Поиск на сайте

 

 

 

Известнейший барон-меценат Эдуард Фальц-Фейн осуществил свою мечту в Кисловодске

 

В одном из самых известных музеев Кисловодска – литературно-музыкальном музее «Дача Шаляпина» – открылся новый экспозиционный зал «Русская эмиграция». Это дань всем русским гениям – писателям, композиторам, певцам, которые волею судьбы были вынуждены покинуть Родину и прожить последние годы своей жизни за границей, в мучениях и невыносимой тоске по стране, которая их предала.
Огромный интерес к выставке проявили не только россияне, но и иностранцы, отдыхающие в Кисловодске. Дочь великого Федора Шаляпина – Марина Шаляпина попросила прислать ей в Италию, где сейчас проживает, фотографии, рассказывающие о выставке, поскольку сама из-за преклонного возраста (ей 95 лет) вряд ли сможет сама приехать в Кисловодск и увидеть музей воочию. О новой экспозиции корреспонденту «Открытой» рассказала директор дачи-музея Шаляпина Ольга КРАСНИКОВА.

 

– Ольга Васильевна, как возникла идея открыть этот зал?
– Это была инициатива барона Эдуарда Александровича фон Фальц-Фейна. Он представитель знаменитого дворянского рода Епанчиных, прославившегося преданным служением Отечеству. Это единственный род в России, где было три адмирала: Николай Петрович, Иван Петрович и их племянник Алексей Павлович Епанчины. Древняя фамилия имеет свой герб, на котором начертан прекрасный девиз: «Бог, честь, любовь, доблесть».
В начале XVII века Епанчины поселились на Волоке, в Боровичском уезде Новгородской губернии, где жили до 1917 года. Революция застала отца барона Эдуарда Александровича с женой и детьми в Петербурге. Фальц-Фейнам пришлось уехать в Финляндию буквально с одним чемоданом, в России они оставили все свое имущество.
В нашей стране осталась жить лишь бабушка барона по отцу – Софья Богдановна. В 1919-м, когда ей было 84 года, ее арестовали и расстреляли. Когда ее сын Александр Эдуардович узнал страшную новость, его сердце не выдержало. Мама барона – Вера Николаевна – осталась одна с двумя детьми на руках, без средств к существованию.
Несмотря на то, что многие из рода Фальц-Фейнов и Епанчиных стали изгнанниками и подверглись репрессиям в Советской России, Эдуард Александрович стал одним из первых русских эмигрантов, переступивших через порог недоверия и обид. Он не открестился от России, от Отечества. Русский барон из Лихтенштейна много делал и делает, чтобы вернуть на Родину исторические и культурные ценности, рассеянные по всему свету.
«Наш» барон возвращает в Россию казалось бы навсегда потерянные сокровища. Благодаря ему спасен архив, хранивший тайну расстрела царской семьи, часть библиотеки знаменитого театрального импресарио Дягилева. В Швейцарии он открыл музей генералиссимуса Суворова, а в Германии – музей Екатерины Великой. На средства барона из Парижа в Москву был перевезен прах Шаляпина. Более того, именно на средства Фальц-Фейна восстановлена знаменитая Янтарная комната в Екатерининском дворце в Царском Селе.
– А почему известный меценат так заинтересовался именно шаляпинским музеем в Кисловодске?
– Дело в том, что Эдуард Александрович большой поклонник творчества русского баса, к тому же дружил с сыном Шаляпина – Федором Федоровичем. Сейчас барон много общается с дочерью актера Мариной Шаляпиной. Как говорит сам Эдуард Фальц-Фейн, он не случайно выбрал Кисловодск, чтобы разместить здесь эмигрантский музей. Именно этот город стал одним из центров так называемой «кавказской эмиграции»: после революции здесь пережидали «смутные времена» многие известные деятели культуры и искусства того времени.
– Какие экспонаты хранит зал «Русской эмиграции»?
– Это уникальные письма, фотографии, личные вещи людей, эпоху которых по праву называют Серебряным веком русской культуры. В зале «соседствуют» Рахманинов, Коровин, Бунин, балерина Матильда Ксешинская, певица Надежда Кошиц.
– Они все имели отношение к Шаляпину?
– Конечно, с этими людьми Федор Иванович был дружен в эмиграции. Видите здесь огромный портрет Сергея Рахманинова? Этот человек сыграл очень большую роль в жизни певца. Некоторые историки того времени считали, что именно Рахманинов помог стать Шаляпину тем, кем он стал.
Они познакомились в 1897 году в Русской частной опере Саввы Мамонтова, их дружба продолжалась почти полвека. В экспозиции хранятся их совместные фото, письма, ноты. Именно на этой кисловодской даче они частенько репетировали – именно здесь, за роялем в гостиной, рождались новые музыкальные шедевры.
В экспозиции много материалов, рассказывающих еще об одном близком друге Федора Шаляпина – писателе Иване Бунине. Иван Алексеевич, так же как и Шаляпин, очень тяжело переживал отъезд из России. Тогда он написал такие строки: «Разве можем мы забыть Родину? Она – в душе. Я очень русский человек. Это с годами не пропадает».
Отдельная экспозиция посвящена Александру Солженицыну. Писатель жил в Кисловодске, он является почетным гражданином города-курорта. В нашем музее есть редкие фотографии Солженицына, подборка его книг, изданных в разные годы, многие из которых специально переданы нам фондом «Русское зарубежье». В музее мы воссоздали предметы интерьера того времени – так что, побывав на выставке, вы сможете окунуться в другую историческую эпоху.
– Сам барон приезжал на открытие музея «Русской эмиграции» в Кисловодск?
– К сожалению, нет, но прислал своего пресс-атташе, известную московскую журналистку Надежду Данилевич. Она передала в дар музею редкие экземпляры из частной коллекции Фальц-Фейнов: бронзовую скульптуру Федора Шаляпина, личные вещи барона, ноты баронессы-матери Веры Николаевны – редкие издания Шумана, Листа, воспоминания своего деда генерала Епанчина, вошедшие в книгу «На службе трех императоров».
Один из самых дорогих экспонатов – чемодан Эдуарда Фальц-Фейна, с которым он подростком уехал из России в далеком 1917-м году. С ним он скитался по всей Европе, пока окончательно не нашел приют в маленьком княжестве Лихтенштейн, где и живет до сих пор в своем замке-заповеднике Аскания-Нова.
Экспонатов у нас пока не так много, но их историческая ценность сомнений у специалистов не вызывает. Все это – свидетельства жизни эмигрантов вдали от России, целый пласт нашей истории, который долгие годы пребывал под запретом.
– Барон с вами сейчас общается?
– Конечно, мы перезваниваемся. Я рада, что у нашего музея такой солидный «покровитель». Его архив – одно из самых крупных русских собраний за рубежом. Это бесценное сокровище для исследователей русской культуры и жизни эмиграции первой волны. После открытия музея в телефонном разговоре со мной Эдуард Александрович сказал, что открыть музей «Русской эмиграции» в Кисловодске – его давняя мечта, и теперь он может умереть спокойно.

 

Беседовала

Элла ДАВЫДОВА

 

Lybov 10 октября 2008, 15:45

Книгу «На службе трех императоров» нам подарили в Санкт-Петербурге, когда сам Эдуард Фальц-Фейн был там, мы решили что она должна остаться в семье Сергея Епанчина,так как он офицер-подводник и этого заслуживает. Но хотелось бы купить или как-то приобрести и для своих детей. Может вы знаете что-то знаете об этом? Спасибо! А статья замечательная, всегда приятно почитать новости о своих, может быть далеких, родственниках.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий