Поиск на сайте

 

 

История с арестом руководителя племзавода «Путь Ленина» Леонида Геращенко - ярчайший пример правовой беспредельщины «в интересах третьих лиц»

 

Страшная сила
Воистину, от сумы и от тюрьмы в России зарекаться не может никто - даже те, кто при деньгах, власти и обвешан наградами до пупка. Да будь ты хоть ангел во плоти - окажешься за решеткой только потому, что это кому-то нужно, что кто-то положил глаз на чужую собственность и неодолимо хочет ею овладеть. Несложная задачка для тех, кто, находясь на службе государства, обрел неограниченные силовые возможности и использует их на всю катушку для личного обогащения.
Эта чисто российская действительность за перестроечные годы обрела черты устрашающего террора для любого, даже самого законопослушного хозяйственника, предпринимателя, бизнесмена. Крышуемый правоохранительной триадой (милиция, прокуратура, суд) террор отлился в формы изощренного вымогательства и крутых беззаконий «в интересах третьих лиц» - так называемых рейдеров. Наш разболтанный бесконтрольностью край давно этим славится. Два года назад краевая прокуратура потребовала от ставропольского ГУВД прекратить беззаконные, безосновательные милицейские наезды на местных предпринимателей, которых правоохранители «доили» как заправские бандиты.
Требование надзорного органа базировалось на выводах проверки Генпрокуратуры, исследовавшей итоги милицейских ревизий хозяйствующих субъектов за семь месяцев 2006 года. Так вот - вы только осмыслите эти данные! - 89 процентов всех проверок «остались нерезультативными». Вам не надо объяснять, что за всем этим стоит?
Сегодня ситуация ничуть не лучше, а по субъективным ощущениям - по жалобам предпринимателей, их доверительным, полным безнадеги признаниям - не просто хуже, но и намного страшнее. Беспредельщина обнаглела настолько, что для камуфляжа даже потуг не делает, чтобы придать своим деяниям хоть какой-то флер законности, хоть жиденькую логику. А зачем суетиться, когда она уже на самом верху, на пьедестале. «Это ж памятник - кто его посадит?!»
У них же силища какая - жуть!
Для иллюстрации - совершенно чумовая (а в деталях просто беспрецедентная) история издевательства над законом, логикой и людьми, бесстрашно срежиссированная этой силищей в Туркменском районе Ставрополья.
 
О закон вытерли ноги
Итак, в кооперативном племзаводе «Путь Ленина» приключилась банальная для России история - воровство. С нефтебазы хозяйства, которой заведовала Вера Аненко, «испарилось» на полтора миллиона рублей горюче-смазочных материалов. Факт крупной недостачи ГСМ, как положено, был задокументирован комиссией в актах, их подписали пять ее членов и сама Аненко, которая, естественно, была отстранена от должности
Случилось это в сентябре прошлого года. А теперь следите за сроками - будет любопытно. Не дождавшись, когда Аненко начнет гасить признанную и ею сумму недостачи, 5 декабря по этому поводу собирается правление кооператива. Оно единогласно выносит решение: если в течение десяти дней недостача погашена не будет, для ее взыскания материалы ревизии передадут в милицию.
Прошли без толку и десять, и двадцать, и тридцать дней, после чего в январе 2008 года руководитель СПК-племзовода Леонид Васильевич Геращенко, выполняя решение правления, направляет начальнику Туркменского РОВД заявление о возбуждении уголовного дела по факту недостачи и установлению виновных лиц. В январе же Аненко была уволена «в связи с утратой доверия».
Уголовное дело было возбуждено лишь 7 марта. Его расследование без видимого продвижения застревает в райотделе милиции.
И вдруг 28 мая с.г. дело из РОВД Туркменского района неожиданно и без весомых на то причин забирает себе в Ставрополь Следственная часть Главного следственного управления при ГУВД края, которое передается старшему следователю Василию Овчарову.
Но очень быстро проявились истинные мотивы того, почему в Следственной части ГСУ о Закон просто вытерли ноги.
 
«Рога» лезут отовсюду
А теперь прошу быть особо внимательными, чтобы не упустить выразительных деталей завязки и развития того, как в этом милом учреждении - СЧ ГСУ - дело о крупном воровстве ГСМ превращали в страшную «уголовку» в отношении представителя потерпевшей стороны - председателя кооператива Л. Геращенко.
Я не стану задавать наивных вопросов следствию, типа: ах, почему не увидели этого, не учли того, не знали третьего... Потому что ясно: в СЧ ГСУ всё видели, всё знали.
Перво-наперво следователь Овчаров выходит за рамки уголовного дела по факту недостачи топлива - выносит постановление о производстве обыска и изъятии всех без исключения документов финансово-хозяйственной деятельности за 2007-2008 годы СПК «Путь Ленина», не имеющих никакого отношения к хищению. Действует беззаконно, но лихо и безбоязненно.
Вывод напрашивается только один: его действия инициированы свыше.
Изымает Овчаров документы в подлинниках, без изготовления заверенных копий, что также незаконно, ибо без них деятельность любого предприятия парализуется.
Вывод напрашивается один: именно эта задача и была перед ним поставлена.
Но паралич хозяйства становится необратимым, если его лишить еще и управленческой головы. Догадываетесь, какими будут последующие действия Следственной части? Вот именно! Теперь загибайте пальцы.
3 июня этого года Овчаров подает рапорт начальнику СЧ подполковнику юстиции В. Ченцову о выделении им в отдельное производство материалов из дела по факту недостачи горючего. Вместе с Овчаровым в этом же кабинете сидит - стол к столу - очень уверенный в себе молодой следователь Княжев, блюститель закона с глазами без страха и упрека. В тот же день Ченцов дает ему распоряжение о принятии решения по отдельному производству.
Вот вам чудненькая подробность. Вслед за этим на имя Ченцова - как рояль из кустов, поступает сенсационная жалоба прятавшейся от селян Веры Аненко, которая вдруг, спустя почти год (!), обвиняет Геращенко в том, что он якобы вымогал у нее три земельных пая, принадлежащие ей самой и двум сыновьям. На общую сумму в 1 116 000 рублей (то есть по 372 тысяч за пай) в качестве-де компенсации за ее недостачу.
Специалисты просто попадали со стульев от этих цифр: стоимость паев завышена как минимум втрое. Таких цен нет даже в Краснодарском крае, не то что в засушливом Туркменском районе. Но зато эта космическая сумма, как понимаете, была нужна следствию для соответсвующей грозной уголовной статье.
Ложка пришлась к обеду - 9 июня Княжев возбуждает уголовное дело в отношении Геращенко по ст. 163, ч.3 п. «б» («Вымогательство, совершенное в целях получения имущества в особо крупных размерах»). Сломаете себе все мозги, но ни за что не поймете, почему голословное (нет ни одного свидетеля «вымогательства», кроме утверждения самой заявительницы и ее сына) обвинение виновницы крупной недостачи Веры Аненко, «вспомнившей» об «угрозах» Геращенко спустя почти год (?), Княжев тут же кладет в основу уголовного дела против председателя? А «угроза»-то, оказывается, состояла в том, что Геращенко в противном случае обещал-де рассказать о грехе Аненко всему свету.
Каким образом могла осуществиться эта «угроза» непорочной чести дамы уже после того, как долго-долго ее «криминальную тайну» расследовали в районном РОВД?
Такого бреда в виде мотива ареста не выдержит ни одна нормальная голова - закружится, вызовет рвоту. Но создать правовой бред - тоже работа, и она не для слабаков, страдающих человеческими недостатками вроде совестливой брезгливости.
А как вам такое поведенческое иезуитство?! 9 июня Геращенко приглашается в Ставрополь в Следственную часть как бы для допроса в качестве потерпевшей стороны.
Откуда бы ему знать, что бесспорную «уголовку» по хищению цепкие ребята из СЧ ГСУ уже резво развернули в обратном направлении. И гнали по нему сломя голову.
С доверчивой надеждой на возвращение кооперативу украденного председатель внимает Овчарову, чей сосед по кабинету Княжев тут же и объявляет 60-летнему Геращенко о возбуждении уголовного дела против него самого, немедленном задержании в качестве подозреваемого и водворении в ИВС. Поставьте себя на место буквально онемевшего от удара под дых председателя племзавода - кандидата сельхознаук, заслуженного работника сельского хозяйства, награжденного правительственным орденом Почета и медалью «За заслуги перед Ставропольским краем». Да еще с кучей заболеваний.
Представили его состояние?! - это тоже такой ход, в результате которого ломаются, обмякают, как тряпка, очень сильные личности. Не грабители, не убийцы, а уважаемые, почтенные люди, признанные профессионалы своего дела, которых государство не единожды отмечало и поощряло за трудовые достижения.
Вспоминаю горькие откровения пережившего такой же страшный шок неожиданного ареста - во время семейного торжества, на глазах родных и маленькой внучки - Виктора Ивановича Ледовского, из-под которого организованная, отнюдь не безымянная силища выбивала в то время кресло руководителя крупнейшего в регионе невинномысского предприятия «Азот».
Выбила, беспрепятственно забрала все, что хотела, упрятав за решетку. И, поизмывавшись, отпустила восвояси, оставив глубокие шрамы на сердце, которые никогда не перестанут саднить и кровоточить. Народ чисто «по-расейски» жалеет жертв беспощадных войн, сознавая, что их истинные мотивы - в переделе собственности. Результат этого понимания - избрание Ледовского мэром Невинномысска.
Но вернемся к потрясенному известием об аресте Геращенко. Его увозят в СИЗО, держать в котором после 72 часов можно только по решению суда.
Через пару дней судья Промышленного района Л. Шевелев «визирует» действия Княжева - принимает решение об избрании меры пресечения для председателя кооператива в виде заключения под стражу.
Командная комбинация «из трех пальцев» Истине и Закону завершена блестяще - как музыка, разыгранная по нотам, как шахматная партия с финальным «матом», как победа на ринге чистым нокаутом ... Но как такому тонкому иезуитству не аплодировать, не выразить восхищение через известные строки: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»
 
Прокурор ломает «комбинацию»
Естественно, защита немедленно обратилась с жалобой на постановление Княжева о возбуждении уголовного дела в отношении Геращенко в краевую прокуратуру, перечислив множество статей УПК РФ, которые он нарушил.
Обратилась также в Туркменский райсуд, где изначально по закону и должно было рассматриваться дело, и в кассационную коллегию краевого суда на постановление судьи Промышленного района Шевелева.
Возможно, следаки бросились за поддержкой в газету правительства края - «Наше Ставрополье» называется, если кто не знает. Газета отозвалась глумливой по отношению к Геращенко статьей «По «рейдерскому» следу».
Уже упоминавшийся начальник СЧ Виталий Ченцов дает в публикации обширный комментарий, который завершается то ли его словами, то ли словами автора, и они весьма примечательны: «...в следственном изоляторе он (Геращенко) сидит... по обвинению в обычной уголовщине (выделено мною. - Ред.). Так при чем тут рейдерский захват предприятия?»
Редчайший, я вам скажу, случай, чтобы начальник, да еще не имеющий к расследованию данного дела непосредственного отношения, так заинтересованно суетился на газетной странице.
Более того, сам и подставился, отдав в газету для иллюстрации «тайное» постановление следователя о признании потерпевшим сына Аненко, которое Княжев «забыл» предоставить Геращенко и его защите.
На первом судебном заседании в Туркменском районе следователь Княжев не появился - не княжеское это дело перед районщиками навытяжку стоять. Необходимые суду материалы Следственная часть, возглавляемая Ченцовым, также демонстративно не представила. Кассационная коллегия жалобу защиты не удовлетворила.
26 июня зампрокурора края В. Щербаков отменил постановление Княжева об аресте как незаконное и необоснованное. В середине следующего дня председатель СПК «Путь Ленина» из СИЗО был освобожден. И к вечеру поступил в реанимационное отделение туркменской больницы - совсем плохо с сердцем.
 

Рекорды скорости правосудия
Можно себе представить, как всполошилась команда, когда выстроенная ими комбинация рухнула. Подняли на рога всех.
27 июня (в день освобождения из СИЗО Леонида Васильевича) по жалобе Аненко на постановление В. Щербакова судья Промышленного района И. Юрин незамедлительно принимает решение приостановить действие постановления краевого прокурора с тем, чтобы рассмотреть жалобу на судебном заседании в присутствии сторон.
Любой юрист вам подтвердит: с такой скоростью жалобы рядовых граждан, да еще и на должностное лицо прокуратуры, суды никогда не рассматривают. Похоже, интерес к этому делу в суде был тоже не случайным.
Но постановление Юрина, удерживающее Геращенко в СИЗО, опоздало туда на каких-то полчаса: освобожденный председатель уже ехал домой - жертва ушла из цепких рук преследователей. Для команды это, видно, было настолько невыносимо, что на следующий день, в субботу, в одиннадцатом часу ночи Княжев передает по факсу в РОВД Туркменского района для исполнения копию постановления судьи Юрина - с телефона в кабинете начальника отдела по борьбе с бандитизмом(!), который к делу СПК формально не имеет ни малейшего отношения. А, может, имеет - «неформальное»?! Иначе, что тогда делают по ночам в его святая святых люди из чужого подразделения?
Той суматошной ночью у Княжева, видно, вылетает из головы даже соображение о том, что «исполнить» задержание председателя можно лишь после решения суда. И суд снова торопится, назначая заседание немедленно - на понедельник - тоже удивительная скорость нашего неторопливого правосудия. Княжев же грубейшим образом превышает свои должностные полномочия, направленные на ограничение свободы Геращенко, исполнение им функций руководства кооперативом - возле палаты больного местная милиция выставляет конвой.
А теперь о лежащих на поверхности мотивах команды любыми способами не выпустить Геращенко из СИЗО. В СЧ знают: подписи Геращенко, единственного распорядителя финасовых средств хозяйства, ждут архиважные и архисрочные документы.
Не будем вдаваться в детали, скажем только, что без их подписания наступят правовые последствия, в результате которых хозяйство будет разорено, обанкротится. Не выйдет кооперативная техника в поле, на котором пора собирать вызревший урожай. Значит, на поле «благородно» выйдут чужие комбайны, придут чужие люди?! То, что будет происходить дальше, комментариев не требует.
Местная милиция, выходит, будет пограмотней краевой СЧ и уж точно не посвящена в закулисье, потому, в отличие от Княжева, не стала ломать УПК через колено - дала возможность Геращенко подписать 30 июня наиболее важные из документов. А этому до последнего времени пытались воспрепятствовать инициаторы и исполнители идеи его бессрочного ареста.
 
Народ не молчит, но кто ж его слушает!
Арест Леонида Геращенко вызвал глубокий шок в Туркменском районе. Собрания, сходы граждан, обращения в его защиту, под которыми стоят сотни подписей жителей не только его родного села Овощи, но других населенных пунктов.
Известность председателя ведущего в России племзавода по разведению овец местной породы в районе самая что ни на есть положительная: руководит хозяйством «Путь Ленина» 15 лет, на этот пост его избирали уже четырежды.
Леонид Васильевич сам человек-трудяга, и с других спрашивает, особенно жестко с прогульщиков и выпивох, которых на дух не переносит. Без такой требовательности, организаторских задатков и работы на износ ждать чего-то доброго от земли в зоне рискованного земледелия - пустое дело. Он же поднял старейшее в районе хозяйство с колен, сейчас СПК собирает самые высокие урожаи зерновых в зоне рискованного земледелия.
Пытаясь убедить правоохранителей, что «уголовка» Геращенко - ошибка, не соотносимая с характером его личности, его человеческими, деловыми и моральными качествами, твердят в письмах также известные в районе и крае люди: директор сельской школы М. Козликина, глава Овощинского сельсовета А. Фомин, гендиректор федерального госпредприятия «Ставропольское» М. Егоров, глава администрации Туркменского района В. Долин, Уполномоченный по правам человека в крае А. Селюков...
Все впустую, «черная дыра» адресатов власти не выпускает даже эха от этих криков. Люди ошарашены, возмущены, оскорблены, разгневаны, накалены. «Дождутся ОНИ, когда их на вилы поднимут», - тихо и напряженно бросает на сходе селян один мужичок другому (замечу: это же, почти слово в слово, мрачно произнес недавно на заседании правительства Путин, адресовав предупреждение нерадивым чиновникам).
Люди не наивны, абсолютное большинство давно понимает: искать в туркменском деле «логику», «ошибки» бессмысленно - ни того ни другого тут нет по определению. Все «нарисовано» осознанно. И абсолютна ясна цель - держать Геращенко в СИЗО до тех пор, пока «Путь Ленина» не выбросит белый флаг пораженцев, после чего начнется, как при всех имущественных войнах, пир победивших мародеров. Одна лишь «радость» - вот тогда мы и узнаем мародеров в лицо.
Но уже сейчас в своем расследовании я столкнулась с поразительными обстоятельствами, которые дают понять, какие мощные силы, связи, деньги, должно быть, были задействованы во всей этой истории, полной провокаций. Но об этом - в следующем номере.

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
гл. редактор «Открытой»,
член Экспертного совета при Уполномоченном
по правам человека
в Ставропольском крае

 

Армагеддон 10 июля 2008, 09:57

Людмила, Вы, своим острым пером, как скальпелем, уже много лет, вскрываете "гнойники" в теле общества. Но результатов лечения, увы, на обозримом горизонте не видно. Наоборот, "метастазы" расширяются и углубляются, и пределов, кроме переделов, тому нет. За державу обидно.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий