Поиск на сайте

 

 

Что стоит за арестом Игоря Бестужего. Версии

 

Сплошные вопросы. И очевидные ответы
Арест крупного чиновника в Ставрополе по подозрению в покушении на получение  взятки в особо крупном размере  вызвал бурные  комментарии в местной и федеральной прессе. Одним из первых  откликнулся «Московский комсомолец» публикацией «А брал ли Бестужий взятку?».  И поставил другой вопрос:
«А кому это выгодно? Как известно, нас, чиновников, просто так в оборот не возьмут. Много лет, к примеру, ты - уважаемый мэр Москвы. А после ссоры с высшим руководством вдруг выясняется, что все это время ты маскировался под порядочного человека. Дело, скорее всего, развалится, как одно за другим развалились и прочие уголовные дела, возбужденные в отношении Игоря Бестужего. Но это наверняка произойдет уже после выборов».
Таким же вопросом, снижающим официальный пафос  победы, уже задаются многие  аналитики и знатоки подковерных войн, которые идут по нарастающей накануне  смены власти в стране и, как следствие, в регионах. Новые «элиты» повсеместно рвутся обеспечить себе плацдармы в руководящих эшелонах - по кратчайшему пути  к жирному пирогу бюджетов и переделов собственности.
Расчистку пути они ведут  яростно, с применением всего оружейного арсенала, которым владеют по должности и по связям, включая и  силовой ресурс.  «Борьба с коррупцией» здесь может быть  блестящим  прикрытием, «зонтиком», скрывающим истинные цели и истинных  фигурантов   из    политики, коммерции и  криминала.
История с арестом Бестужего представляется именно такой комбинацией по многим признакам, которые, собственно, и  отметили  все  комментаторы - и местные, и федеральные.  Все они обратили внимание на любопытное обстоятельство: грозное обвинение сити-менеджера  Ставрополя основано на показаниях  его общественного помощника Козлова, который засвидетельствовал:  чемодан с 50 миллионами рублей, переданный ему завербованной  органами  риэлтором Ниной Крайтер (она «работает» в ООО «Региональный ипотечный брокер»), предназначался для Бестужего. И  это все доказательства?! - резонно недоумевают  по поводу зыбкой основы обвинения  аналитики.
Неназванный источник из ставропольской мэрии, например,  поделился с  местными журналистами «Комсомольской правды» своей убежденностью:   «Налицо очередная борьба за власть, здесь явная политическая  подоплека. У Бестужего есть враги, которые хотят через него (или убрав его) надавить на его вышестоящее начальство». То есть на  губернатора Валерия Гаевского.
Последнее утверждение  сомнительно, считают другие знатоки подпольной жизни  ставропольских политиков: все как раз наоборот -  это губернатору для спасения имиджа выгодно было дистанцироваться от крайне  непопулярного среди горожан чиновника. А потому главная интрига именно  в том,  кто «враги» и кто кого «убрал». С разных сторон осмыслили эту ситуацию другие  весьма информированные источники из привластных структур края и поделились ею с «Открытой». И вот какую довольно убедительную картину  представили.

 

Есть ли «неопровержимые  доказательства»?
Наши эксперты убеждены: во-первых, у следствия есть куда более веские основания для ареста высокого чиновника, чем показания перетрусившего  75-летнего общественного помощника Козлова. Ведь оперативная разработка Бестужего велась, как   сообщается, с августа прошлого года - и уж за это время на одной только прослушке можно было накопать против сити-менеджера предостаточно.
Не исключено, что прослушка подтвердит и его причастность к этим 50 миллионам за выделение 5 гектаров городской земли.  В такое  поверить нетрудно на фоне поражающих воображение простых ставропольцев богатств Игоря Александровича - с его многочисленными квартирами и прочими доходами, о величине которых можно судить даже по сумме не уплаченных им налогов в десятки миллионов рублей.
Но почему следствие ни намеком не обмолвилось  про «неопровержимые  доказательства».  Обычно ссылкой на них сопровождаются крупные антикоррупционные победы,  рассчитанные на общественное удовлетворение? Такая «сдержанность» предполагает, что   финал  акции -  вовсе не торжество справедливости с его народным постулатом «вор должен сидеть в тюрьме», а иные цели.

 

Ни друзей, ни врагов, только «интересы»
Наши источники соглашаются: вторая цель, кроме вышеозвученной, более очевидна  -  освободить место хозяина города  для того клана, который и затеял  эту  многоходовую  и  дорогостоящую акцию. Ведь место это - буквально золотое. Не  бесплатно же с такой оголтелостью варварски уничтожалось и уничтожается жизненное пространство горожан - леса, скверы, детские площадки  - под безумное коммерческое строительство, безвозвратно изуродовавшее столицу края.
В мэрии без оглядки бешено воровали, торговали  муниципальной землей, по сути, все подряд, даже клерки. На глазах бесстрастного  правительства, мэра, что и указывает на   повальную и неистребимую  коррупцию в управленческой сфере. Именно поэтому ее верхние этажи - золотые на годы вперед, и за вожделенное место, занятое  Бестужим,  война с самого начала шла остервенелая. Так кто ее организаторы и инициаторы?
И вот тут-то  наши источники в своих размышлениях подходят к самому, пожалуй,  интересному и парадоксальному в этой истории. Они полагают, что губернатор сознательно отстранился от спланированных атак на Бестужего - бывшего соседа по лестничной площадке, личного друга, много содействовавшего Гаевскому, когда тот рвался на высший пост в крае.
Услуга за услугу - таким образом  и Игорь Александрович  оказался  в кресле главного хозяйственника города, которого  он давно добивался, но без губернаторской поддержки оседлать бы не смог.
Но толкали во власть Валерия Вениаминовича и прочие его друзья, жаждущие ответных услуг, в том числе и расстановки своих людей   в структурах краевой власти. Противоборствующие кланы, - как пауки в банке, пожирающие друг друга, лютые взаимоненавистники.
Не «обязательством» ли губернатора перед Андреем Уткиным (бывшим вице мэром Ставрополя и спикером краевой думы) было приглашение в краевое правительство близких тому лиц?! Ведь и Л. Козлов, общественный помощник Бестужего, также был доверенным лицом «уткинского клана», но который странным образом, «по наследству» (или по обязательствам),  перешел к сити-менеджеру, став его «могильщиком». Вряд ли были безучастными и сильные еще кланы бывших мэров Ставрополя Е. Луценко,  И. Тимошенко и Н. Пальцева, тоже очень не бедных людей. 
Разумеется, соблюсти баланс интересов этой разношерстной братии Гаевскому не всегда было под силу, его ставили перед выбором. И он этот выбор делал в соответствии с меняющимися обстоятельствами, в которых понятием «дружбы», «морали» чаще всего не могло быть места. Извечную аморальность политики и политиков  выразил в своем бессмертном постулате  еще в 1856 году премьер-министр Великобритании лорд  Палмерстон: «У Британии нет постоянных врагов и постоянных друзей, а есть только постоянные интересы».  
Эксперты считают: в какой-то момент «дружеские узы»  с Бестужим вошли у губернатора в клинч с  более важными - политическими -  интересами, стали мешать  устойчивости  его собственного положения,  резко пошатнувшегося  на фоне плохих отношений  с полпредством СКФО,  которое, по слухам,  выводило из себя  жалобы и информацию о зашкаливающей в крае коррупции. 
Это противостояние вылезло наружу публичной перепалкой между Гаевским и доверенным лицом Хлопонина - М.  Маркеловым (экс-начальника управления по внутренней политике полпредства, ныне депутата Госдумы от Волгоградской области), негодовавшим по поводу разгула беззаконий в муниципалитетах края.  Но в ответ даже на это очевидное обстоятельство губернатор раздраженно призвал  не спешить предъявлять претензии, «особенно со слов залетных казачков типа Маркелова». 
Коррупционные скандалы в ближайшем окружении сильно  подрывают политические позиции Гаевского, хотя он  яростно  пытается их  дезавуировать,  «гасить» наездами на местные следственные органы, обвиняя их в политическом заказе.  Опасаясь, что вся эта грязь на декабрьских выборах отнимет голоса ставропольцев у правящей партии, Политсовет «Единой России»  категорически рекомендовал Гаевскому отказаться от роли «паровоза» в предвыборном списке местных  единороссов.
Но Гаевский - азартный игрок и идет ва-банк, когда под ним самим дымится земля. Понимал: исполнив партийный «приказ» и оказавшись на обочине большой выборной политики, потеряет все. Но если рискнет, то оставит  шанс удержаться во власти.  Рискнул! Но при этом, как фокусник,  исполнил хитрый финт с отставкой своего правительства, дурача население предположением, что таким образом он борется с беспределом и коррупцией в ближнем окружении.
Ставрополье обману  поверило,  показав среднестатистический результат победы единороссов, и тем спасло Валерия Вениаминовича,  который следом вернул из «отставки» своих верных людей.

 

Ставки круче, пора сдавать «своих»
Но через месяц - новые выборы, и политические ставки   намного круче. А в городе та же ситуация: общественность криком кричит о коррупции в мэрии, что может прямо отразиться на результатах марта. Ясно, что, как и на декабрьских выборах, народу нужна показательная акция решимости власти бороться с коррупционным змием.
Но публично  дистанцироваться от непопулярного у горожан сити-менеджера Гаевский без потери лица не мог, как никак - «друзья». Более того, внешне  он демонстрировал тому свою  приязненность, называя «хорошим хозяйственником» и утверждая, что «претензии коррупционной направленности к администрации Ставрополя и лично к сити-менеджеру Бестужему больше похожи  на  заказуху». Но «заказуха» зрела давно именно в ближнем круге Гаевского, и не знать о ней он никак не мог, считают   аналитики-эксперты, хорошо  знающие потенциал возможностей и  моральные устои     ее участников.
Такой оборот -  предательства своих своими же  -  трудно укладывается в голове людей неискушенных. Но так было всегда и везде,  включая и  местную  «политэлиту», от которой за версту несет криминальным духом.  Ярчайшая тому иллюстрация - инициированное Гаевским письмо-донос на его бывшего предшественника Черногорова, которое подписала  группа чиновников, стоящих на вершине краевой власти или очень близко от  нее.
Донос на имя министра сельского хозяйства Е. Скрынник (нынешней начальницы А. Черногорова)  был одновременно и  подл, и смешон до крайности: доносители требовали от министерства запретить Черногорову приезжать на Ставрополье, где он-де безбожно пиарит себя тем, что все свои дни рождения проводит за штурвалом комбайна.  «Белодомовская элита» облила дерьмом, не  пощадив,  и заслуженного-перезаслуженного Ивана Богачева, руководителя прославленного хозяйства, предоставившего опальному губернатору земельный клин для уборки урожая.
Показательно, что донос подписали люди, которые кормились с руки Александра Черногорова, получали от него хлебные должности и незаслуженные преференции. Что ж,  Александр Леонидович получил свое за политическую наивность, за неразборчивость в кадрах, чью  «преданность» питала лишь алчность, которой губернатор не хотел замечать.
Забавно, но уже Гаевский констатирует: «Бестужему недостает политической зрелости». Сказано  точно: будучи прожженным, оборотистым дельцом, сити-менеджер был крайне наивным и никудышным игроком в политических пасьянсах, которые раскладывались в Белом доме и в его «филиалах».
Он  даже бравировал: «Я - хозяйственник и не хочу заниматься  политикой». Повторял  часто, игнорируя исторический опыт: «Если ты не хочешь заниматься политикой, политика займется тобой».  Он слишком надеялся на губернаторскую  крышу, не хотел признавать  очевидного:   присосаться к  баблу - это и есть  вся «политика». И «дружба»  рушится, когда  становится обузой,  грозит опасностью одной из сторон оказаться в одной лодке с тонущим.
Рассказывают, что за все эти страшные  для семьи Бестужева дни Валерий Вениаминович ни разу не позвонил его жене хоть с фарисейскими словами поддержки. Не посмел, как бывало раньше, публично и заступиться за своего единомышленника, ограничившись  малодушным: «Следствие разберется...». Зачем лезть на рожон: ведь операция взятка была проведена московским силовиками. А на них не прикрикнешь.                 

 

«Мочилово» за бюджетный счет
Между тем инициаторы  «заказухи» во многом шли теми же путями, что и   в подкопах под прежнего  губернатора.  В первую очередь - организацией «мочилова» в известной своими коммерческими сливами местной газете «СГВ», после которой надо немедленно мыть руки с хозяйственным мылом.  Эксперты вспоминают многомесячные тошнотворные копания ее неистового редактора в семейном белье Черногоровых, из которых «исследователь»  составил затем  книгу (большие деньги, чьи они?), назвав ее своим «самым лучшим творческим достижением». 
Так что «СГВ» с ее характерной остервенелостью в жанре проплаченного мочилова врагов заказчика подходили лучше всего. Эксперты припомнили и другие  шокирующие по степени аморальности «достижения» ее редактора,  валявших  в дерьме своих творений даже  самых близких ему людей - давнего товарища, с которым дружил семьями, своего благодетеля  - последнего секретаря крайкома КПСС, которому служил, пока тот был при власти... И они - не единственные.
Кто финансово обеспечивает это киллерство? Ведь совокупный тираж газеты в лице ее подписчиков и продаж в «Союзпечати» - меньше тысячи экземпляров(?!), то есть у читателей она не в почете. Но малотиражка  почти из года в год выигрывает городские и краевые тендеры, в которых участвуют СМИ  с солидными тиражами, что является  обязательным условием конкурса.
Наши эксперты не сомневаются:  издание незаконно подпитывают из бюджета потому, что распорядители этих денег используют ее в заказных атаках против своих противников?! Кто эти заказчики? И какую роль здесь играет владелец «СГВ» - очень «тихий» кавминводский олигарх Роман Абрамов (почти что застенчивый Роман Абрамович), которому редактор «СГВ» выгодно продал свое специфическое детище? (Анализ этой роли кавминводского олигарха - любопытный аспект будущего журналистского раследования).
Также огромные средства (чей «общак», кто его распорядители?!) вложены в спецвыпуск «СГВ», которым в Рождество  завалили весь город настолько, что в подъездах многоэтажек газету   собирали в мусорные мешки. Очень интересный факт: весь спецвыпуск газеты  отдан под статью заместителя начальника  налоговой инспекции Октябрьского района Т. В. Косач. Дубовым языком, но обстоятельно - с графиками и   выкладками - живописует она, какие многомиллионные налоги не оплачивает государству «лучший хозяйственник» Ставрополя. 

 

Однако вот ведь какая странность...
Большая чиновница из налоговой госструктуры, которая всегда отличалась невероятной закрытостью, вдруг(!)  рванулась в  бой, да еще и  с открытым забралом.  Но «вдруг» в этих сферах просто  не бывает: ясно, что разрешение шло с самого верха - гораздо выше непосредственного начальника Т. Косач, наверняка с гарантией ее безопасности от «наездов», возможно,  и с другими приятными обещаниями.
Почему своей трибуной для  защиты государственных интересов ранжированная чиновница  не выбрала  более  присущее   неординарной ситуации официальное СМИ? Например, «Ставропольскую правду», ВГТРК, радио или  даже центральное издание, которое сенсацию с руками бы оторвало. Тоже понятно.
Выход на официальные СМИ сразу же выдал бы заказчиков  с головой - ведь никто же не поверит в накат на любимчика губернатора без согласования «сверху». Ну а выход чиновницы на федеральные СМИ сильно ударил бы по имиджу  губернатора края,  захлебнувшегося в коррупционных скандалах.
Кто же   опекуны и подпитчики «СГВ»?  Это те, полагают  эксперты, кто никогда не появлялся и не появится на ее страницах в качестве антигероев,  в первую очередь вице-губернатор Ю. Белолапенко,  опекающий специфического писателя давно и нежно, прямо-таки по-семейному. 

 

Тайное всё равно становится явным
Естественно, среди неприкасаемых в прикормленной газете и сам губернатор,  даже для вида никак, нигде   и  ни разу  не комментировавший публикации «СРВ» о своем «друге и соседе». И -  что показательно - сразу же после выхода «спецвыпуска» поощривший   редактора приглашением к себе в Белый дом на встречу с журналистами лояльных изданий.  Не характерно, конечно, для человека, отличающегося злопамятностью к нелояльным и прямолинейной защитой от следственных органов, попавшихся на воровстве членов своей команды.
Эксперты, рассуждая о причастности к последней коррупционной сенсации  фигурантов  из окружения губернатора, в качестве доказательства  указывают на заказной «митинг» у мэрии и оперативное появление на нем фотокорра «Вечернего Ставрополя», выдавшего на первой странице снимки «пикетчиков» с плакатами про «беса» Бестужего, которого еще вчера официальное издание мэрии вылизывало с ног до головы.
Пикетчики, изображавшие удовлетворение арестом  Бестужего и признательность за это «Единой России», почему-то старательно закрывали лица. С чего бы такая таинственность в благом-то деле разоблачения коррупции?! Тоже ведь ясно: а ну их лица   сопоставят с лицами, которые в этой истории боятся быть узнанными.
Короче, очень скоро в новых-старых лицах «обновленной» мэрии мы узнаем, кто из  коррупционных кланов  в нашем небольшом городе оказался сильнее других. А к выходу этого номера читатели узнают имя того, кто оседлал это золотое кресло.  Дай бы бог, чтобы оказался более или менее приличным человеком.
Но а что касается судьбы самого Бестужего, тюрьма ему вряд ли грозит. В худшем случае - выпотрошат из него немалую сумму  отступных  и оставят в покое до лучших времен его возрождения из пепла, как уже и происходило в крае с лицами такого же   масштаба. Кто же этих историй не помнит?!

 

Владимир ФОМЕНКО,
журналист

 

Александр17 февраля 2012, 21:35

История с "элитной взяткой" сити-гинеколога кажется карикатурной: не могу отделаться от впечатления,что Бестужий специально подставился под путинских силовиков,чтобы те перед выборами на конкретном примере отрапортовали о "борьбе" с коррупцией. Естественно,Бестужий отмоется,когда пройдут выборы,как отмывался не раз.Но самое интересное- это поведение городских депутатов,этого сборища похабников,которые не только не ушли в отставку после позорного ареста своего выдвиженца,но и как ни в чём не бывало продолжают "исполнять свои обязанности" .

Лара13 февраля 2012, 09:35

Вот, вот расследуйте про СГВ, а еще поднимите кучу жалоб Миненкова в Москву на всевозможных региональных руководителей, зачем ему столько? на него даже генерал Гончаров в суд подавал, за дезинформацию, и суд выиграл и почему во всех СМИ ситуацию по Бестужему только Тищенко, Миненков и Емцов комментируют, какой у них интерес? И почему нигде не показывают как деньги меченые из чумадана доставали, на столе раскладывали и перещитывали как это обычно и делается, а может там лягушки были P.S. фотка к статье подозрительно похожа на редактора СГВ, гы,гы

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий