Поиск на сайте

 

 

 
Михаил Лермонтов и Расул Гамзатов:
 

две главные вершины Кавказа

 
Сорок лет назад кисловодчанин Борис Розенфельд, ныне известный в России искусствовед, провёл на телевидении незабываемую встречу с Расулом Гамзатовым. Беседа состоялась в традиционные для Ставрополья Лермонтовские дни поэзии...
 
В семидесятых годах прошлого века Борис Розенфельд вел на телевидении вечера «Незабываемые встречи». Его собеседниками были Махмуд Эсамбаев, Михаил Водяной, Галина Карева, Михаил Танич, Юрий Сенкевич, Аркадий Вайнер, одна из последних встреч - с пианистом Эмилем Гилельсом.
В дни широкого празднования на Ставрополье и в стране 200-летия со дня рождения  Михаила Лермонтова нельзя не вспомнить другого великого «певца Кавказа»  - Расула Гамзатова, народного поэта Дагестана, лауреата Ленинской и Государственной премий, Героя Социалистического Труда. Борис Розенфельд разыскал в своих архивах «незабываемую встречу» с этим знаменитым горцем, чье имя золотыми буквами вписано в историю и нашего Ставрополья. Ниже мы публикуем эту беседу.
 
- В Дагестане, откуда родом наш гость, живет отважный и горячий народ. Народ, о жизни которого мы знаем по чеканным и литым строчкам стихов его знаменитых поэтов - Сулеймана Стальского, Эффенди Капиева, Гамзата Цедасы. Они принадлежали к поколению, у которого приняли эстафету другие поэты, среди которых явственнее других слышится голос Расула Гамзатова.
Где бы, в каких краях ни бывал наш гость, ему всегда светила одна звезда - его родина, его горный Дагестан, собственным корреспондентом которого он ощущал себя в любой точке земного шара. Так называл себя Расул Гамзатов сам, о чем рассказал в своей книге «Мой Дагестан».
В аулах, приютившихся под самыми облаками, живут люди самых разных профессий. Есть аулы златокузнецов, чеканщиков, канатоходцев, гончаров. Расул Гамзатович, а как в отношении аула поэтов?
- Если и говорить об ауле поэтов, то, наверное, здесь, где жил великий Лермонтов, и есть самый главный аул поэтов. У нас в Дагестане что ни аул, то обязательно есть в нем поэты, есть песенники. Нет такого аула, где бы не пели. Каждый аул - это аул поэтов. Потому что красота родного кавказского края не может не волновать человека - он начинает сразу слагать стихи.
Я очень рад, что мой отдых в Пятигорске совпал с замечательным праздником - Лермонтовскими днями поэзии. Приехали люди, читали стихи, говорили хорошие слова у памятника поэту, цветы приносили - разве не праздник? Лермонтов - это самая главная вершина Кавказа, хотя гор высоких здесь очень много.
Когда читаешь Лермонтова, становишься богаче. У Лермонтова нужно учиться всю жизнь. Об этом мне говорил еще мой отец Гамзат Цедаса. Он был очень хорошим поэтом, но все равно у Лермонтова учился всю жизнь.
- Расул Гамзатович! Нынешнее ваше пребывание у нас в крае знаменательно и вашими встречами со ставропольчанами…
- Ваш край мне очень дорог, и прежде всего - встречами с интересными людьми. Меня пригласили в Буденновский район. Там собрались люди, чтобы рассказать о том, как они живут, как работают. Мой давний друг, который в свое время был секретарем крайкома комсомола, Виталий Иванович Михайленко, пригласил меня в Буденновский район. Я посмотрел, как живут там люди. Хорошо живут. Интересно живут. Растят детей, хлеб убирают, промышленность поднимают. Я читал им свои стихи, отвечал на вопросы. Мудрости у них набирался.
Каждый приезд меня обогащает новыми друзьями. Ничего нет дороже радости общения. Это придает сил, которые нам нужны для того, чтобы защищать мир. Особенно сейчас.
Меня спросят дома:  «Расул, интересно было тебе в гостях?» А я в ответ прочитаю стихи, потому что в стихах - весь поэт, со своими радостями, болями, неудачами.
- Маршруты ваших путешествий уводят далеко, нередко за рубеж…
- За рубежом бываю часто. И по творческим делам, и в командировках, и в туристических поездках, и по линии защиты мира. И везде нахожу темы для стихов. Заранее тему предвидеть нельзя. Тогда нет поэзии. Вдохновение на заданную тему не запланируешь.
Вот был в Сантьяго. Утром меня разбудил крик петуха. Подумал, что я не в сказочном и далеком Сантьяго, а в каменном моем ауле Цада. Так петухи стали моей темой. Вдали от родины тоскуешь по ней.
В японском городе Камакура выбирали королеву красоты. Я вспомнил, что никакая королева красоты не сравнится с моей возлюбленной. Так и вдохновение, так и новые стихи.
- Хочется, Расул Гамзатович, вспомнить притчу из вашей книги «Мой Дагестан». Притчу про свою тропу. Вы рассказывали, как отец ваш, Гамзат Цедаса, ходил в соседний аул Хунзах не по автомобильной дороге, а по своей собственной тропке, которую он сам протоптал.
Шел и собирал цветы, которые росли по краям тропки, и составлял свой собственный букет.
Прошло время, и вы решили тоже пойти по тропке, протоптанной отцом. Но вас остановил один мудрый старый человек. Он сказал: «Это тропка, которую проложил не ты, а твой отец. Разве на свете мало других дорог? Найди свою сам, иди по своей тропе, рви свои цветы и складывай свой букет».
Это мудрая притча - о своем лице в поэзии, о своем голосе, не похожем на другие голоса. Вы нашли свою тропу, ваш голос слышен очень хорошо среди голосов других поэтов…
- Один старец сказал однажды мне: «Что случилось с твоим отцом? Почему он стал писать стихи хуже, чем писал раньше?» А эти стихи были моими. Я раньше тоже подписывал стихи Цедаса. Потом решил, чтобы не обижали отца, взять фамилию Гамзатов.
- Правда, что Расул в переводе с аварского «посланник»?
- Правда, но если ты достоин того, чтобы так называться. Время подтвердило: в любом имени заложено особое предназначение.
Конечно, свою тропу нужно искать каждому, кто пишет стихи или прозу. Но никто из молодых поэтов не обходится без подражательства. Попробовали подражать стихам Сулеймана Стальского - смешно получилось. Попробовали подражать Эффенди Капиеву - тоже некрасиво, не веришь таким стихам.
На пятигорской земле живет жена и друг Эффенди - Наталья Владимировна Капиева. Она прекрасный литературовед, вернула поколениям молодых образ Эффенди, написав о нем книгу «Жизнь, прожитая набело». Спасибо ей. Вы ее считаете своей писательницей, а мы считаем своей, дагестанской. Никогда поэт не состоится без собственного видения мира.
- Но, наверное, на первых порах творческого пути подражание известным поэтам оправдано. Лермонтов писал «Подражание Байрону»…
- То, что делал Лермонтов, - это было соревнование в мастерстве с великим. Это прием. Это доступно только мастерам. Это моя точка зрения. Разве на небе мало звезд? Разве на небе мало галактик? Разве на земле мало дорог? Разве среди людей мало звезд и звездочек?
О каждой судьбе рассказывать можно. Нужно только увидеть это своими глазами. Я бы сказал так: не страшно подражание - страшно подражательство. Так точнее.
- Я думаю, и телезрители согласятся со мной - ваши стихи и песни имеют свой колорит, их узнаешь среди других…
- Я счастлив, если так… Сколько у меня книг, я не считаю уже. Много. Но могу говорить о своих самых главных книгах. Одна из них - «Мой Дагестан».
- Я бы просил вас почитать что-нибудь из новых стихов…
- Совсем недавно я написал стихи о своей маленькой внучке. Их еще не перевели, поэтому я прочитаю их в авторском переводе:
«Моя маленькая внучка плачет. Я спрашиваю у нее: «Ты зачем плачешь? У тебя все есть. Тебя все любят. Около тебя твоя мама и твой отец, и твоя бабушка, и я рядом с тобой. У тебя есть игрушки, у тебя есть друзья. Солнышко светит над твоей головой. Все тебе улыбаются. Все тебе дарят конфеты, почему же ты плачешь, маленькая? Это мне нужно плакать, я уже немолодой, на моем дворе осень, меня не любят так, как тебя. Мне надо плакать…»
Внучка мне отвечает: «Дед, у тебя все позади - твои трудные дороги, твои друзья, которые тебя забыли, твои трудности, твои беды - все позади. А мне это еще предстоит пережить, как же мне не плакать?! Вот поэтому я плачу, а тебе плакать не нужно»…
...После этой памятной беседы я пригласил Расула Гамзатова к себе домой, в Кисловодск, на рюмку чая. В моей квартире он увидел только книги, они занимают все пространство. Обрадовался, стал листать, завидовал молодым поэтам, которым доступно все то, что нам приходилось добывать великим трудом. И… сожалел о том, что его поколение поэтов было лишено знакомства с такими вершинами, как Мандельштам, Ахматова, Ходасевич, Цветаева, Пастернак…
 
Борис РОЗЕНФЕЛЬД
 
 
Расул ГАМЗАТОВ
Вот в путь выходит пешеход.
Что он берет с собой?
Вино берет и хлеб берет…
Но, гость мой дорогой,
Тебе окажем мы почет,
Поклажа не нужна,
Горянка хлеба напечет,
А горец даст вина.
Вот в путь выходит пешеход.
Что он берет с собой?
Кинжал наточенный берет…
Но, гость мой дорогой,
В горах тебе привет и честь,
А если враг не спит,
Кинжал у горца тоже есть,
Тебя он защитит.
Вот в путь выходит пешеход.
Что он берет с собой?
В дорогу песню он берет…
О гость мой дорогой,
Есть песни дивные у нас,
В горах им нет числа.
Но песню ты возьми в запас – 
Она не тяжела.
 

На Ставрополье отмечают 200-летие со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова

Юбилею великого русского поэта, писателя и драматурга, значительный этап жизни и творчества которого связан с краем, было посвящено открытие нового 170-го сезона Ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова.  Премьеру спектакля великого классика «Маскарад» посетил губернатор Владимир Владимиров.

К  лермонтовской дате на Ставрополье приурочено около 140 крупных мероприятий, которые проходят через весь 2014 год – российский Год культуры. Старт театрального сезона совпал с двумя самыми яркими из них - открытием восстановленного Лермонтовского сквера в Пятигорске, где установлен первый в России памятник поэту, и с началом работы Пятого литературного форума «Золотой Витязь», также посвященного юбилею М.Ю. Лермонтова.

 

 

 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий