Поиск на сайте

 

 

Ставропольчанка Агафья Шахова больше полувека проработала медсестрой, её любви и теплоты хватало и дома – родным, и на работе – больным 

 

Агафья Шахова впервые надела белый медицинский халат почти девочкой, в 1941 году. Все военные годы она работала сестричкой в свердловском госпитале и в мирное время не изменила благородному призванию. 
Трудилась операционной сестрой в Новоалександровской районке и Ставропольской клинической больнице, двадцать лет работала в краевом психиатрическом диспансере.
У Агафьи Калистратовны первая группа инвалидности, но когда я зашла к ней, она встретила меня в спортивном костюме, бодрая и веселая. Мне нравятся такие люди, которые никогда не падают духом, не жалуются на судьбу и слова худого ни о ком не скажут. 
Агафья Калистратовна признается: «Я часто вспоминаю свое прошлое, и приходит мысль – не зря прожита жизнь. И если бы можно было начать все сначала, я снова пошла бы работать медиком».

  
Агаша родилась в уральской деревне Фараносы в большой крестьянской семье, которую кормила дедова мельница, стоявшая высоко в горах. Когда в 1933-м у селян стали отбирать имущество, дед, не выдержав переживаний, умер, а Агашиного отца, вступившего в наследство, арестовали, как имущего кулака. 
Через полгода он сбежал из тюрьмы и две недели шел лесом в родную деревню. Дома скомандовал: «Собирайтесь, пойдем куда глаза глядят». По ночам сбежавший «кулак» строил лодку, на которой вся семья и отправилась «куда глаза глядят» – вниз по течению реки Обь. Плыли с раннего утра до позднего вечера, ночью приставали к берегу между селами. Отец готовил для родных теплую «постель» – разжигал костер, затем забрасывал его ветками, и все ложились на них спать. 
К зиме им удалось перебраться в Челябинскую область. Жили в заброшенной избе, зато сумели приобрести коровенку, которую позже променяли на старого мерина. Сложили на повозку пожитки и отправились в Свердловск. Здесь отец устроился на работу в совхоз, мама занималась огородом, сестры ходили в школу. 
Скитания наконец закончились, жизнь потихоньку налаживалась. Но началась война, отец ушел на фронт. Агаша окончила курсы медсестер, получила военный билет и шинель. 
Росточком она была маленькая, и ее определили в свердловский госпиталь, где она проработала операционной сестрой до конца войны. 
Накапливалась неимоверная усталость от бессонных ночей и частой сдачи крови (у Агафьи была первая группа, и тяжелораненым бойцам делали от нее прямое переливание). Однажды Агаша уснула прямо на операции. 
Отец Калистрат погиб во время прорыва блокады Ленинграда. До сих пор он для Агафьи как живой. Сколько в жизни бывало, когда хотелось спросить его совета, и Агаша представляла, что бы он ответил, как бы поступил. Он был такой жизнерадостный, любил петь и играть на гармошке, дочь не помнила его злым или грустным...
Под Ленинградом погиб ее отец, но выжил, пройдя кровавую мясорубку, будущий муж. Агафья встретила его в мае 1945 года, вслед за Победой: Иван, один из шоферов, возивших по «Дороге жизни» продукты в блокадный Ленинград, весной 45-го ехал через Свердловск за партией новых танков. 
Здесь они с товарищем купили лишние билетики в кино, чтобы познакомиться с местными девушками. Тот киносеанс и познакомил его с Агафьей, с которой ему будет суждено прожить до конца жизни. 
В 1947-м молодая семья перебралась к родне Ивана – на Ставрополье. Поселились в селе Шпаковском, построили дом, воспитывали детей. Агаша и на новом месте работала операционной сестрой.
Кроме того, организовала художественную самодеятельность – видно, любовь к музыке и пению досталась ей «в наследство» от отца. 
Когда ее пригласили на работу в Ставрополь, в краевую клиническую больницу, она и здесь нашла музыкальную отдушину – пела в хоре ветеранов войны «Факел».
Последнее место работы Агафьи Калистратовны – краевая психиатрическая больница. Она попала в дружный коллектив, но шли годы, стало подводить здоровье. Работа требовала огромного напряжения сил, а их после смерти супруга было все меньше и меньше. 
Они прожили вместе полвека, и когда Иван Иванович ушел из жизни, Агафья думала, что не перенесет удара. У нее случился инсульт, она долго лежала в больнице, но общими усилиями врачей и семьи встала на ноги. 
Агафья Калистратовна любит приходить в городскую организацию Всероссийского общества инвалидов, где много лет работает народный ансамбль под руководством Александра Карташова. 
Музыка и песни действуют на нее, как церковный хор и музыка в церкви: вдохновляют ее и навевают воспоминания. Агафья признается: «Музыка меня лечит».
Ее неугомонная душа и натруженные руки требуют постоянного действия. Агафья Калистратовна сажает цветы, ухаживает за ними и даже мастерит оградку для балкона. И греет ее убеждение, что все в жизни было не зря, все было правильно...
 

Людмила СЫПИНА, 
член Союза журналистов России



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий