Поиск на сайте

 

Глава села Толстово-Васюковского Елена Крутоголова решила через суд выбить из местных пенсионеров деньги за то, что те пожаловались на неё губернатору

 

Ситуация, возникшая в Толстово-Васюковском Буденновского района, дикая уже тем, что против местного населения войной пошла глава села, которую усадили в должностное кресло как раз для того, чтобы отстаивать интересы своих избирателей на всех уровнях. Но вместо этого чиновница двинулась против земляков открытым фронтом.
Через суд глава села Елена Крутоголова потребовала от селян отозвать коллективную (за подписью трех десятков человек) жалобу на нее губернатору и прокурору края, публично извинившись в местной газете. Кроме того, с депутата сельсовета Любови Кочагиной (к которой люди обратились за помощью) истица намерена содрать 50 тысяч рублей в качестве компенсации морального ущерба. Но и это не все.
Изгаляясь над стариками, в суде Крутоголова уточнила свои исковые требования. Теперь она захотела еще взыскать за «нравственные страдания» по 10 тысяч рублей с тех, кто обратился за юридической помощью к жительнице села Наталье Метлиной.
Как пояснила чиновница, если бы ответчики просили о помощи кого-нибудь другого, она бы не отреагировала. Иное дело – Метлина, много лет последовательно и эффективно отстаивающая права своих земляков. Этого глава села людям простить не могла.
Не знать о том, что у пенсионеров нет денег на адвоката, Крутоголова не может. А потому, видно, уже рисовала в мечтах радужную картину расправы над стариками в суде. Но тут в который раз объявилась неуемная и юридически подкованная Метлина, после чего Крутоголова мгновенно испытала «нравственные страдания», а все ее планы оказались под жирным вопросом.
Решив судиться, глава села не смутилась, что в ответчиках оказалась вдова фронтовика, старушка 87 лет, у которой нет ни сил, ни здоровья, чтобы добраться до суда. В мозгах чиновной дамы, ослепленной местью и только ею одною ведомой в бой, не промелькнуло даже робкой мысли о том, что своими руками она отнимает у престарелой женщины последнее здоровье и деньги.
Не смутило главу села и то, что другая ее жертва в свои 73 года, не разгибая спины, по-прежнему вынуждена впахивать на своем подворье, чтобы на вырученные гроши помочь внукам окончить институт. Не пожалела Крутоголова и 65-летнюю женщину, совсем недавно перенесшую тяжелую операцию, у которой вся пенсия уходит на покупку дорогих лекарств.
Да разве могут нравственные страдания главы села сравниться с теми, что испытала вдова, по злому року в один день проводив со своего двора на кладбище сразу троих родных людей?!
Но главное, что авторы коллективного обращения, у которых Крутоголова с безумием разъяренного быка с помощью суда стремится отбить охоту писать по инстанциям, ни в чем перед ней не виноваты! Право граждан обращаться в органы госвласти и местного самоуправления закреплено в российской Конституции. Более того, закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» гарантирует людям безопасность и запрещает их преследование.
Но Крутоголова прет напролом, не только изматывая старикам нервы, но еще дискредитируя власть в глазах многих селян. Именно такие чиновники истребляют в обществе всякую веру в справедливость власти, в ее умение объективно разобраться и помочь нуждающимся, сеют в обществе сорные зерна правового нигилизма, раздражения и апатии.
Ну как тут не бежать из села целыми семьями, оставляя насиженные места, спасаясь от самодуров и беспредельщиков, дорвавшихся до управленческих рычагов?! Не «понаехавших тут» из соседних республик чабанов винить надо в этом, а своих коренных начальников, что издеваются над земляками, дожимая их денежными исками в судах.
История того, как обитатели Толстово-Васюковского добиваются строительства моста через ров противопаводковой дамбы, длится еще с 2005 года (о ней «Открытая» рассказала в публикации «Плевали они на мертвых. И на живых», №48 от 5 декабря 2012 года).
Сельские люди к бездорожью и грязи по колено привыкшие, но тут случай особый: ров преграждает дорогу к кладбищу. Представьте, каково карабкаться и скользить в непогоду по откосам и дну залитой грязью ямы, провожая в последний путь близкого человека.
Селяне обращались к главе Е. Крутоголовой и в местный совет депутатов с просьбой построить через ров переход. Власть обещала вопрос решить, но посетовала на недостаток средств. Тогда жители скинулись, кто сколько мог, передали собранные деньги в администрацию села, и вскоре возле переправы появились две большие трубы. Только радовались люди недолго – скоро трубы исчезли в неизвестном направлении.
Объяснять народу, сколько стоили они, куда испарились, глава села нужным не посчитала. Но пообещала: мост перебросят через ров после реконструкции водоотводной дамбы. Реконструкция завершилась, а моста нет.
Тогда толстово-васюковцы решили написать губернатору края В. Зеренкову, вдохновившись его заявлением о чиновниках, которые на людские жалобы должны реагировать незамедлительно. Однако край обращение дежурно спустил в администрацию Буденновского района, откуда сельчанам пришли разъяснения по поводу ремонта дамбы, и... ни слова о мосте.
Пришлось депутату села Л. Кочагиной обратиться к полпреду президента в СКФО А. Хлопонину. После этого глава Буденновской районной администрации Сергей Рашевский поведал о «нецелесообразности строительства» трубчатого переезда, якобы создающего угрозу затопления жилых домов. Для убедительности, видно, сослался на заключение проектировщиков.
Любопытно то, что трубчатый переезд через эту же дамбу, только с другой стороны, давно уже проложен за счет собственных средств одним из местных жителей, чтобы короче добираться до своей фермы. Служит исправно в любую погоду и угрозы домам не создает.
Чтобы вопрос о строительстве моста закрыть окончательно и бесповоротно, глава районной администрации сообщает, что на кладбище ведет не одна, а целых две хорошие дороги – два подъездных маршрута.
Первый пролегает прямо по дамбе, «в настоящее время расчищен и проезд возможен» (в тот момент, когда письмо дошло до села, обледенелая дамба была завалена снегом до самого верха, но очищать ее местная власть не спешила).
Второй подъездной маршрут якобы пролегает по ровной грунтовой дороге, без ям и насыпей, пригодной к эксплуатации в любое время года.
Все, кто читал в селе ответ из района, так и не поняли, о какой грунтовой дороге толкует чиновник. Кто и для чего подсунул главе районной администрации ложную информацию, которую к тому же так легко было проверить?
А в довершение благостной картины глава района приводит смутьянам и жалобщикам цифры, указывающие, что на толстовском кладбище хоронят в общем-то мало. И чего, мол, братцы, шумим?!
Откуда дует ветер, в селе догадались сразу – о нецелесообразности кладбища не раз уже говорила Е. Крутоголова. В сельской администрации имеется даже справочка, сколько в селе хоронят на каждом кладбище.
По расчетам выходило, что толстовский погост нерентабельный. А чтобы, мол, строительство моста к нему обрело целесообразность, на тот свет надо отправляться шустрее, в темпе. Короче, закройте рты и перестаньте расстраивать уважаемую главу села!
Не имея больше доводов, которые могли бы еще убедить Е. Крутоголову, жители села, кажется, прибегли к последнему аргументу – едва начался год, как на кладбище проводили уже троих. И опять машины на переезде буксуют, зарываются в грязь, опять люди нервничают и матерят власть.
В судебном заседании по иску Крутоголовой были представлены материалы проверки Буденновской прокуратуры по обращению жителей Толстово-Васюковского в органы краевой власти. При ознакомлении с ними первый вопрос у селян возник такой: для чего вообще работники прокуратуры собирали этот материал? Чтобы удобнее было чиновникам готовить отписки?
В частности, в материалах проверки имеются аж три объяснительные Е. Крутоголовой.
В первых двух глава села утверждает, что по вопросу ремонта переезда в администрацию никто не обращался и сбор денежных средств на его строительство не производился.
Зато в третьей объяснительной к Крутоголовой наконец-то возвращается память, и она вспоминает, что в 2005 году люди действительно обращались в администрацию с проблемой «транспортировки на кладбище умерших». Вспомнила о народном сходе, где было принято решение собрать деньги на мост. Вспомнила даже, что отчитывалась перед людьми за расходование собранных средств. Невероятно, но и сумму припомнила!
А потом Крутоголову прямо-таки «прорвало», и она «вспомнила» даже то, чего не было, – якобы и трубчатый переезд соорудить успела, но потом, заботясь-де о безопасности граждан, его разобрала.
К материалам прокурорской проверки были приложены представленные Крутоголовой копии проектных документов на ремонт противопаводковой дамбы. Значилось в них и строительство автомобильного переезда к кладбищу. Но по согласованию с администрацией села и в целях экономии переезд сделали для сельхозтехники. Не для людей, а для тяжелых машин!
Стараясь продемонстрировать свою значимость, Крутоголова притащила в суд почти всех сотрудников администрации, включая водителя. По существу вопроса приглашенные ничего не сказали, и только неугомонная глава села гнула свою линию.
Откуда в слуге народа взялась такая вседозволенность и ненависть к людям, с которыми она живет в одном селе и которые намного старше ее?
Тормоза у Крутоголовой, похоже, сорвало от того, что чиновница уверовала в собственную безнаказанность. А кто ей указ – глава района, губернатор, полпред президента?! Нет, она им не подчиняется. Может, она выше и круче всех их вместе взятых, если они даже выговор ей объявить не вправе, не говоря уж о том, чтобы избавить от нее селян?
В своих обращениях люди просили объективного разбирательства, но на деле получилось, что власть в крае и районе предприняла титанические усилия по спасению главы села Крутоголовой от навязчивых пенсионеров.
Не теряя надежды на справедливость, депутат села Л. Кочагина лично обратилась в приемную президента РФ в СКФО. На встрече присутствовал сотрудник окружной Генпрокуратуры, обещавший разобраться и доложить.
Ответа пока нет, но в Толстово-Васюковском ждут его с нетерпением. Ждут и объективного разбирательства в суде.

 

Олег ПАРФЁНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях