Поиск на сайте

 

Их может открыть в себе практически каждый, если будет развивать любознательность и трудолюбие

Каждый из нас оценивает уходящий год: что удалось, а что нет, потери, приобретения. Для меня главное открытие этого года – Марина Лалаян (на снимке).
После знакомства с нею я в непреходящем изумлении и воодушевлении. Каждый из нас видел, как асфальт вспучивает и пробивает живой росток, и, конечно же, останавливался, не в силах пройти равнодушно.
А тут не росток, а целое деревце. Плодоносящее!
 
Юрист – чтобы был кусок хлеба

И до диплома у нее была профессия, но она ее не любила – «портной верхней женской одежды». Родители пихнули дочерей-близняшек в ПТУ, не интересуясь их предпочтениями. Сестры его закончили, причем наша героиня - с высшим 5 разрядом, а потом еще и 13 лет проработала портной, поднимаясь в мастерстве: швейная фабрика, ателье, Дом быта…

И вот в 28 лет поступила на заочное в Ставропольский институт им. В. Д. Чурсина на юриспруденцию, было желание поработать в милиции. Пять лет совмещала работу в ателье с зубрежкой уголовного права, не зная выходных, праздников, свободных вечеров. Ни копейки не взяла у родителей на оплату учебы, отказывая себе во всем.

В какой-то миг устала и разуверилась в собственном предназначении, чуть учебу не бросила. Сокурсники-заочники такое рассказывали о нравах в милиции, что поняла: ей, с ее характером, там не работать.

И только невероятное трудолюбие, стремление все доводить до конца, помогли уже к «возрасту Христа» получить диплом и пополнить собой многочисленный и слабо востребованный рынок юристов.

Нелюбимая профессия швеи кормила ее, уже надомницу, еще четыре года, пока она искала место юриста. Наконец, повезло: на Верхнем рынке Пятигорска понадобился юрист-договорник. В обязанностях – поиск контрагентов, ведение переговоров, составление и подписание договоров с владельцами бутиков, лавочек, перекупщиками, фермерами.

Верхний рынок

И хотя торгашеская атмосфера, как и портновская, тоже была не в ее характере, честно оттрубила там 11 лет. За это время все эти люди (около тысячи человек), приезжающие на рынок задолго до рассвета, в любую погоду, иногда под открытым небом стоящие за прилавком, стали ей не чужими, она привыкла к ним, знала по именам.

Вместе с ними «поднимала рынок с нуля», оформляя строящиеся здания, пережила с ними пожар 2014 года (поджигателей так и не нашли) и - пришествие новых хозяев.

Причину своего ухода объясняет так:

- С прежними владельцами рынка - кабардинцами было не просто, тоже часто спорила, но директор все же прислушивался к моим советам… Но вот два года назад рынок купили москвичи, и я поняла, что с ними не сработаюсь: как сказал наш сторож, «словно братки из 90-х пришли». Руководители рынка разговаривают трехэтажными матами - при женщинах, при арендаторах. А когда прочла ими придуманный договор, в ужас пришла: огромная арендная плата, работа без выходных, с 7 утра до 7 вечера, у тех, кто не вышел - нужно объяснительные собирать, пустые места фотографировать.

Хочешь отлучиться с торгового места - пиши заявление. Я - к директору: вы как себе это представляете? Бабушки-дедушки, чтобы привезти-вывезти каждый ящик помидоров, будут писать заявление? Как людям без выходных – многие иногородние, у них хозяйство дома, свои заготовки, закрутки! У них коровы, они сыр, масло делают! Как после 7 вечера ехать в ту же Кабарду, где большинство живет? И еще: они всю жизнь работают с налом, а вы заставляете их в банки бегать?

Марину вызывали «на ковер» и ругали: ты предприятие должна защищать, а не людей, может тебе в адвокаты перейти? Зарплату ей так и не подняли, хотя работы прибавилось, она ни разу не брала больничный, и ночевать частенько оставалась на рынке… Зато новеньким, пришедшим в юротдел уже после нее и, по сути, не знающим рынка, платили почти вдвое больше.

- Я тяжело уходила, потому что привязалась к людям. Да видно, и их доверие завоевала, все меня просили не уходить. Но поняла, что не смогу больше в такой бесчеловечной атмосфере.

Марина Лалаян
 

Графолог – узнать людей и себя

Любознательность (которую она называет «любопытством») и подозрения, что не очень она понимает себя и других, подтолкнули к получению нового опыта. Выяснила, что лучшая графологическая школа – в Израиле, списалась с руководителем, Инессой Гольдберг, отправив туда образец своего почерка, чтобы определили, насколько она обучаема. Это было непременным условием: туда, даже платно, принимали далеко не всех. Отучилась в Институте графоанализа полностью, полтора года, 240 академических часов.

Представь, читатель, симпатичную молодую женщину, проводящую весь день на рынке, в самой что ни на есть гуще народной, а по вечерам корпящую над курсовой, которую сама выбрала и назвала: «Почерк рифмы и красок». В которой анализировала особенности и характер почерков Ахматовой, Гумилева и Модильяни. Каково?

Вот интересно было ей, армяночке из Пятигорска, дочке простого каменщика, - что же общего у двух русских поэтов и одного итальянского художника, живших почти сто лет назад? Случайно ли пересеклись их жизненные дороги, чем обогатили они друг друга, и предрешено ли было их расставание?

А вот другое исследование нашей героини: «Феномен родственных связей в почерках братьев Айвазовских». Одного-то из братьев, художника, мы все знаем, а вот другой, архимандрит, не так известен, а между тем, и он был чрезвычайно одарен, владел многими европейскими и восточными языками, и оба за свой геном должны благодарить отца, если верить науке графологии.

Наличием хобби в наши дни не удивишь. Удивляет другое: как можно за свой интерес, за свои «раскопки» еще и платить?! Отсылать свои кровные, так не легко заработанные, в Израиль, вместо того, чтобы одеваться, развлекаться, путешествовать?!

- Мне было интересно. И приобретенные знания, и диплом графолога, очень потом помогали в моей работе юриста. Сейчас могу определить по почерку, с точностью до 70 процентов, что собой представляет его владелец. Что касается мужчин, печальная картина - очень нехорошие почерки, свидетельствующие о стрессах, психологической неустойчивости, потере чисто мужских качеств.

Страница курсовой с графоанализом.

Но бывают приятные открытия: пришел на рынок оформляться парень, на вид зачуханный, все над ним посмеивались… Но когда я посмотрела его письменное заявление, увидела очень высокий уровень интеллекта. И действительно, оказалось, что вуз закончил, математик, эсперанто знает…

Открытия и среди родных: казалось бы, знаю сестру, как саму себя… А вот попался как-то на глаза кулинарный рецепт, ею написанный, и поразилась: она, оказывается, творчески одарена! Видимо, жизнь так складывалась, что не всегда могла себя проявить…

Нет, не думайте, что дело в красивости, каллиграфичности, наоборот, чем дальше от шаблона школьных прописей, тем уровень развития выше.

И мой почерк менялся по мере обретения знаний – стал более гибким, скоростным. Увы, я видела таких, у которых и в 50 лет почерк оставался банально школьным. Это значит, что они не продвинулись в своем развитии ни капли...

Художник – чтобы понять, что со мной?

Ни изостудии, ни какой-нибудь школы живописи, где бы она получила навыки рисования, в ее жизни не случилось, родители считали это баловством, да и не было у них времени возить дочь по кружкам. Много лет страсть к рисунку удовлетворяла, копируя открытки и иллюстрации из детских книг. Зайчики, кошечки, собачки…

С появлением компьютера пошли мастер-классы в «YouTube». Но творческого окружения, единомышленников, не хватало, как воздуха. Профессионала, который бы стоял рядом и указывал на ошибки. Поэтому записалась, опять по Интернету, в группу, которую известный петербургский маринист набирал для поездки в Крым - писать морские пейзажи.

«К берегу». 2015 г. Картина написана на мастер-классе в Крыму.

Привезла несколько работ, через год поехала вновь. Море поднадоело, как только поняла технику.

Одновременно, по «You-Tube», осваивала масло, акварель, пастель, графику, шитье игрушек, вышивку бисером, картины из валяной шерсти, витражи… Стала принимать участие во всероссийских и международных конкурсах, о которых узнавала, подписавшись на сайты профессиональных сообществ.

Снимки работ высылала по электронке, но иногда картины отправляла и багажом, по почте. Посыпались победы, дипломы (сейчас их около 40) – из Москвы, Омска, Башкирии, Китая, Берлина, Женевы, Венеции, Словении, Португалии, Оксфорда, Израиля… Большинство призов за анималистическую тему.

Она обожает писать животных, в основном, с фотографий, в технике пастели, прорисовывая шерсть, натянутым на руку мужским носком (научила одесская художница).

Она стала абсолютным победителем проекта «Творческая реализация – 2017», который ежегодно устраивает Международная ассоциация профессиональных художников (МАПХ) и - невиданное дело! – получила даже грант в 20 тысяч рублей.

До этого она не думала, что может живописью зарабатывать, и это хобби, как и графология, опустошало карман, картины дарила или отдавала за символическую цену, те, которые возвращали ей на почте после окончания конкурсов, приходили «угроханные», с разбитыми стеклами… Грантовые деньги, правда, она так и не увидела, на эту сумму полагалась полиграфическая продукция с изображением картин победительницы – открытки, буклеты, магниты,– она до сих пор их раздает.

У Марины нет своих сюжетов, предварительной работы с набросками, этюдами. Очень мало работ с пленэра, натюрмортов. Она – копиист, рисует с фотографий и открыток, на которых природа, животные, городские пейзажи.

Портреты не пишет, когда ее спрашивают, почему, ведь животных писать гораздо труднее, отвечает, что изображение может не понравиться человеку. Боится обидеть.

Рисовать с фото - не высшая ступень мастерства. Но пройти этот этап и полезно, и, зачастую, необходимо: как иначе поймать птицу в полете, животное в прыжке, набегающую волну? И еще большой плюс этого периода: можно экспериментировать с цветом, с деталями. Картины Марины – зачастую живее, теплее, интереснее оригиналов.

Но сомнения, несмотря на посыпавшиеся награды, все равно терзали. Она пристрастилась к чтению мемуаров художников - Коровина, Левитана, Ренуара, Ван-Гога… Хотела понять: она вообще нормальная? Со своей неуверенностью, беспокойством, депрессиями, поисками трудностей и героическим их преодолением? В ее окружении таких людей не было. А в мемуарах, успокоилась, только такие и были.

Кукла Анфиска два раза занимала призовые места в международных конкурсах игрушек – в Москве и Словении. 

Картина из вяленой шерсти.

Из серии «Безымянные и беззащитные»

Из серии «Безымянные и беззащитные»

Из серии «Безымянные и беззащитные»

Натюрморт с лимонами. 2017 г. 

«Городской пейзаж». С картины А. Бланшара

Идея проекта: «Слёзы счастья»

Пять лет назад Оксфордский университет (лаборатория математического моделирования слезы человека) объявил международный конкурс «Слезы счастья».

Ученые так объяснили идею проекта: с помощью искусства привлечь внимание общественности к проблеме синдрома сухого глаза и… помочь в борьбе с современным синдромом сухости души!

Офтальмологическая, по сути, проблема (оказывается, слезы невероятно полезны для глаз!) неожиданно привлекла большое количество участников.

Сыграли свою роль и широкий простор для ее воплощения (принимались работы в любой технике на любом материале), и то, что лучшие работы будут выставляться не только в Оксфорде, Лондоне, но и других городах мира. Марина отправила свою пастель с обезьянками «Радость материнства».

«Радость материнства», получившая признание на Оксфордском конкурсе. 

- Участников, художников-профессионалов со всего мира было около 900, я думала, у меня шансов нет. Тем более, что, уже отослав картину, я, любопытная, стала читать про обезьян и узнала, что они вообще не плачут! Ну, думаю, накрылся мой конкурс… Но, видимо, подробности физиологии в данном случае были не важны… Я попала в десятку финалистов! Из девятисот участников! Пусть не стала лауреатом, но для меня это самая дорогая победа.

А родилась эта победа, как и все остальные, в крохотной Марининой комнатке (6 кв. м), где плохое освещение, нет вытяжки, где писать можно, только пристроившись на полу или кровати, поместив полотно на коленях…

Где воздух, насыщенный запахом краски и растворителя, вызывает не нарисованные – живые слезы.

«Мастерская» художника.

Рисуйте – и ваши скептики замолчат!

На первой персональной выставке Марины Лалаян, открывшейся этим летом в городской библиотеке Пятигорска, народу было мало. Художник-то самоучка, а значит, коллег-собратьев по кисти не имеет. Почитателями тоже особо не обзавелась – имя неизвестное.

Пришли пара бывших коллег с рынка, подруги, сестра, племянница, несколько завсегдатаев вернисажей (среди которых и автор этих строк). Библиотека (это стало сюрпризом для героини) пригласила искусствоведа, преподавателя детской художественной школы, которая тепло отозвалась о работах, почувствовав в них влияние Коровина и импрессионистов, и пожелала автору чаще выставляться.

Поклонники художницы.

Художники вообще не краснобаи, но Марина и на этом фоне отличилась особой застенчивостью. С трудом подбирала слова, видно было, что разговоры о творчестве ей не привычны, нет в ее словарном запасе готовых искусствоведческих клише. Ее обращение к посетителям выставки (сначала она тихо поблагодарила – родителей за то, что родили, сестру – за то, что, понимая важность ее увлечения, освободила от всех домашних дел) поразило другим:

- Если у ваших детей есть хоть малейшее желание рисовать – не мешайте им, помогите! А вы, кто хочет рисовать, не бойтесь, кто бы как ни оценивал – рисуйте, и они однажды замолчат.

Не вернисажное выступление. Захотелось узнать, кто они - мешающие самодеятельной художнице и вынужденные теперь замолчать? И как она смогла самостоятельно все эти разные техники освоить? И почему нет родителей на первой персональной выставке дочери?

Сестра освободила Марину от всех домашних дел - только рисуй!

Что узнала – рассказала вам. Да, не ответила на главный вопрос: откуда в моей героине это желание – пробиваться, «образовываться», выращивать и шлифовать свой талант? Вопреки равнодушию родителей, отсутствию учителей и мало-мальской творческой атмосферы. Но надо ли знать?

Тем жизнь и хороша, что делает невозможное возможным, если трудишься над душой не покладая рук.

В Новый год принято желать исполнения желаний. Мол, это и есть счастье. Но если верить тем, кто утверждает, что счастье – это не цель, а путь, Марина, быть может, уже давно счастлива.

Ольга ВАСИЛЬЕВА
Пятигорск
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Почему бы ей не устроиться в школу и не организовать такую работу среди детей по изготовлению игрушек? И дети и родители были бы довольны!

Добавить комментарий