Поиск на сайте

 

ЗАО «Ставропольнефтегазпроект»: до лампочки  и суд, и надзор

70-летний пенсионер из Ставрополя подал иск на работодателя, месяцами не платившего сотрудникам зарплату. На заседания истец приходил, еле передвигая ноги, из онкоцентра, где проходил лечение. Он победил болезнь и выиграл суд. Но добиться исполнения решения не может уже больше года

Уважаемая редакция, я житель Ставрополя, неработающий пенсионер. Хочу рассказать, как отстаивал свои права в суде и как убедился, что судебное постановление обязательно к исполнению только де-юре, а де-факто оказывается никчемной бумажкой, от которой ответчику, что называется, ни жарко ни холодно.

Последняя запись в моей трудовой книжке сделана на ЗАО «Ставропольнефтегазпроект», где я проработал специалистом 10 лет - с 30 сентября 2007 по 1 ноября 2017 года.

Если вы откроете сайт компании, то узнаете, что данный институт - «это предприятие, создавшее свой высокий интеллектуальный потенциал, основой которого являются высококвалифицированные специалисты в разных областях проектирования, уникально сочетающие в себе многолетний опыт работы маститых проектировщиков и молодые кадры, подпитывающие институт новыми идеями, внедряющие передовые технологии в процесс проектирования и инженерных изысканий».

С начала 2016 года «маститые проектировщики и молодые кадры» института сталкиваются с систематической задержкой зарплаты - на несколько недель, а то и месяцев. Руководство института полагает, что люди могут подождать «лучших времен». Но  ведь коммунальщики их не ждут, и банки, в которых эти люди берут ипотеку, и дети, которых кормить нужно сегодня, а не через полгода. Как человек может месяцами жить без зарплаты?!

***

Конец моему терпению настал прошлым летом. С марта по июнь я не получал заработной платы. И в этот период у меня обнаружилось серьезное заболевание - рак гортани. На работе финансовый директор института Ирина Кошкош отказалась платить мне по больничному листу, начала выгонять в отпуск.

Это стало для меня последней каплей. Я же лежу в больнице, мне нужны деньги! А у нее одна забота: «Если я не отправлю вас в отпуск, налоговая может предъявить к нам претензии».

Тогда в соответствии со статьей 142 Трудового кодекса РФ, в связи с систематическими невыплатами зарплаты, больничных по предъявленному мною листку временной нетрудоспособности я приостановил свою трудовую деятельность с 3 июля 2017 года, письменно уведомив директора Дмитрия Кошкоша.

Поскольку администрация предприятия не думала со мной рассчитываться, я обратился с исковым заявлением о взыскании невыплаченной зарплаты и компенсации морального вреда в Промышленный суд Ставрополя.

По подсчетам моего представителя в суде Д. Ялмамбетова, общая сумма задолженности мне на тот момент составляла 207 тысяч рублей.

После обращения в суд с работы мне стали перечислять деньги - то пять тысяч, то десять, то 20, так что понять, сколько мне были должны и сколько выплатили, было невозможно. Бухгалтерия до сих пор (!) не выдала мне расчетный листок.

Не проник я в эту «тайну за семью печатями» даже в суде, который просто констатировал: «В ходе судебного разбирательства задолженность перед работником была погашена». Я не услышал никаких цифр, не увидел ни одного официального документа. Так что не верю, что задолженность реально погашена. Иначе зачем от меня так упорно прячут расчетный листок?

18 сентября я был прооперирован в хирургическом отделении Ставропольского краевого клинического онкологического диспансера. Для полного лечения мне были предписаны госпитализация в дневной стационар радиологического отделения и проведение курса лучевой терапии. Пришлось совмещать «химию» с судебными разбирательствами. На заседания я приходил в полубессознательном состоянии, и спорить был не в состоянии.

***

Судья рассматривала дело четыре месяца и присудила взыскать с ЗАО лишь компенсацию морального вреда в сумме 5 тысяч, а также расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 тысяч рублей.

Но даже этих денег я до сегодняшнего дня не увидел.

Исполнительный лист от 30 октября 2017 года я передал в краевую службу судебных приставов. 1 февраля 2018 года Промышленный отдел судебных приставов возбудил исполнительное производство. В итоге я получил не деньги, а разъяснения о банкротстве ЗАО, аресте счетов предприятия в связи с огромными задолженностями по банкам.

В попытке получить полную картину взаиморасчетов я осенью прошлого года обратился еще в одну инстанцию - в Государственную инспекцию труда. И так же без результата. Инспектор по правовым вопросам Ирина Дубенцова «отделалась» от меня отпиской, в которой снова не было указано ни одной цифры, а были лишь общие слова.

Показательно, что инспектор даже подписи не поставила на ответе. Для нее самой это не более чем пустая формальность.

Уважаемая редакция, обращаясь к вам с письмом, я хочу не только рассказать о своей беде, но довести до общественности и власть предержащих критическую ситуацию с долгами по невыплатам зарплаты на «Ставропольнефтегазпроекте».

Стараниями специалистов на предприятии еще теплится жизнь, поддерживается рабочая атмосфера, выполняется проектная работа. Но зарплату эти люди не видят месяцами.

А прокуратура ничего «не видит», хотя правительство возложило на нее обязанность немедленно принимать меры воздействия по фактам такого рода.

Георгий РЕВАЗОВ
Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий