Поиск на сайте

 

 

Если призывник умрёт от недоедания и болезней, военкомат, чего доброго, пришьёт ему злостное уклонение от службы в армии

 

В статье «Не хочешь в казарму - служи «на гражданке» «Открытой» №43 от 2.11.2011 г. мы рассказали, как выпускник аспирантуры СевКавГТУ Дмитрий Карауланов попытался воспользоваться своим конституционным правом - заменить военную службу альтернативной гражданской (АГС).
Военный комиссариат Ставрополя в реализации законного права Дмитрию отказал и вызвал его на призывную медицинскую комиссию. Та признала у парня наличие целого букета серьезных заболеваний, но, тоже вопреки закону, присвоила ему категорию годности к военной службе, которая позволяет призывнику служить в любых войсках, кроме флота и десанта.
Молча снести нарушение своих гражданских прав и российского законодательства со стороны военного комиссариата парень не захотел...

 

Уклонистом не рожден
Если бы Дима был здоров, атлетически сложен или хотя бы имел соответствующий росту и возрасту вес, он бы в армию и сам пошел. Да что пошел?! Полетел! Ибо со школы мечтал стать летчиком. Как отец, который вышел на пенсию в звании штурмана боевого управления. Так что трепетное отношение к воинской чести и мужской доблести воспитывалось в семье Караулановых не на словах, а на настоящем мужском деле.
Правда, государство этого не оценило и собственными руками подорвало свой же авторитет: наотмашь ударило по военно-патриотическим настроениям в отдельно взятой ячейке общества - семья штурмана Александра Ивановича Карауланова много лет безрезультатно ожидала решения жилищной проблемы, ютясь в жуткой тесноте у престарелых родителей. Свой дом в конце 90-х летчик Карауланов построил уже спустя пять лет после выхода в запас.
Так что иллюзий у Димы не было. На примере отца он убедился, что государство равнодушно к нуждам своих надежных «штыков», задвинул детскую мечту о летном училище в дальний угол и поступил в СГТУ. А поскольку голова у него работает на все сто, он еще и окончил аспирантуру.
До окончания призывного возраста оставалось пять месяцев. Можно было, как поступают в таких случаях уклонисты, удариться «в бега», «договориться» с нужными людьми и «откосить». Ну в самом деле, что делать в казарме 27-летнему больному аспиранту среди 18-летних солдат, часто криминально ориентированных, наркотически и алкогольно зависимых (много ли вы видели других?).

 

Чти армию, мать твою!
Но, несмотря ни на что, законопослушный Дима готов был послужить родине. Правда, не в казарме и не с автоматом наперевес. Отдать долг родине мирным трудом.
Такое право предоставляет призывникам закон об альтернативной гражданской службе (АГС), принятый в 2002 году.
Так что призывная комиссия Ставрополя обязана была дать Дмитрию разрешение на прохождение АГС, начать процедуру оформления, подать заявку в Роструд на организацию рабочего места.
Для этой цели закон об альтернативной гражданской службе предусматривает определение ежегодно утверждаемого перечня профессий, должностей и организаций, причем исключительно из числа государственных структур федеральной или региональной подчиненности.
При выборе места службы должны учитываться образование, специальность призывника, опыт работы, медицинские противопоказания, семейное положение. То есть вместо казармы парень работает на государство, пусть и не на компьютере, не в научной лаборатории (хотя и на это имеет право, если сам найдет для себя такую вакансию).
Для многих призывников АГС - реальный шанс остаться в живых, продолжить род, поверить в торжество Конституции и закона. И по коррупции удар нанести, и сохранности семейных капиталов поспособствовать. Чего ж их на взятки тратить? Лучше здоровье поправить.
Но главное: чем больше призывников будет заявлять о нежелании идти в казармы, тем скорее государство отменит призыв и займется, наконец, созданием профессиональной армии.
На нашем сайте на сей счет под статьей «Не хочешь в казарму - служи «на гражданке» оставил свой комментарий член Московской Хельсинкской группы, лидер Движения против насилия Сергей Сорокин:
- 15 лет назад я был в Германии, в Оснабрюке, на конференции, посвященной Эриху Марии Ремарку, приближалось его столетие. Журналисты из Испании делали доклад о количестве публикаций об альтернативной гражданской службе в испанской прессе. Число их доходило до 600 в неделю! А через пять лет в Испании число отказчиков от военной службы возросло до 30%, и власть отменила призывную систему в Испании. Вот этого нам и не хватает. Спасибо «Открытой» газете за смелость и сообразительность. 
Однако сегодня в России АГС - тот случай, когда хороший демократичный закон не работает абсолютно. Он все равно что бельмо в глазу у военкомов, нарушитель порядка для Минобороны и темная лошадка для призывников.
Сегодня среди агээсников, в том числе и в Ставропольском крае, как правило, одни иеговисты. Их «религиозные соображения» вкупе с мощными адвокатами и отлаженной системой судебной защиты - единственный ударный довод для военкоматов, чтобы оставить верующих в покое.
У Димы же довод не идти в казарму был морального порядка - он считает войну и все связанное с ней аморальным. Таких людей называют пацифистами - они исповедуют идеологию сопротивления насилию. Но о доводах, как того опять же требует закон, военком Гайдуков нашего героя не спрашивал.
- Он с порога начал меня «строить» в духе: «Докладывай! Ноги вместе, руки покажи!» - рассказывает Дмитрий. - Я не смолчал и резко поставил военкома на место жестким «Нет!». Гайдуков вознегодовал: «Какой ты пацифист?! Ты - агрессивный!» И на этом основании военком решил, что у меня «неубедительные доводы» не идти служить в армию по призыву.

 

Прокурор вам судья
Похоже, у Гайдукова неважнецки не только с законом, но и со зрением. Потому что, даже одним глазом взглянув на Дмитрия Карауланова, становится ясно: у парня большие проблемы со здоровьем.
Во-первых, дистрофия, дефицит массы тела. При росте 1,78 м Дима весит 55 кг. Любая девушка обзавидовалась бы такому весу, но для парня это «нестроевая болезнь».
Во-вторых, в дополнение к оной, призывная медкомиссия обнаружила у Димы букет заболеваний, с которыми ему не в армию нужно, а долго и упорно лечиться: общее физическое недоразвитие в силу заболевания щитовидной железы, хронический гастродуоденит в фазе обострения, болезнь Жильбера (генетически обусловленный недостаток специального фермента печени, который приводит к повышенной утомляемости и болям в правом подреберье)…
Выдав такое жуткое заключение, призывная комиссия тут же установила больному призывнику категорию годности… «Б», что означает: годен с незначительными ограничениями.
То есть «расстрельная команда» сначала признала Диму больным и тут же объявила, что он здоров как бык! И если этому дистрофику что-то и противопоказано, то только флот и десант! А все остальные войска ждут не дождутся, когда к ним поступит солдат, которого в первом же марш-броске раздавит автомат Калашникова.
Такие грешные мысли членам медицинской призывной комиссии на ум не пришли, и военком С. Гайдуков, председатель призывной комиссии А. Светличный, помощник военного комиссара по правовой работе А. Грицай, заместитель начальника отдела участковых уполномоченных милиции УВД по Ставрополю Д. Полтко, врач И. Рязанцева дружно подписали свое заключение.
Почему-то эти граждане пренебрегли «священным писанием», так называемым Расписанием болезней (перечнем) для получения различных категорий годности к военной службе.
Всего их пять: «А» - годен к военной службе; «Б» - годен с незначительными ограничениями; «В» - ограниченно годен: молодой человек получает освобождение от призыва и зачисляется в запас; «Г» - временно по состоянию здоровья не годен к военной службе: через полгода-год военкомат снова пришлет повестку; «Д» - не годен к военной службе.
Данный документ специально разработан для призывных медкомиссий и призывников, чтобы они могли сопоставить заболевание с одной из пяти категорий годности и либо получить отсрочку, либо «белый» билет, либо - шагом марш в армию!
Так вот, в Расписании болезней есть статья 13, непосредственно относящаяся к Дмитрию: «При наличии недостаточности питания граждане подлежат стационарному обследованию и лечению, признаются не годными к военной службе на 6 месяцев». И категория данному заболеванию присвоена не «Б», как почему-то решил военкомат, а «Г» - временно не годен к военной службе.
Не впечатлил «военных-здоровенных» и такой диагноз Димы Карауланова, как «хронический гастродуоденит в фазе обострения». Хотя в том же Расписании болезней есть п. «г» ст. 13, где сказано, что «состояние после острого заболевания, обострения хронического заболевания или хирургического лечения при наличии временных функциональных расстройств» также предусматривает категорию «Г», а значит, полугодовую отсрочку.
Ст. 61 того же документа гласит, что «временные функциональные расстройства органов пищеварения после острого заболевания, обострения хронического заболевания или хирургического лечения» тоже дают категорию годности «Г».
Куда смотрела медкомиссия во главе с Гайдуковым? Почему так демонстративно нарушала закон? Наслаждалась собственной властью над больным парнем? Мстила за его правовую грамотность и несломленность духа?

 

Учи законы, армия!
Таким образом, военкомат Ставрополя напрочь игнорировал а) Конституцию России, б) закон об АГС, в) нормативные документы.
Военкомат Ставрополя трижды нарушил права призывника Карауланова: а) не поинтересовался, в силу каких соображений - моральных, политических или религиозных - парень не хочет идти в казарму, а готов на любой полезный стране гражданский труд; б) отказал в праве на альтернативную гражданскую службу; в) лишил полугодовой отсрочки от армии по серии имеющихся заболеваний.
То есть больной, худющий аспирант в возрасте около 27 лет кровь из носу должен, по мнению военкома Гайдукова, отдать долг родине не иначе, как с автоматом наперевес, в драках с военнослужащими с заведомо известным для него исходом. И если, не дай Бог, парнишка на подступах к призывному пункту умрет от недоедания и болезней, военкомат сочтет его злостным уклонистом.
Видно, в Вооруженных силах дела совсем плохи, раз туда гребут, прошу прощения, некондицию.
Что скажет губернатор?
В соответствии с п. 2 ст. 29 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» Дима Карауланов написал жалобу на решения призывной комиссии города Ставрополя на имя губернатора Гаевского. Вот что значит знать свои права. Оказывается, если тотчас после решения призывной комиссии обратиться к высшему должностному лицу региона с жалобой на неправомерные действия военкомата, то забрать в армию призывника не имеют права, как минимум, в период рассмотрения жалобы и получения ответа.
Дима отнес свое заявление в правительство края, зарегистрировал и теперь ждет реакции. В течение недели губернатор должен дать ответ. Если учесть, что в краевом правительстве сегодня чемоданное настроение, жалоба призывника имеет шанс залежаться. Вполне возможно, что ответ Диму не удовлетворит. Тогда ему придется жаловаться снова. В прокуратуру, в суд, таким образом «счастливо» подойдя к празднованию своего 27-летия. После чего со спокойной совестью «сделать дяде ручкой». И - прощай, армия. А ведь мог бы принести пользу родине на альтернативной службе…
Примеру Димы Карауланова последовали недавно два парня из Невинномысска. Здешний военкомат также отказал им в праве на АГС. Для них хождение по мукам только начинается. А вот в селе Кочубеевском в начале ноября хоронили солдата Антона Григорова, который за две недели до демобилизации якобы застрелился на 102-й военной базе в Гюмри, Армения.
В следующем номере мы расскажем подробности этой истории.

 

Елена САРКИСОВА

 

Дмитрий Карауланов30 ноября 2011, 00:07

Спасибо за статью! История получила новое развитие. Теперь и краевой военкомат начал беспредельничать...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий