Поиск на сайте

 

Истинно: всё тайное становится явным. Полный список захватчиков Русского леса -  государственного природного заказника - поименно стал известен общественности города. Владельцами лесных участков, обреченных на вырубку, стали люди «высшего света» краевого центра - чиновники федеральных и муниципальных структур, богатейшие бизнесмены и, что особенно показательно, судьи. Выполняя заказ, первый смертельный удар по зеленым легким Ставрополя нанес его экс-мэр интеллигентнейший Николай Иванович Пальцев, подписавший постановление о захвате неприкосновенных земель.
Эти люди навсегда войдут в историю разрушения Ставрополя.
Вопрос ребром к нынешней власти города и края: неужели вы готовы войти в чёрный список разрушителей Ставрополя? Или оставите потомкам о себе благодарную память, повернув преступную аферу вспять – навстречу Закону?

 

Далекие от оптимизма мысли посетили общественных экологов, в минувшую среду в компании мэра Георгия Колягина и вице-спикера гордумы Виктора Надеина отправившихся осматривать незаконно присвоенные земли государственного природного заказника краевого значения «Русский лес».
Когда активисты Протестного комитета и Экологической региональной ассоциации узнали, что им, наконец, выпала редкая возможность лично, с выездом на место, донести свою позицию о происходящем в заказнике, радостно бросились обзванивать единомышленников из ДНТ «Механизатор», того самого, что незаконно обогатилось лесными землями. Но чиновников и депутатов перспектива живого общения с дачниками не вдохновила, а потому восторг общественников пресекли тут же: мол, посторонних не надо нам.
Напомним, что два года назад постановлением №588 глава администрации Ставрополя Н. Пальцев раздвинул границы ДНТ «Механизатор» с 29,3 до 83,3 га. Так, без всяких на то правовых оснований территория товарищества основательно прибавила в весе за счет неприкосновенных земель Русского леса.
Расширение это за счет лесного фонда велось якобы с целью выравнивания искривленных земельных границ товарищества и создания противопожарных проездов. Однако проезды не появились. Зато появились новые дачные участки для садоводства, а на самом деле - под строительство элитного жилья.
Древняя эта история в местной и центральной прессе писана-переписана. А потому первая же реплика главы города Г. Колягина присутствующих откровенно обескуражила: «А что это федералы не защитили свой лес?!»
В суматохе, когда каждый старался донести свою боль и по возможности полно информировать первого в городе чиновника, вопрос повис без ответа. Однако внести ясность никогда не поздно.
Итак, о плохих федералах, что не отстояли лес, и хороших местных чиновниках, за этот лес живота своего не жалеющих.
Во-первых, такие масштабные аферы, зеленый свет которым дал именно городской глава Н. Пальцев, просто так, по недомыслию или упущению, не случаются - в этом деле кроется астрономический коммерческий интерес.
Во-вторых, вновь обретенные «Механизатором» площади по участкам резала именно Промышленная районная администрация, возглавляемая тогда Д. Судавцовым, впоследствии удачно пересевшим в кресло первого вице-спикера краевой думы. 
В-третьих, федералы федералам рознь. Скажем, краевая природоохранная прокуратура в судах билась все это время, отстаивая каждый заповедный клочок по отдельности. Но другая федеральная структура, судебная, отметая все доводы и законодательные запреты защитников леса, постановления о выделении участков под садоводство, признала законными.
Судей в этом откровенно криминальном деле не смутило многое. Например, самое простое: как можно выращивать морковку с капустой в тени вековых дубов? Никак. Выходит, занятие садоводством влечет за собой вырубку 14,3 га полноценного леса.
По данным ставропольского лесхоза, без учета уничтожения стоимости лесной подстилки это обернется для государства ущербом в 330 млн. рублей. Суд так из кожи лез вон, стараясь помочь садоводам, что упустил из внимания еще одно обстоятельство: федеральный лесной фонд, охраняемая природная территория, на растерзание был отдан муниципальной структурой - мэрией Ставрополя.
Могу предположить, что такое случается лишь в одном случае - когда маячит колоссальная личная выгода.
Наконец, кто вообще такие федералы, которые «не отстояли свой лес»? По большей части сидят они в Москве. А острую потребность в кислороде испытываем мы, живущие в Ставрополе. В том числе и работники мэрии, судьи, их дети, внуки и даже их благородные домашние питомцы.
Всё, на что хватило чиновников и депутатов, – это углубиться в лес метров на двадцать вблизи Парковой улицы.
Пока здесь шумят деревья, которым природа отпустила еще лет 150-200 жизни на благо почти полумиллионного города. Но земля эта уже частная собственность новоявленных садоводов, которые, можно не сомневаться, предпочтут возвести в тени дубрав уютные домики в пару этажей и гаражики на пару-тройку авто.
Смотреть, к чему приводит незаконная вырубка, вызывая оползни, высокие чиновники из администрации отказались, как ни призывали  их к тому дачники. А зря, ведь плодородный участок земли под Русским лесом, как утверждают экологи, входит в 10% чрезвычайно опасных территорий Ставрополя. Если вырубить деревья, корни которых как раз и крепят плодородный слой к каменному плато и глинистым пластам, большая часть дачного товарищества расползется по соседним оврагам.
По размерам и активности оползней Ставрополь и его окрестности - одна из самых неблагополучных территорий в России. По официальным данным, сегодня в городе действуют 260 природных оползней общей площадью 7,5 кв. км. Еще 130 оползней площадью 5,8 кв. км  зарегистрированы в районе Сенгилеевского водозабора, неподалеку от Русского леса. Начиная с 2003 года активность оползневых процессов только растет, а пик их должен прийтись на 2013-2015 годы.
Не пожелали чиновники взглянуть и на отстроенные «Югстройинвестом» белокаменные дворцы, нагло вторгшиеся роскошными фасадами и балконами прямо в лес. Тут одни заборы вокруг новостроек выше самых продвинутых дачных домиков. Есть бабло - дыши кислородом, нет – сиди в пыльном городе и не высовывайся.       
Странно получилось: приехали господа чиновники сориентироваться на местности, а заинтересованности не проявили. Покрутившись с полчаса, отбыли, как водится, пообещав «во всем разобраться».
Мэр Колягин даже сделал небольшое заявление: в судах, что узаконили аферу, мол, делать больше нечего - все инстанции пройдены. А вот вникнуть в документы, разобраться, кому, на каком основании и под какие цели раздавали участки, конечно, стоит. Не поздно спохватились ли?
Как поделились знающие люди из мэрии, вся комедия с выездом на место, переговоры с общественностью не более чем попытка затянуть время, что позволит окончательно замять неприятную ситуацию. Время нужно для того, чтобы благополучно завершить процедуру массовой перепродажи участков, после чего новые землевладельцы по закону станут добропорядочными приобретателями, которых с их наделов и бульдозером не сдвинешь.
Да и могут ли в мэрии замахнуться на влиятельных обладателей лесных соток, среди которых училок и педиатров не замечено. Зато есть сотрудники мэрии, земельной кадастровой палаты, краевого управления Росреестра, территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, судьи, судебные приставы, крутые бизнесмены. Публика, у которой  и во сне, как говорят, морда кирпичом и пальцы веером.
Не обделило себя и правление «Механизатора», щедро потрудившись на ниве тайного вовлечения садоводов в члены ДНТ. Имена новичков тщательно скрывают даже от членов дачного товарищества, поскольку, мол, информация носит конфиденциальный характер. Но в руках общественности оказались списки тщательно скрываемых обладателей лесных участков, среди которых - сплошь представители ставропольской «элиты».
Два десятка участков записаны за одним из районных судов, того самого, что в свое время приложил максимум усилий, чтобы узаконить изменение границ «Механизатора» и закрепить земли за их новыми хозяевами.
Срочно завершить переоформление надо еще и потому, что немалая часть участков первоначально была записана на подставных лиц, за каждым из которых стоят известные люди и фирмы, оптом скупающие земли в коммерческих целях. Так, в список дачников затесались выходцы из села Птичьего, земляки и родственники директора строительной компании «Югстройинвест» Ю. Иванова. Клан Павловых оттяпал 21 участок, некто Величкин - 32, Малинов-ский - 21, Мерзликин - 15 и проч.
Особо примечательно, что счастливым обладателям земель государственного лесного фонда достались наделы не по каких-то там стандартных шесть соток, а по десять.
Зря, говорят, что власти Ставрополя не заботятся о дачниках-садоводах. Дачникам в погонах, мундирах и прочих офисных прикидах жаловаться уж точно грех.
Заказник «Русский лес» был образован в 1977 году. Спустя 20 лет постановлением губернатора края ему придали бессрочный статус особо охраняемой природной территории.
Площадь заказника составляет около 7,5 тысячи га и практически вся покрыта лесом. Растет здесь полтора десятка видов деревьев и кустарников, флора и фауна богаты растениями, животными и насекомыми, занесенными в Красную книгу.
Что, впрочем, не мешает исправной и слаженной работе всех ветвей власти и структур в обслуживании конвейера по масштабной приватизации лесного оазиса. Особенно бойко этот криминальный механизм зашуршал колесами после того, как в черте города практически не осталось свободных земель.
Что может прекратить экологическую диверсию, сказать сложно. Наивно пытаться донести до обезумевших от жажды наживы чиновников простейшую мысль о том, что истребление Русского леса нарушит микроклимат, изменит направление и силу ветров в районе, выветрятся почвы, усилятся оползневые процессы, исчезнут родники. Корысть посильнее любых здравых доводов.
Бессильной перед круговой коррупционной порукой оказалась и прокуратура. Без ответа остались письма на имя президента и премьера, к которым с криком о помощи взывала городская общественность. Не замечены чиновниками города пикеты и митинги защитников леса.
А теперь, когда 50 га заповедной территории по всем правилам закреплены за собственниками, мэрия вдруг встрепенулась, показушно реагируя на сигналы общественности. Хотя общественность вопрос о межевании городских лесов ставила еще лет пять  назад.
Чиновники не торопились, им это было невыгодно. Точь-в-точь как с Русским лесом: пока суд спешно ситуацию облекал в «законные» рамки, мэрия изображала, будто занимается межеванием заказника. Подход разный, но цель и интересы структур совпали полностью.
Не случайно и то, что в администрации города до сих пор отсутствует даже скромненький экологический отдел, о необходимости которого все та же неуемная общественность твердит еще с советских времен. Понятно, почему? Ответ тот же - невыгодно. А ведь именно экологический тренд, выражаясь современно, мог бы стать главным конкурентным преимуществом города.
Но и это - невыгодно.

 

Олег ПАРФЁНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях