Поиск на сайте

 

 

Ставропольскому студенчеству - 85 лет.Как жилось нашему брату студенту в прошлом столетии?

 
Однажды, когда я гостила у дяди,  он в поисках нужной в хозяйстве вещицы наткнулся на чердаке на стопку старых тетрадей, перевязанных бечевой. «Макулатура» едва не полетела в мусорку, ибо мой строгий родственник не отличается сентиментальностью, но, к счастью, я перехватила «старье» у самого бака.
Добыча оказалась бесценным кладезем советского студенческого фольклора полувековой давности. Тут были песни, стишки и уморительные замечания, типа: «Зевнув на лекции, да не восхрапи, ибо, восхрапев, ты потревожишь сон ближнего своего».
Легкомысленные прибаутки и трогательные дворовые вирши неожиданно открыли в моем дяде самых честных правил вчерашнего балагура и романтика - из тех, кому, как поется в песне, от сессии до сессии живется очень весело.
Мне-то, наивной, казалось, что это только у нас жизнь бьет ключом, а наши мамы и папы -  не чета нам, были студентами серьезными, основательными, не нарушали правил и мыслили высокими категориями. А они - вот те на! - и проигрыватели на всю катушку включали, и шпаргалки писали, и бегали тайком на свидания, и даже похрапывали на лекциях, тревожа сон ближнего своего...
Да и вообще, что мы знаем о славных поколениях студенческого братства, о том, как протекала институтская юность 20, 40, 60 лет назад?
«Зачетка» решила восполнить этот пробел рассказами о ставропольском студенчестве, которое, к слову сказать, в нынешнем году отмечает свое 85-летие!
 

Осенью 1930 года краевая газета «Власть Cоветов» сообщила: «Первого октября Агропедагогический институт (ныне СКФУ. - Авт.) в Ставрополе начал свое существование. Институт имеет отделения: общественно-литературное (зачислено на 1 курс 20 человек), агрономическое (40 человек) и подготовительное (45 человек). Созданы кафедры марксизма-ленинизма, языка и литературы, химии и зоологии. Книжный фонд библиотеки - 600 экземпляров».

О становлении одного из лучших вузов региона в тридцатые годы  нам рассказывают «Очерки истории Ставропольского педагогического института». Вуз занимает половину бывшего окружного Дома Советов (до революции - духовная семинария), деля старинное здание с 7-летней школой. В вузе, рапортует первый номер студенческого журнала «Ударник АПИ», ощущается нехватка во всем - «от гвоздя до профессора». На сотню «горемык-школяров» приходится всего 12 преподавателей!

В институте всего два микроскопа, по некоторым дисциплинам - по два-три экземпляра учебника: неудивительно, что читальный зал библиотеки постоянно переполнен.

Студенты, съехавшиеся в Ставрополь по комсомольской и партийной мобилизации со всех концов Советского Союза, спят в общежитиях на деревянных топчанах с соломенными матрасами, питаются в столовой щами из кислой капусты, почитая за верх гастрономического блаженства фарш из молотой требухи. Из развлечений для молодежи - хор, драмкружок, агитбригада, антирелигиозная работа и ликвидация неграмотности. Ну и, конечно, походы в кино, танцы, свидания...

Практику будущие работники образования проходят не только в школе, но и на заводе «Красный металлист», в чугунно-литейном цехе, и в поле, пробуя себя в роли трактористов, комбайнеров и пахарей.

В первое десятилетие институт стремительно развивается. Появляются новые кафедры, кабинеты с современным оборудованием, зоологический музей. В ботаническом саду при институте молодые натуралисты проводят практические занятия в тени сотен деревьев из разных уголков страны и у бассейнов для водных растений и животных.

На досуге студенты занимаются конным и парашютным спортом, проводят вечера в клубах велосипедистов, мотоциклистов, стрелков, шахматистов-шашечников и краеведов-путешественников. Ребята из радиотехнического кружка радиофицируют аудитории института и городской парк культуры и отдыха.

С самого основания института все девушки и юноши проходят военную практику в 28-м кавалерийском полку. В мирное время комсомольцы совершают многокилометровые марш-броски по бездорожью с полной военной выкладкой, в противогазах, а в сорок первом надевают солдатские шинели и уходят на фронт.

Девушек мобилизуют на строительство оборонных сооружений, и занятия в институте прекращаются. Военная «перемена» затягивается на два года - вуз открывает двери для студентов лишь после освобождения края от оккупации, в феврале 1943-го.

Состояние пединститута плачевное: взорван главный учебный корпус, разрушены кабинеты, лаборатории и библиотека, вырублен ботанический сад. В распоряжении вуза ни одного общежития, все учебные аудитории и администрация размещаются в единственном уцелевшем корпусе площадью 700 кв. м (до войны вуз занимал 8 тысяч «квадратов»). Мебели не хватает, и молодежь слушает профессуру стоя, записывая лекции на старых газетах и в книгах между строк.

По 3-4 часа в день студенты и преподаватели поочередно работают на стройке, поднимая из руин главный учебный корпус. К лету сорок пятого в нем восстановлены некоторые аудитории.

Как жилось нашему брату студенту в послевоенные годы, мы узнаем из первых уст. Об этом нам расскажет первокурсница-1947, студентка первого набора спортфака будущего СКФУ, ныне бабушка 24-летнего выпускника-отличника Ставропольской медакадемии, Антонина Федоровна Горячкина. Читайте в следующем номере «Зачетки».

 
Дарья ТИШИНА
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий