком в руки самой Андреянковой, а та через мирового судью Е. Руденко инициирует в отношении Мещеряковой уголовное дело по обвинению в клевете.

Разумеется, Руденко не могла не знать, что обращение граждан с жалобами в органы власти является их конституционным правом. Но с нарушением подсудности, многочисленными процессуальными нарушениями, в отсутствие самого ответчика, основываясь лишь на голословных требованиях истицы, осуждает Мещерякову, оценив нанесенный ущерб чести и достоинству Андреянковой в тысячу рублей. И вот на протяжении уже трех лет во всех судах Андреянкова потрясает этим приговором: мол, разве можно соседке-клеветнице верить?!

От бесконечных волнений и не проходящего стресса здоровье Веры Дмитриевны резко ухудшилось: давление за двести, бешеный пульс, неделями приходится лежать в стационарах под капельницами.

От нервных переживаний умерла свекровь Мещеряковой, которой как бы случайно вручались повестки в суд, адресованные ее невестке. Для пожилой женщины, воспитавшей двух сыновей - докторов наук, профессоров - и никогда не видевшей даже милиционера на пороге своего дома, было чудовищным потрясением узнать, что невестку то и дело таскают по судам.

Но всё это, как оказалось, было лишь прелюдией к «крестовому» походу прокурорского сотрудника, так легко нашедшего общий язык с судьями и, что удивительно, также легко меняющего их во время процесса.

 

Слово и дело прокурора

После решительных попыток земельного передела Андреянкова приступила к переделу самого дома. Для начала она добивается того, что замглавы администрации Ставрополя С. Кобылкин своим постановлением присоединяет нежилое помещение (коридор дома) к квартире Андреянковой. На приеме у этого чиновника Мещерякова доказала, что коридор принадлежит обоим хозяевам - это общее и неделимое имущество. Однако обратный ход делу замглавы города дать не решился, лишь, кажется, искренне воскликнув: «Ах, как меня подставили! Советую действовать через суд!»

Мещеряковой и впрямь ничего не оставалось, как судиться с администрацией города, требуя признать постановление Кобылкина недействительным. Но донельзя измочаленная навязанной прокуроршей войной, она попадает в больницу. А новый судья О. Амвросов тоже очень быстро и тоже в отсутствие истицы постановляет: Кобылкин-де распорядился муниципальной собственностью. И это в частном-то доме! Ну как такое решение можно назвать, если не судейским цинизмом?!

Выйдя из больницы, Вера Дмитриева подает кассационную жалобу на это вызывающее решение судьи. Рассмотрение кассации по просьбе Андреянковой откладывают аж на два месяца. А за день до суда транспортная прокуратура ни с того ни с сего возбуждает в отношении Мещеряковой уголовное дело по якобы фальсифицированным ею медицинским справкам, которые она представляла суду. Кстати, о втором уголовном деле сама подозреваемая узнает от… Андреянковой, громогласно об этом оповестившей суд. Чем же брала так судей и коллег-прокуроров полковник юстиции Валентина Гавриловна Андреянкова – рассуждайте сами.

Дело дошло до надзорной инстанции краевого суда, но судья Л. Шульженко отказывает истребовать дело для рассмотрения по существу всё на том же основании: город распорядился муниципальной собственностью. И это несмотря на имеющуюся справку из городской администрации о том, что дом по улице Комсомольской, 125, не значится в муниципальной собственности. Получается, что любой чиновник отныне может самовольно и по своему усмотрению лишать частной собственности горожан, и суд с этим абсурдом, оказывается, полностью согласен?

Сфабрикованное уголовное дело по фальсификации медицинских справок Мещеряковой возбуждали и принимали к производству семь (!) раз - аккурат перед каждым новым судом. А потом по их окончании также неожиданно прекращали: состава преступления нет.

Вообще очень странно «исследуется» дело Мещеряковой: ее ни разу не вызывали ни в милицию, ни в прокуратуру, кто-то в чем-то копошится, «нарыть» ничего не могут, но вцепились в двух престарелых интеллигентных людей мертвой хваткой. Почти полгода Вера Дмитриевна не могла воспользоваться врачебной помощью, поскольку ее «историю болезни» прокуратура из поликлиники изъяла якобы для приобщения к уголовному делу.

На долгожданную встречу с прокурором края С. Голованевым Мещеряковой удалось пробиться лишь с помощью депутата Госдумы России А. Семенченко, главный надзорник края ее утешил: уголовное дело прекращено.

Но спустя пару недель Вера Дмитриевна получает письмо всё от того же Голованева, который сообщает: постановление следователя транспортной прокуратуры о прекращении уголовного дела нами отменено.

На приеме у первого зампрокурора края А. Снежко тот подтвердил: не волнуйтесь, Вера Дмитриевна, уголовное дело прекращено. И опять краевая прокуратура шлет вдогонку Мещеряковой письмо: оснований для отмены уголовного дела нет. (Воистину, эти два руководителя прокуратуры были не на своем месте, недаром по итогам недавней проверки ставропольского надзорного органа коллегия Генпрокуратуры за развал работы оставила их не только без должности, но и вообще уволила из органов прокуратуры.)

А вскоре к изощренной травле семьи престарелых вузовских преподавателей подключились друзья-защитники Андреянковой. С упоением, в деталях они сочинили историю о зверствах соседки над бедным котенком: Мещерякова-де бросила в вентиляционное устройство ванной комнаты Андреянковой котенка, а потом, дабы продлить его мучения, подкармливала, пока тот не умер. Об издевательствах над котенком, о том, как Мещерякова выливает под дверь соседки всякую гадость и фекалии, с пеной у рта Андреянкова без устали живописует в судах с очевидной целью – убедить Фемиду в том, что ее совместное проживание со стариками невозможно.

Беспрецедентная девятилетняя травля стариков сильной мира сего – крепкой в своей настырности прокурорской дамы возмутила жителей Комсомольской улицы: более десятка жильцов, а также сотрудники школы-интерната, соседствующего с домом Мещеряковых, поставили свои подписи под письмом в судебные органы с призывом: не верьте инсинуациям Андреянковой, потому что Мещеряковы – добропорядочные, законопослушные люди, всю жизнь отдавшие служению высшей школе. Но вот что поразительно, точнее, вызывающе демонстративно: судьи это письмо, мнение людей отшвыривают, во внимание не принимают, зато продолжают внимательно и сочувственно выслушивать (и записывать в судебные решения) историю о дохлом котенке. Хотя уже давно всем ясно: этот бред чистой воды не имеет никакого отношения к ветеринарному врачу по образованию, кандидату ветеринарных наук Вере Дмитриевне Мещеряковой, которая всю жизнь спасала животных и до сих пор жалостливо подбирает их, бездомных, и выхаживает на свою крохотную пенсию.

Тем временем судья Ленинского суда Т. Гаппоева, а затем и президиум краевого суда обязали «Крайтехинвентаризацию», опираясь на постановление замглавы Ставрополя С. Кобылкина, признать коридор квартирой (?!) Андреянковой. Так, бесцеремонно нарушив Градостроительный и Жилищный кодексы, санитарные и противопожарные нормы, судья лишила Мещеряковых основного входа в дом. Вооружившись решением Гаппоевой, Андреянкова направляется в «Крайтехинвентаризацию» и Регпалату и регистрирует право собственности на свою квартиру уже в 125,6 квадратных метров, вместо 101,4.

Понимая, что вовсю напортачили, в администрации города все же отменяют постановление Кобылкина. Но суды, как мы уже писали, ни на что не взирая, держат сторону коллеги по силовому цеху. Вот и судья Октябрьского суда З. Кравченко удовлетворяет иск Андреянковой, признав отмену главой Ставрополя Кузьминым постановления своего зама Кобылкина, распорядившегося частной собственностью, незаконным.

На последнем заседании у судьи Кравченко Вера Дмитриевна, женщина выдержанная, устав от издевательств, под россказни Андреянковой о дохлом котенке, не проронила ни слова, лишь в сердцах хлопнула себя по коленке. Судья Кравченко отреагировала молниеносно: сейчас припишу тысячу рублей штрафу!

 

«Шоу» продолжается

Доказывать свою правоту у ветерана войны и труда, инвалида второй группы, 75-летней Веры Дмитриевны Мещеряковой, доведенной девятилетним прокурорско-судебным издевательством до инфаркта, ишемии, стенокардии, гипертонии, сил уже не осталось - только в феврале этого года состоялось восемь (!) судов. После этого попадает в больницу в отделение кардиологии.

Между тем Андреянкова, вхожая в кабинеты, успешно продолжает претворять в жизнь свои планы и, судя по непрекращающемуся судебному марафону, готова еще долго пытать соседей, подталкивая их к могиле бесконечной тяжбой с ярко выраженной целью – захват чужой собственности. Причем таким образом, чтобы побольнее ударить стариков, не имеющих таких, как у нее, связей, такой же нахрапистости и просто физических возможностей.

На любой другой территории России этому произволу давно бы уже положили конец, отправив «маньяка» за решетку. Но Ставрополье – особое место, где с подачи судов и прокуратуры могут безнаказанно годами вести уголовное преследование невинных, таскать их по судам, с мстительным чувством наблюдая за тем, как они лишаются последних сил.

Олег ПАРФЕНОВ

 

Террор под сенью закона

 

Пример многолетнего хождения по мукам семьи Мещеряковых за судебной защитой своих конституционных прав и охраняемых законом интересов далеко не единичен и как в зеркале отражает всё несовершенство и неэффективность реформы правоохранительной и судебной системы.

 

Причины драмы семьи пенсионеров на поверхности. Два чиновника, С. Кобылкин от городской власти и В. Андреянкова от органа, призванного осуществлять надзор за соблюдением законности в деятельности этой власти, пришли к выводу, что не стоит портить личные отношения между собой, а также между их «конторами». Кобылкин, воспользовавшись тем, что ему доверили исполнять обязанности главы города, вынес заведомо незаконное постановление, которым изъял из частной собственности прихожую-коридор, являющуюся местом общего пользования и принадлежащую обоим владельцам квартир на праве совместной долевой собственности и передал ее Андреянковой. Чем руководствовался Кобылкин, не знаю, но точно уж не нормами закона.

В газетной статье невозможно изложить все детали и передать нюансы этой девятилетней травли семьи Мещеряковых. А уж тем более невозможно полностью рассказать о методах и способах использования профессионального опыта и юридических знаний чиновников, судей и прокуроров для того, чтобы обойти закон, а также лишить Мещеряковых права на судебную защиту от посягательств Андреянковой. Однако моральная сторона объявленной «блюстителем законности» Андреянковой войны по захвату не принадлежащей ей собственности очевидна и в отдельных комментариях не нуждается.

Одно дело, если работник прокуратуры, пусть даже бывший, допускает ошибку, искренне заблуждается, пытаясь доказать свою правоту. Но в нашем случае Андреянкова, имея высшее юридическое образование, большой опыт по надзору за соблюдением норм закона, сознательно использует свои профессиональные навыки в целях, мягко говоря, не благородных – присвоения чужой собственности.

Мне пришлось изучить множество судебных решений и иных документов этой истории. Казалось бы, совершенно очевидно, что городская власть не имела ни малейшего права вмешиваться в спор двух собственников, а уж тем более изымать и перераспределять места общего пользования. А суды, прежде чем решать вопрос о правомерности действий должностных лиц по изъятию мест общего пользования от одного собственника другому, обязаны были установить правовой статус домовладения, не принадлежащего к муниципальному жилищному фонду и являющегося частной собственностью.

Но смотрите, что происходит. Одни судьи уходят от разрешения спора о праве собственности, незаконно приостанавливают рассмотрение дела по существу, а другие словно блины пекут незаконные решения, понуждая органы госрегистрации к таким же незаконным действиям. Так, свои решения судья Т. Гаппоева выносит при полном игнорировании правоустанавливающих документов на домовладение, установленного законом порядка разрешения подобных споров, при отсутствии от Андреянковой иска о праве собственности на коридор, а также какого-либо документа о признании за ней этого права.

Складывается впечатление, что работают судью по принципу: если очень хочется угодить или посодействовать коллеге из прокуратуры в захвате чужой собственности, то закон в этом не помеха. Причем действуют так беспредельно не только районные судьи, но и их покровители в вышестоящих инстанциях, упорно отказывающих в пересмотре дела – вопреки требованиям закона, фактическим обстоятельствам, правоустанавливающим и регистрационным документам. Будто сговорившись, твердят одно и то же: помещения общего пользования, принадлежащие на праве личной собственности Мещеряковым и Андреянковой, являются муниципальной собственностью, и глава города вправе передавать их кому угодно. Вы только представьте, какой опаснейший прецедент создали в наших судах? Теперь, если следовать этой чудовищной логике, чиновники могут по своему усмотрению отбирать у жильцов многоквартирных домов подъезды, лифты, лестничные клетки, продавать или отдавать их своим друзьям, знакомым.

А бывший прокурорский работник Андреянкова на фоне этого произвола вовсю использует личные связи не только для отъема чужой собственности, но еще и для того, чтобы сократить жизнь двух пожилых людей, небезуспешно обкатывая систему особо изощренных, циничных методов морального и правового террора.

 

Владимир ХОМУТИННИКОВ,

адвокат, прокурор Ставропольского края в 1987-1994 гг.

 

Сергей 08 июля 2012, 17:24

Ну что же,время все расставило на свои места. Неоднократные заявления Андреянковой,что Вера дмитриевна здорова "как бык" и все её преследования и создание уголовных дел,за якобы получаемые Мещеряковой фиктивные больничные листы переходит в область предания. Веры Дмитриевны не стало 30 июня т.г. Она ушла от нас, затравленная, в своё время, этой чудовищной фурией,этим исчадием ада,которая отняла, по меньшей мере, десяток лет у прекрасного человека,очаровательной женщины матери, педагога. Пусть одной земля будет пухом, а другой сгинуть и гареть в аду.

Анастасия 08 июня 2011, 10:45

Знаю эту ситуацию, и обе ее стороны, не понаслышке. Действительно, вопросов много!!!

Лариса 26 июня 2008, 09:25

Я, Вам очень сочувствую, желаю Вам здоровья и побольше выдержки, на сколько это возможно в такой ситуации.... Может быть Вам следует написать жалобу "батюшке царю" президенту Медведеву, либо премьеру Путиную.? Если в нашей стране по другому ни как не добиться своих прав. С уважением Лариса.

Юрий 08 июня 2007, 16:39

Ну отправьте этот материал в Генеральную прокуратуру и администрацию президента! Видно, у нас не только руководство краевой прокуратуры надо выгонять. Метастазы распространились везде. Надо разгонять всех прокурорских работников. Да не просто разгонять, а за подобные действия возбуждать против них и судей (Теппоевой и др.) уголовные дела.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий