Поиск на сайте

 

 

11 декабря 1994 года началась первая чеченская кампания, которая вылилась в затяжную войну на Северном Кавказе

 

Пятнадцать лет назад Россия с головой погрузилась в военную стадию конфликта федерального центра с Чеченской Республикой. За чередой трагедий этой осени (авария на Саяно-Шушенской ГЭС, крушение «Невского экспресса», пожар в клубе «Хромая лошадь», взрывы на складах военно-морского флота в Ульяновске) люди практически не заметили этой даты. Так же, как не заметили начала войны и зимой 1994-го.
Это потом уже, после оглушительных поражений российской армии, ряд политиков, представителей общественности и даже чиновников потребовали восстановить мир на Северном Кавказе.
А до этого российское общество оказалось зомбированным хвастливыми заявлениями министра обороны Павла Грачева, пообещавшего взять Грозный одним батальоном.
В итоге - долгая кровавая гражданская бойня,  определившая будущее России на долгие годы вперед. Ибо из декабря 94-го вызрели трагедии в Буденновске и Кизляре, фальсификация президентских выборов 96-го, взрывы в Москве, Волгодонске, Каспийске, Владикавказе, Буйнакске, ужасы Норд-Оста и Беслана, десятки тысяч убитых, сотни тысяч обездоленных  беженцев, затяжная контртеррористическая операция в Ингушетии, Дагестане, самой Чечне. 
Страна стала заложницей конфликтов на Северном Кавказе. Государство свернуло с мирного пути развития, общество зашугано, подвержено депрессии и нигилизму. А власть беспрестанно твердит: жить стало лучше, жить стало веселей.
Уже нет многих из тех, кто стоял по разные стороны баррикад в первую чеченскую - политиков Бориса Ельцина, Джохара Дудаева, Зелимхана Яндарбиева, бескомпромис-сного  террориста Шамиля Басаева. Оставили в истории свой след заключившие Хасавюртовское соглашение о мире генералы Александр Лебедь и Аслан Масхадов. Ушел из жизни муфтий, боевик и первый президент республики в одном лице Ахмат Кадыров...
Власть и общество так и не сделали выводов из этой войны, не разобрались в ее причинах и истоках.
Президент Медведев и премьер Путин не посчитали важным обратиться к нации по случаю скорбной даты. Лишь Рамзан Кадыров, сменивший камуфляж боевика на цивильный костюм президента, обвинил в причастности к конфликту Запад и международный терроризм. Но сегодня в эту версию не верят даже в российской глубинке.
Конечно, конфликт 1994-го созревал задолго до его начала, исторические корни уходят еще во времена покорителя Кавказа Ермолова. Поэтому и разбираться надо не на уровне «во всем виноваты Ельцин и Кремль».
Поражение в первой чеченской войне федерального центра стало тяжелейшей политико-психологической травмой для всей страны, которая постаралась побыстрее обо всем забыть.
Общество изгоняет из себя тревожную память и поныне, хотя конфликт продолжает тлеть, как бикфордов шнур. И неизвестно, когда и как она рванет.  Потому прятать голову в песок и ждать, что конфликт когда-нибудь рассосется сам по себе, - трагическая ошибка, обязанность исправить которую нынешняя власть перекладывает на будущие поколения.
Но еще хуже даже не ошибки власти (она их делает часто), а то, что трагическая страница новейшей российской истории перевернута обществом с равнодушием и  безразличием. Людям наплевать на то, что творится на Северном Кавказе - таком далеком, непонятном, вечно проблемном. 

 

Юрий ЕФИМОВ,
доктор политических наук,
профессор кафедры политологии
и социологии СГАУ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий