Поиск на сайте

 

 

Почему известная ставропольская общественница отказалась войти в Экспертный совет при Уполномоченном по правам человека в крае

 

В начале августа местные СМИ оповестили: в связи с назначением на новый срок Уполномоченный по правам человека в крае Алексей Селюков утвердил новый состав Экспертного совета по оценке состояния соблюдения прав и свобод граждан. Вошли в него, согласно официальным источникам, видные представители институтов гражданского общества, ученые и практикующие юристы, авторитетные общественные деятели, имеющие опыт правозащитной деятельности.
О своем включении в Экспертный совет правозащитница, зампредседателя регионального отделения партии «Яблоко» Юлия Ляликова узнала из письма Уполномоченного. За оказанное доверие поблагодарила, однако от возложенной миссии отказалась.
Что побудило известную общественницу пойти на этот шаг, корреспонденту «Открытой» рассказала сама Юлия ЛЯЛИКОВА.

 

- Юлия Николаевна, многие за честь посчитали бы членство в совете, а вы, правозащитница со стажем, решили выйти из него. Для этого должны быть веские основания.
- Безусловно. Основная из причин - это порядок формирования института Уполномоченного. Напомню, что губернатор вносит на рассмотрение краевой думы несколько кандидатур, а депутаты должны остановиться на одной из них. Но в самой этой процедуре уже заложен механизм, который ставит Уполномоченного в зависимость от власти, как раз и выступающей главным нарушителем прав и свобод человека.
Для этого у нашего могучего и немилосердного государства есть все необходимое: мощный административный, силовой и, как ни удивительно это прозвучит, социальный ресурс давления и унижения граждан. Даже государева «обслуга» в виде коммунальных структур и та норовит ущемить и обобрать.
Я уж не говорю о коррупции, кумовстве, круговой поруке, которые тоже являются репрессивными инструментами государства.
- В свое время нашим правителям упорно сигналили из-за бугра: пора, мол, обзавестись своими омбудсманами! Власть долго сопротивлялась, но чтобы совсем уж не выглядеть перед «европами» средневековыми сатрапами, пошла на уступки. И хотя чиновники заблаговременно продумали схему назначения Уполномоченных, делающих их ручными, если вы помните, в крае с энтузиазмом восприняли это поистине историческое событие. 
- Да, несмотря даже на то, что общественность тогда была не такой уже наивной, как в начале 90-х, и понимала: власть так просто позиций своих не сдаст. Но все-таки надеялись, что на должность Уполномоченного назначат человека, который, по меньшей мере, сумеет на равных дискутировать с властью.
Тешили себя надеждой, что чиновники рано или поздно изменятся к лучшему, станут честнее и гуманнее, допустят людей к решению общественно значимых проблем.
Время показало, что менять свои привычки власть не собирается. Мало того, она укрепилась в своем праве безнаказанно творить все, что вздумается. Не оглядываясь на протесты и стенания какой-то там общественности.
- Сюрпризом для всех стало назначение ставропольским Уполномоченным бывшего краевого прокурора Алексея Селюкова. Это сегодня прокуратура стремительно теряет в весе, после того как у нее отняли право возбуждать уголовные дела и функцию следствия. А в 2002-м перед прокурором трепетали. И вдруг - бац: тот, кого вчера боялись, сегодня наш главный защитник! 
- Многие испугались, что вот пришел прокурор и с присущим его ведомству обвинительным уклоном примется отфутболивать заявления граждан. С предубеждением относительно прокурорских нравов Алексей Иванович широкую общественность заставил расстаться очень скоро. Свою роль, конечно, сыграли его высокий уровень образованности и богатая юридическая практика.
Но эти качества далеко не главные для кандидата на пост Уполномоченного по правам человека. Правозащитником может быть лишь тот, кто оппонирует власти, кто способен ей противостоять ради истины даже с риском для собственной карьеры.
Минувшие «всенародные выборы» Уполномоченного показали, что этого качества у Алексея Ивановича не оказалось. А зависимость от власти высокую миссию главного в крае правозащитника укорачивает до крайности, делая ожидания общества напрасными.
- Давайте напомним нашим читателям историю с переназначением Уполномоченного.
- Второй по счету срок полномочий Селюкова истек в начале июля, и по закону он должен был уступить место другому. Еще весной губернатор призвал население подключиться к выдвижению кандидатур на должность Уполномоченного: хочу, мол, посоветоваться со всеми жителями края.
А краевая дума тем временем озаботилась приготовлением поправок к закону о статусе Уполномоченного, решив убрать ограничение по числу переизбрания на этот пост. Этот факт говорит только об одном – власти давно уже приняли решение по кандидатуре, а все остальные процедуры были лишь лицемерным прикрытием «всенародных выборов».
Не сомневаюсь, что инициатором поправок выступил губернатор, которого нынешний Уполномоченный не досаждал, не критиковал и вообще в своей деятельности власть старался не задевать. Впрочем, как мы уже говорили, такое взаимопонимание подкреплено самим законом: омбудсмен может досрочно лишиться должности, если свое недоверие ему выразит губернатор. 
В то, что Селюков пойдет на третий срок, известные в крае правозащитники не верили до последнего. Как рассказал помощник Уполномоченного Владимир Полубояренко, Алексей Иванович лично его заверил, что не нарушит закон ни при каких обстоятельствах, уступив место другому, - репутацией правозащитника он-де дорожит больше всего.
- Губернатор и депутаты закон перекроили под свои нужды и под своего человека. Селюков с этим согласился.
- Да. А чтобы соблюсти видимость участия общественности в назначении Уполномоченного, явить народу признаки собственной открытости и прозрачности, в Белом доме придумали сценарий якобы публичного выдвижения кандидатов.
Имитировали бурное обсуждение кандидатур на сайте губернатора, подключили прессу, итоги псевдодискуссии вынесли на заседания каких-то виртуальных рабочих групп и комиссий...
В общем, соблюли необходимый флер демократических процедур. Общественность попросту разыграли, обвели вокруг пальца, развели.
- Считаете, что под вывеской демократии краевая власть из института Уполномоченного придумала для граждан свисток для стравливания пара?
- В этом я даже не сомневаюсь. При том, что сам Алексей Селюков остается человеком высокой правовой компетенции, а сотрудники его аппарата - высококвалифицированными практиками.
Конечно, Уполномоченный обязан бороться за права конкретного человека, но защищать народ - значит стать в оппозицию к власти, спорить с ней, менять ее  суть на пользу общества. Главная задача омбудсмена - добиваться от власти системных изменений. А для этого, как минимум, надо быть свободным от нее.
При нынешнем раскладе деятельность аппарата Селюкова не выходит за рамки интересов людей, его сформировавших, а работа специалистов в значительной степени сведена к роли дублеров в многочисленных приемных по жалобам.
Уполномоченный оказался жестко встроен в структуру государства, а потому вынужден быть во всем заодно со своими работодателями - влиятельными функционерами.
- В нынешний совет вошло немало начальников из госструктур, своего рода тяжеловесов. В него зазвали аж двух православных священников и двух психиатров, к слову, никак не проявивших себя на правозащитной ниве. Разнообразили список представителями прессы. А вы что думаете о новом составе совета?
- Очень была удивлена тем, что не обнаружила в списке таких известных в крае правозащитников, как публицист Василий Красуля, организатор молодежи Валерий Митрофаненко, главный редактор «Открытой» газеты Людмила Леонтьева, региональный представитель Хельсинской группы Александр Семененко, для кого подвижничество в борьбе за права человека стало образом жизни.
Считаю, что произошло полное освобождение официально разрешенного правозащитного движения от людей, известных своей бескомпромиссной жизненной позицией, гуманизмом, неудобными для чиновников.
Но список-то составлялся не в краевом Белом доме, а в аппарате Уполномоченного! Или его согласовали с кураторами из краевой администрации?
Будут ли при этом целы овцы, не уверена. Но в том, что волки остались сыты, - не сомневаюсь.
Как бы то ни было, в составе совета есть люди, обладающие солидным профессиональным и должностным ресурсом. И если они протянут руку помощи нуждающимся, не дадут чиновникам сломать чью-то судьбу - низкий поклон им.
Но у меня этих ресурсов нет, а какими-либо полномочиями эксперты не наделены. Так что свое участие в работе совета в нынешних условиях считаю бессмысленным.
- Юлия Николаевна, давайте отойдем от местных реалий и попытаемся осмыслить ситуацию в целом. Российской Конституцией нам, гражданам, гарантировано столько прав, что дай бог ими воспользоваться хоть раз в жизни. Так почему в стране, как эпидемия, распространилось бесправие? Почему само слово «правозащитник» вызывает раздражение и ярость у власть предержащих? Где тот человек, который мог бы обязать всех блюсти Закон, независимо от звания, должности, статуса?
- Такого человека, организации, партии я не знаю. Институт Уполномоченного в том виде, в каком он существует сегодня, обществу тоже не защитник.
Рядовому гражданину государство фактически оставило одно право - жаловаться. Жалуйтесь, бедные вы мои, жалуйтесь! Государство неусыпно заботится о нашем «жалобном» праве, содействует ему и поощряет его.
Вот не так давно после тридцатилетних дискуссий и принятия тонн всевозможных законодательных и подзаконных актов о безбарьерной среде у входа в приемную по жалобам  краевого правительства наконец соорудили пандус для инвалидов. Это же событие века!
Теперь в скорбной очереди за счастьем могут появиться и инвалиды-колясочники. Если, конечно, кто-нибудь из них чудом преодолеет непреодолимое - тротуары, переходы, лестницы... 
Зато для своего комфорта власть, как известно, деньги не считает. Да и нам, рядовым гражданам, не советует.
- И где же, по-вашему, выход?
- Рецепт прост: надо пошевеливаться самим гражданам, не ждать, когда власть подобреет и поделится. Не подобреет и не поделится. 
Давайте вспомним, что из конституционных прав у нас имеется такое, с помощью которого мы можем заставить чиновников зауважать нас и считаться с нашей волей. Это выборы.
И не спешите возмущаться, все не так безнадежно. Ведь это мы сами своим равнодушием и неверием позволили усечь избирательное право, в результате чего из главного и единственного источника власти, согласно Конституции, превратились в посторонних на этом пиру.
Например, смолчали, когда отменили выборы губернаторов: в Кремле решили, что мы не на тех делаем ставку. Но никто ведь не запрещал нам голосовать!
- Насколько мне известно, институт Уполномоченного по правам человека не берется защищать избирательные права граждан.
- И не случайно, ведь из этих прав растут корни многих других, разрушающих традицию несменяемости власти.
Последние лет десять я занималась вопросами избирательного права. Так получилось, что именно за это время российское избирательное законодательство стараниями руководителей страны при халатном попустительстве населения превратилось в постыдную пародию, какой-то частокол из запретов и препятствий для «чужих», а роль избирателя сведена к ничтожной величине. 
О выборной практике и говорить нечего. Чего только стоит использование административного ресурса, прямо скажем, нередко в преступных целях, перед обладателями которого все, в том числе и правоохранители, падают ниц. 
Этим административным ресурсом, как фиговым листком, наши «независимые» СМИ вынужденно прикрывают то, что творится на избирательных участках и в избирательных комиссиях.
- Но все при этом обреченно охают, будто столкнулись со стихией, против которой нет никаких средств: ну что, мол, вы хотите, у них - административный ресурс! 
- Охают и понимают: речь идет об элементарном воровстве голосов, мандатов, властных полномочий.
Да если бы употребить к обладателям этого административного ресурса закон, куда бы он, великий и ужасный, испарился!
- Кто же это сделает? Уж явно не Уполномоченный по правам человека. Чтобы избирательное право работало, нужны другие права и свободы - слова, совести, собраний, право на объективную и полную информацию...
- Я согласна с вами. Но и выбор у нас невелик.
Если мы не хотим оставить потомкам руины от страны, которую любим и которой большинство из нас, не щадя себя, отдало и отдает жизненные силы, придется встряхнуться, подняться с дивана, пойти на избирательный участок и выбрать достойную власть. Если мы будем активны, серьезны, ответственны и внимательны, уверяю, ни один голос не пропадет бесследно. 
Все в наших руках. Или по-прежнему будем жаловаться на цинизм власти ей же самой - в надежде, что нас утешат и, если повезет, помогут. Или научимся выбирать себе такую власть, которая будет работать только по закону - и не иначе.

 

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ

 

Горожанин22 сентября 2010, 00:37

 
 
 
 

А из кого выбирать то? Все руководство партий захватили опытнийшие карьеристы и лицемеры .Даже в городскую думу стройными рядами шагают.Закончились выборы...

Инна21 сентября 2010, 17:10
 
 
 
 

У нас и прав-то никаких нет...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий