Поиск на сайте

 

Дикость за гранью Закона и Смысла,Этики и Морали

Беспредельщик

Врио ставропольского крайсуда О. Козлов (на снимке), бросивший должностной ресурс на войну с критиками его разрушительной деятельности, издал очередной циркуляр для руководителей городских и районных судов, в котором потребовал «немедленно сообщать» о появлении в их ведомствах сотрудников «Открытой» газеты» то есть, требуя организовать наружную слежку за журналистами.

Налицо злоупотребление высшим госчиновником служебными полномочиями, умаление - до последней крайности! - авторитета судебной власти, вовлечение в беззаконные действа своих подчиненных...

Посмотрите, что вытворяет врио председателя ставропольского крайсуда О. А. Козлов, разославший руководителям судов циркуляр такого содержания:

А теперь предлагаем всем ответить на вопросы.

1. Можно ли считать Ставропольский краевой суд независимым при руководителе, который, спасаясь от критики своей беззаконной деятельности, объявил «Открытой» газете не только личную вендетту, но и приказал участвовать в ней своих подчиненных?

2. Считаете ли вы, что подобный циркуляр — это прямое давление Козлова на судей с превышением должностных полномочий, нарушение им Кодекса судейской этики, закона «О статусе судей Российской Федерации», закона «О СМИ», умаление авторитета судебной власти?..

3. Считаете ли вы, что с подобными установками главы ведомства судьи краевого суда способны рассматривать дела в процессах всесторонне, объективно и беспристрастно?

4. Считаете ли вы, что распространение вышеупомянутого циркуляра в инстанциях краевого правосудного ведомства является основанием для возбуждения уголовного дела в отношении данного должностного лица?

5. Если вы или ваше ближнее окружение сталкивались с фактами судейского беспредела, связанного, по вашему мнению, с воздействием на судей, ведущих процесс неких третьих лиц — напишите нам об этом с приложением документального подтверждения.

Козлов понуждает подчинённых вступать в преступный сговор

Итак, все по порядку. Преступный циркуляр за подписью врио О Козлова, который вы видите, пришел в редакцию в почтовом конверте, где обратным адресом был указан г. Михайловск, с наименованием улицы, номера дома, квартиры и проживающего там отправителя.

Не будем томить читателя и скажем сразу: мы быстро определили, что адрес ложный, как и фамилия отправителя. А вот подделка ли сам текст шокирующего приказа за подписью главного краевого судьи, вопрос для следствия и прокуратуры.

Да, подпись Козлова в точности совпадает с его росчерком на судебных документах, но любую подпись можно легко перенести с реального документа на фейковый (фальшивый), если злоумышленник задался целью организовать провокацию.

Изумило нас и то, что в циркуляре были поименно названы те, за которыми Козлов приказывает руководителям судебных инстанций организовать наружную слежку - журналисты ненавистного ему СМИ.

Причем он перечисляет имена не только действующих, но и уже давно не работающих сотрудников, а также несуществующих в природе и даже техработников, не опубликовавших в газете ни единого слова

Казалось бы, это не поддается здравому осмыслению, однако и признаком «фейка» (подделки) тоже не является, поскольку в том, что на самом деле сейчас вытворяет Козлов, заняв царственное кресло, нет ни здравого смысла, ни понятий о законе и судейской этике, а есть поступки на грани - и за гранью!- фола.

Скажете, что мешает, мол, сделать официальный запрос хотя бы некоторым адресатам идиотского циркуляра? Отвечаем: уверены, что правды они не скажут, ибо не могут не понимать: письмо за подписью Козлова содержит, выражась юридическим языком, признаки оконченного преступления - и не по одной статье Уголовного кодекса.

Наиболее очевидные - давление на независимый суд, вовлечение подчиненных в преступный сговор, имеющий цель уничтожать издание и его журналистов судебными репрессиями - всеми способами и на любом уровне правосудной системы.

И ни один правоприменитель не посмеет признаться в том, что его склоняли к преступлению, а он об этом куда следует не заявил, как требует от него закон, тем более профессия. Что уж там районный судебный начальник, если даже краевые судьи, имеющие куда более высокий статус в иерархии местной Фемиды, ведут себя трусовато.

«Автор здесь не написал лишь слово «расстрелять», но оно явно подразумевается»

Какая уж там судейская независимость, уверяйте в этом лишь непосвященных. А я лично наблюдала (и слышала от очевидцев), каким мстительным царьком являл себя на заседаниях президиума Козлов: нападал на участников процесса с грозным попреком, как-де они смели писать о своей беде в «Открытую».

Чудил напропалую, подсчитывая с калькулятором в руках «доходы-расходы» процессуальных оппонентов, шокируя всех слабой ориентацией в нормах закона...

Но при этом члены президиума с учеными званиями в области юриспруденции молчали, опустив головы, - не находя в себе мужества остановить его анекдотическую самодеятельность в вопросах права.

Мы показали распоряжение Козлова установить наружку за журналистами бывшему военному прокурору, тот изумленно покачал головой, усмехнувшись: «Автор здесь не написал лишь слово «расстрелять», но оно явно подразумевается».

Показали расстрельную бумагу знакомым юристам, бывшим и действующим сотрудникам силовых органов, прокуратуры и адвокатуры. Тем, кто по практике хорошо знает, что происходит в судебном ведомстве и имеет свое мнение о профессионализме и личностных качествах врио председателя крайсуда.

Так вот, ни один из них не усомнился, что та-а-ко-е мог вполне подписать и сам Козлов, «с него станется!»

А если сделать запрос самому Козлову, опять подскажет нам читатель. Отвечаем: может соврать, потому что признание авторства обозначает для него реальную перспективу с треском вылететь не только с должности, но из самой судейской мантии.

И, возможно, этим и объясняется отсутствие на циркуляре номера регистрации, даты отправки, что - при условии его реальности - может указывать на одно.

Козлов, конечно же, осознает незаконность такого распоряжения и, естественно, не мог оставить в анналах официальной внутренней переписки крайсуда расстрельную бумагу, которая за беспросветную дурь могла бы в будущем догнать и его самого.

Возможно,  его характер  и личность искорёжила служба в тюремном ведомстве

Опасность для себя умом понимает, но всякий раз его перевешивают самолюбие, обидчивость, мстительность, враждебность - свойства характера, возможно, обретенные (либо усиленные) во время его службы в тюремном ведомстве (УФСИН). Да еще и в уральской глубинке, где силовик всегда был царь и бог - и сомнений в этом «самоопределении» простому люду не прощал.

Поэтому Козлов не прощает сомнений в своей избранности и неподвластности критике. Потому и бросается на новые подвиги самоутверждения на троне, с которого душа рвется прокричать: «Я царь или не царь?!»

Непризнание этой великости в публичном пространстве вкупе с острой критикой «Открытой» газетой его административно-управленческой деятельности толкает Олега Афанасьевича на поступки совершенно иррациональные, а говоря по-русски, безумно неадекватные, необъяснимые с точки зрения здравого смысла.

А уж с точки зрения закона его попросту уносит за облака. Так врио крайсуда не раз публично провозглашал: нет необходимости проверять факты, опубликованные в расследованиях «Открытой», поскольку лично он, Козлов, считает их недостоверными.

Все критические публикации приказывает считать  «давлением на суд».

Административной силой навязывает эту установку всем своим подчиненным, посвятив ей на годовом отчетном совещании почти треть своего выступления (других проблем не оказалось), выведя на большой телеэкран в зале мероприятия названия трех наших публикаций о фактах судейской махновщины.

Козлов и Самойлова трусят судиться с «Открытой» в другом регионе

Абсолютно все подобные факты Козлов яростно отрицает, хотя в редакции на каждое утверждение есть документальные доказательства, в том числе аудио- и видеозаписи.

И мы их в любой момент продемонстрировали бы руководству крайсуда, любым проверяющим.

Но в том-то и дело, что они, точно зная, что написанное - правда, ее страшатся. Именно поэтому ни Козлов, ни его покорная единомышленница Т.М. Самойлова (председатель квалификационной коллегии судей края) ни на одну критическую публикацию не дали редакции ни одного официального ответа - с указанием необходимых сведений об обязательной проверке указанных в статьях сведений.

Ибо не отписки (повторяемся в сотый раз!), а только официальный ответ, составленный в строго определенной форме, является процессуальным документом, который журналисты могут опротестовать в последующих инстанциях, если увидят в его содержании попытку увести от ответственности судей, допустивших правонарушения, порой с признаками преступления.

Бесчестное поведение вышеназванных господ объясняется лишь стремлением не выносить сор из избы, не давать хода расследованию и пресечению безобразий, которые позволяют себе некоторые вконец оборзевшие от безнаказанности правоприменители.

Камуфлируя, прикрывая, крышуя проступки и преступления коллег, эти руководители формируют круг благодарных грешников в запачканной мантии.

Они кричат о «давлении на суд», об «умалении авторитета судебной власти», и даже об «оскорблении судей», словно они вдвоем и представляют в этой системе идеал непорочности. Циничные люди с извращенной моралью!

Казалось бы, чего проще: если судья считает себя «оскорбленным» публикацией в газете - иди лично в суд, как и определяет это закон.

Но никто «защищать честь» не идет, отлично понимая: процесс будет проходить в суде другого региона, где кончается «крыша» козловых - самойловых, но главное, им нечем будет крыть, когда редакция предъявит документальные свидетельства их проступков, а то и преступлений против Правосудия.

Мы к таким судам готовы, более того, мы их инициируем. Еще в конце прошлого года подали иск с обвинением в бездействии председателя ККС Т. Самойловой, которая не исполняет своих должностных обязанностей (отказывается проводить проверки фактов о правонарушениях судей).

Госпожа Шетогубова, спокойно ли вам спится?

По закону наше исковое заявление должно быть передано для рассмотрения в другой регион, ибо в силу «конфликта интересов» рядовой ставропольский судья не в силах принять принциальное решение в отношении своего начальника, от которого зависит его судьба и карьера.

Потому именно по вышеуказанной причине судья Промышленного райсуда, которому, однако, иск втюрили, благоразумно принял наш ему отвод и объявил, что передаст дело в крайсуд, который обязан передать его в Верховный суд для определения другого региона.

Но Самойловой страшно появляться в роли ответчика перед чужими коллегами, и по договоренности (я бы сказала, по сговору!) руководства ведомства с председателем Промышленного суда Ольгой Павловной Шетогубовой иск уже более полугода незаконно ими удерживается в крае.

Неприятно осознавать, что даже такие опытные профессионалы, как Шетогубова с ее-то мудростью и хитрой осторожностью, прогибаются перед Козловым, понимая все его «бзики», но, видно, не понимая до конца, что сами становятся соучастниками абсолютно беззаконных и до крайности аморальных действий оголтелого самоуправщика, пусть и в должности их начальника.

Так ведь начальника-то временного, от чьего убийственного наследия будет со страшной силой избавляться последующий новый начальник и, выкорчевывая гнилые корни в принятом от него ведомстве, спросит строго и с «наследников».

Неужто Ольга Павловна не испытывает хотя бы неловкость (должен был возникать решительный протест) от того, что ей приказывают отслеживать и немедленно докладывать о процессах с участием журналистов, чтобы их там нещадно «мочить».

Но хуже, что председатель райсуда (по идее, пример и наставник малоопытных коллег) беспощадно подставляет в этой ситуации молодую судью Н. Лысенко, обязав - лишь росчерком на картонной папке(?!) - «рассматривать» наш иск к Самойловой в нужном ключе.

При  таких  начальниках  независимых  судей  быть  не  может  в  принципе

Бедная-бледная молодая судья Наталья Лысенко старается выполнять поставленную ей задачу. Но выполнить ее можно, только лишь спустив все кодексы в унитаз - и сесть на его крышку, не подобрав мантии.

Наше заявление подано еще семь месяцев назад, прошло с десяток заседаний, ни на одно из них Самойлова не явилась, просто отсылает факсом трехстрочные отписки «прошу в иске отказать».  И Лысенко принимает определение о том, что считает присутствие истца в суде... необязательным(?).

А с кем истцам общаться в суде, кому задавать вопросы? Стенам? А судья сама будет на них отвечать?

Судья (ну точно по совету «старших товарищей») предлагает заменить ответчика: мол, вместо Самойловой может быть представитель от возглавляемой ею квалификационной коллегии судей (ККС).

Мы ходатайствуем о привлечении в качестве заинтересованного лица представителя ККС, однако Самойлову, как главного ответчика, из иска не исключаем.

Не вставая с места, Лысенко отказывает в этом ходатайстве, грубейшим образом нарушая процессуальный   кодекс, который однозначно наделяет правом истца привлекать в процесс третьих лиц — и судья не имеет полномочий в этом отказать.

Дальше. Просим суд запросить из ККС (от Самойловой) все материалы проверок публикаций, о которых идет речь в иске. Лысенко в этом также с ходу отказывает, не в силах пояснить (на чем я настаиваю) основания для такого решения.

Ведь в картонной папке (на которой оставила неприличный след О. Шетогубова, подменив судебное определение своей «указивной» подписью), кроме технических бумаг и сумбурного, без единого документального подтверждения «отзыва» самой Самойловой, больше ничегошеньки нет.

На каком же основании тогда готовится вынести решение судья Лысенко? И зачем так торопится оставить собственный неприличный след в этой истории, отказывая нам в ходатайстве о приостановлении дела?

До тех пор, пока жалоба на нее саму, на ее просто вызывающие процессуальные нарушения не будут рассмотрены в ККС.

Какая может быть у подневольных людей профессиональная честь?!

Понятно, что Козлов бешено торопит с расправой над журналистами в паническом ожидании нового начальника, не только наслышанного о его вывертах, но и самолично, как рассказывают, в том убедившегося. Он трясет Шетогубову, та в свою очередь  - бедную судью Лысенко.

И вся троица понимает, в какой правовой ловушке оказывается: нашу жалобу на Лысенко должна рассматривать - опять же! - Самойлова, а это - опять же! - «конфликт интересов» и все - опять же! - приходит к началу начал: дело должно быть передано в другой регион.

Вот так и бегает Самойлова от нас и закона - стыдобища да и только! И пытаясь унять панику и страх, пишет заявление лично главному приставу края: мол, пусть ваша служба хотя бы что-нибудь накопает в публикациях, которые мы (с Козловым) считаем «недостоверными» и «давлением на суд».

Читаешь это самойловское письмецо с приватным, поименным (!) обращением к должностному лицу и видишь: на высоком посту при полной бесконтрольности своей деятельности она, безусловно, подрастеряла правовые знания, давно не заглядывала ни в Кодекс судейской этики, ни в закон «О статусе судей Российской Федерации».

О личных качествах, из сказанного вытекающих, уж промолчу, одно лишь скажу: людей с гнущимся во все направления позвоночником лично я не уважаю.

Человек в мантии с дворовыми пацанскими повадками

Но истинное презрение я испытываю к другому человеку - О. А. Козлову. К конкретному «человеку», а не к «судебной власти», как он пытается изобразить, примазываясь к авторитету всей ее 150-летней истории, которую двигали гении Права, поборники Истины и Справедливости.

Они бы Козлову и руки не подали, зная то, что происходит в храме местной Фемиды, и о чем с раздражением и возмущением шепчутся в кулуарах судейского ведомства.

Козлов руководит ведомством не по закону, а по пацанским понятиям воспаленного разума. Год назад он уже рассылал циркуляр руководителям городских и районных судов, в котором оскорблял лучшего в регионе судебного обозревателя-расследователя Раису Абрамову, объявляя несоответствующими действительности факты, которыми уличалась в крайне неблаговидных делах молодая судья Бирабасова, ставленница Козлова из аппарата крайсуда. И он также приказывал отслеживать ее появление в любых процессах.

Врио вконец потерял правовые и этические берега, когда стал заваливать унижающими журналистов комментариями уже и сайт газеты.

Модератор их отметал, как любые другие хамские выпады, он даже и мысли не допускал, что подобные тексты могут действительно принадлежать высшему должностному лицу.

Козлова тогда совсем понесло: хамский выпад против другого ведущего журналиста «Открытой», зама главного редактора Елены Сусловой должностной безумец забросил на ватсап главного редактора, которая не сразу поверила в подобное хулиганство должностного лица.

До тех пор, пока Елена Суслова прямо не спросила Козлова, который свое авторство без стыда подтвердил.

Иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, который к нему подала наша Елена, будет в ближайшем будущем рассмотрен в одном из райсудов Ростова — так определил Верховный суд.

Со всей определенностью скажу, это будет не единственный иск подобного рода к О. А. Козлову. Еще один будет от меня, главреда, которого Козлов засыпал требованиями опровержения статей, факты которых - как всегда! - не проверялись, а просто самим Олегом Афанасьевичем были признаны недостоверными. При этом даже угрожает мерами за невыполнение своих личных противозаконных хотелок.

Исковое заявление к врио крайсуда готовит и наша мужественная Раиса Андреевна Абрамова - самый опытный судебный обозреватель, перу которой принадлежит большое число расследований и аналитических обзоров судебной практики.

Между тем, она и активный участник многих процессов, где, обладая обширными правовыми знаниями, не дает Козлову и его группе уводить от ответственности перед законом мошенников, что приводит временщика просто в неописуемое бешенство с попытками рассчитаться с ней на своих управляемых процессах.

Но вернемся к теме публикации: настоящим ли является безумное распоряжение Козлова об установлении наружки за журналистами?

«Самым что ни на есть настоящим, - подтвердил мне на встрече очень уважаемый и очень информированный в этой сфере человек. - Более того, это далеко не единственный противозаконный «документ» за подписью Козлова, который рулит судьями и дает указания по ряду рассматриваемых дел.

Но редакции невозможно заполучить их. Расследовать должны соответствующие правоохранительные и надзорные органы - следственный комитет, Генпрокуратура по СКФО, спецкомиссия Верховного суда...»

Так «Открытая» и поступит, направив все материалы в вышеупомянутые органы. Конечно, безостановочное сумасбродство врио О.А. Козлова надо останавливать, обращая внимание федеральной власти на всю дикость его поступков, от которых вконец затраханное ведомство трясет как на вулкане.

Бедный-бедный новый председатель крайсуда, появление которого на Ставрополье все никак не дождутся: сколько же сил ему придется положить, чтобы привести все в нормальное рабочее состояние! Не позавидуешь! Дай Бог ему воли, силы и здоровья с этим справиться!

P.S. В последующих номерах мы опубликуем серию расследований конкретных ситуаций в процессах с нашим участием, в которых судьи с демонстративным цинизмом следуют беззаконным и аморальным установкам Козлова, гарантирующим им безопасность от ответственности.
Потому с бесстрашной оголтелостью они топчут не только закон и профессиональную этику, но также - в свою очередь - вовлекают в действа сторонних лиц даже с криминальным самосознанием.

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор,
лауреат премии
президента России
«Правда и Справедливость»
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Горожанин (не проверено)
Аватар пользователя Горожанин

Посмотрел картинки с О. Козловым: https://yandex.ru/search/?lr=36&clid=1993037&win=369&text=%D0%BA%D0%BE%D...
Грустные, почти на всех он выглядит удручённо, где-то безразлично, где-то отрешённо. Может быть он сильно болеет или это симптом профессионального выгорания?

Добавить комментарий