Поиск на сайте

 

О масштабах торговли фальшивыми диссертациями в ставропольских вузах говорит тревожная статистика

В прошлом номере «Открытой», в статье «Раковая опухоль российской науки», мы рассказали о вольном сетевом сообществе «Диссернет», которое занимается общественными экспертизами кандидатских и докторских диссертаций. Один из основателей Диссернета, Андрей Заякин, выступал недавно с лекцией в Пятигорском госуниверситете.
После лекции с экспертом встретилась корреспондент «Открытой» Елена Суслова. Заякин рассказал о том, что большинство фальшивых диссертаций обнаружено у преподавателей и сотрудников вузов. И нужна им «липа» исключительно для того, чтобы штамповать такие же подделки, зарабатывая на ложных статусах благосостояние.
Благодаря Диссернету в вузах обнаруживаются целые фабрики подобных «диссероделов». Сегодняшний материал как раз посвящен фальсификациям диссертаций в вузах Ставрополья.
 

Самые плодовитые плагиаторы

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с материалами Диссернета, - большое количество плагиаторов в высших учебных заведениях. Труженикам «диссеродельной» сферы кандидатские и докторские корочки только для того и нужны, чтобы потом самим заседать в диссоветах и продавать работы, сулящие научную степень, представителям власти, бизнеса, правосудия.

Взять, например, нашумевшую несколько лет назад историю с профессором Шляпниковой. Кто был ее основным клиентом? Чиновники всех мастей. И она такая, увы, в нашем крае не одна. Диссернет отыскал несколько фабрик плагиата в Ставропольском крае.

Самыми плодовитыми плагиаторами оказались ректоры. Диссернет проверил около 80 диссертаций руководителей высших учебных заведений России и в 30 из них обнаружил плагиат. В коллекции фальшивых диссертаций вольного сетевого сообщества можно найти имена и «труды» наших земляков - ректоров из Ставропольского края.

Это, например, Виктор Вазагов - ректор и учредитель Пятигорского института экономики и управления. Около трети его докторской работы по экономике списано.

Мы заглянули на сайт вуза и с удовлетворением отметили, что Вазагов больше не ректор - передал бразды правления дочери. Но остается членом диссертационного совета в Северо-Осетинском университете и профессором в своем.

Еще одно знакомое лицо - Андрей Казначеев, бывший ректор Пятигорского государственного гуманитарно-технического университета и бывший депутат думы Пятигорска. Диссернет работал с текстом его кандидатской «История ислама на Северном Кавказе начала XIX - XX века», выполненной в 2002 году в Пятигорском государственном технологическом университете.

Ректором этого университета в то время был его отец, работавший некогда секретарем крайкома КПСС по идеологии. И это важно, потому что идеологией в этой семье и не пахло.

Где Казначеев-младший защищался, неизвестно: код диссертационного совета нигде не указан. На обложке числится научным руководителем профессор из другого пятигорского вуза – Даулет Напсо.

А сама работа почти полностью списана из книги известного кавказоведа Алексея Малашенко «Исламские ориентиры Северного Кавказа» (2001 г.).

Уже через три года липовый кандидат наук защитил докторскую (до нее «копатели» из Диссернета еще не дошли). Его вуз влился в состав СКФУ, Казначеев перестал быть ректором и «выпал» из списка.

Липовыми оказались кандидатская и докторская диссертации Геннадия Ягудаева, директора Северо-Кавказского филиала ФГБОУ «Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (МАДИ)», что в городе Лермонтове. Обе диссертации защищались в родном вузе – МАДИ.

Как сохранить имидж

Андрей Заякин считает, что научные фальшивки защищаются не из любви к списыванию:

«Я вам открою страшную тайну: никто ничего не списывает! Забудьте об этом! На самом деле происходит чистой воды уголовщина, а именно - незаконная торговля. Мы-то с вами знаем, что никто из профессоров не будет передавать собственные тексты непричастным людям за просто так».

Если ректор знает про торговлю диссертациями и это дело не останавливает, значит, ректор виноват вдвойне.

Но опять же, если какой-то один диссовет наштамповал липовых диссертаций, это вовсе не значит, что весь институт плохой.

У ректора всегда остается возможность сохранить имидж вуза. К примеру, поменять дискредитировавших себя профессоров в диссовете. Тогда у вуза и у ректора появится другая репутация – защитников науки.

Но у нас в крае случается и по-другому. Ректоры сами торгуют не только фальшивыми диссертациями, но также налево и направо продают дипломы о высшем образовании людям, которые здесь не учились, как это практиковала ректор Института дружбы народов Кавказа Татьяна Ледович («Ректор вуза торговала дипломами», №27 с.г.).

Что любопытно, среди выпускников вуза очень много известных лиц от власти. Это депутаты, мэры городов, главы администраций. Наверняка кто-то из них диплом покупал, а иным Ледович, может, и сама дарила.

Бывшему главе администрации Буденновского района Александру Юрченко Ледович выдала сразу два диплома – за одним и тем же числом, за одним и тем же номером, но с разными специальностями. Благодаря фальшивым свидетельствам Юрченко преодолел требование закона о высшем образовании для руководителей и стал главой администрации.

Таким нестандартным способом Татьяна Ледович принимала участие в формировании властной элиты Ставрополья, лживой и продажной. Расследование уголовного дела в отношении ректора продолжается и может принести еще много неожиданностей.

Диссернет-карта Ставрополья

На сайте Диссернета появилась интерактивная карта России, на которой отмечены все обнаруженные диссоветы, штампующие диссертации. Андрей Заякин считает, что на Северном Кавказе, традиционно более коррупционном, дела с защитой диссертаций всегда обстояли хуже, чем в других регионах.

Кроме интерактивной карты на сайте Диссернета есть и посвященный вузам раздел, в котором перечислены все институты, отмеченные на карте. По сути, сайт Диссернета - первый в России каталог торговцев фальшивыми диссертациями.

- Если на диссовете в каком-либо вузе за 10 лет нашлась одна диссертация с некорректными заимствованиями, то это списанная работа. Если на совете за это же время фигурировало 20 таких диссертаций, то они не списанные, они все проданные, - уверен Заякин.

Сразу встает вопрос: много ли таких диссертационных советов на Ставрополье? Диссернет насчитал пока восемь. Один - в Кисловодском институте экономики и права, два - в бывшем ПГЛУ, ныне Пятигорском государственном университете, пять - в Северо-Кавказском федеральном университете.

Специальных проверок, посвященных Ставрополью, Диссернет не делал. Эти советы выявились при проверках вузов в других регионах.

- В последнее время сетевое сообщество чаще занимается проверками тех, кто купил свои защиты в неприглядных местах. В таких случаях ведется работа по поиску «куста»: найдя одну фальшивую работу, мы начинаем проверять всех, кто защитился у того же профессора, и таким образом выпалываем всю его «молодую поросль», – поделился технологией проверок Андрей Заякин.

Сердце ребёнка... 60-летнего возраста

Найдите на страницах Диссернета экспертизу кандидатской по медицине Ольги Астаховой (Мингалиевой), старшего преподавателя кафедры анатомии Ставропольского государственного медицинского университета. Работу она писала в родном вузе, защищалась в 2010 году в медуниверситете в Волгограде.

Кандидатская посвящена проблемам с сердцем у детей 4-12 лет. Вы поведете своего ребенка к такому врачу, если узнаете, что его работа, посвященная детской кардиологии, полностью списана? Оригинал - работа коллеги по институту Евгения Галейся, защищенная тремя годами ранее, только тот изучал проблемы сердца не у детей, а у людей постарше – до 60 лет.

Статистика Диссернета - тревожная

Сколько же всего преподавателей-«диссероделов» работают на Ставрополье и штампуют липу? В базу Диссернета попали 53 фальшивки, защищенные в вузах, вошедших в состав СКФУ вместе с филиалами. Да, нынешнее руководство университета получило тяжелое наследство.

Если ректор вуза заинтересован в том, чтобы остановить поток фальшивых диссертаций, Андрей Заякин готов приехать в СКФУ с лекцией (как и в любой другой вуз), рассказать о мастерских плагиата, обнаруженных сообществом в этом вузе, предложить меры по оздоровлению ситуации.

В рамках этой программы Андрей Заякин путешествует сейчас по России, читает лекции в тех вузах, куда его приглашают ректоры, заинтересованные в ликвидации таких «мастерских».

Другая серьезная фабрика плагиата на Ставрополье - Кисловодский институт экономики и права, где обнаружено 18 фальшивых диссертаций. Для частного вуза это очень много.

В бывшем Пятигорском лингвистическом университете (ныне ПГУ) обнаружено 15 фактов плагиата в диссертационных работах. Два «диссеродела» обретаются в Лермонтовском филиале МАДИ. В ставропольских филиалах московских вузов, МИПП и МПГУ, а также в Георгиевском филиале РГГУ – по одному.

Аудиторы российской науки

Главное достижение Диссернета, как считает Андрей Заякин, состоит в том, что впервые сделан масштабный аудит российской образовательной и научной системы, в первую очередь в области общественных наук. Диссернет замечателен тем, что он доказателен: каждую экспертизу можно разобрать, и сделать это может любой человек, умеющий читать по-русски.

На лекции в Пятигорске Андрей Заякин говорил о распространении плагиата в российских вузах как о системе. Он сделал вывод, что плагиатор никогда не работает в одиночку. У типичного профессора-диссеродела всегда с десяток, а то и больше таких же «учеников».

И диссертационный совет прекрасно знает о бизнесе такого профессора, потому что все его бизнес-диссертации здесь же и защищаются. И каждая такая фабрика фальшивых диссертаций имеет своего представителя в ВАК.

Кто-то после разоблачений лишился научных степеней (да-да, было несколько громких случаев). Сейчас на повестке дня – лишение докторской степени по истории министра культуры Российской Федерации Владимира Мединского. Заявление подали трое ученых: доктора исторических наук Вячеслав Козляков и Константин Ерусалимский, а также ученый из Флорентийского университета, эксперт Диссернета Иван Бабицкий. Письмо в поддержку лишения докторской степени министра культуры поддержали и другие академики.

- Конечно, кто-то считает, что такие маленькие победы не могут поколебать всю систему, я с этим не согласен, - отмечает Андрей Заякин, - потому что они показывают тот modus operandi (образ действия. – Ред.), с помощью которого гражданское общество становится сильнее.

Елена СУСЛОВА

 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий