Поиск на сайте

 

 

Биолаборатория разводит насекомых, способных заменить ядохимикаты

 

Михайловская технолого-аналитическая лаборатория является подразделением ставропольского филиала «Россельхозцентра». Сегодня она переживает не лучшие времена из всех 30 лет своего существования. В 90-е годы большинство подобных учреждений по стране были вообще закрыты - якобы за ненадобностью. 
Но руководитель филиала Петр Стамо отстоял лабораторию. Сегодня это единственное государственное учреждение подобного типа на Северном Кавказе. Время показало его правоту. Несмотря на недостаточное финансирование, уникальный коллектив лаборатории успешно работает, принося огромную пользу сельскому хозяйству.

 

Альтернатива химии
Как рассказывает заместитель руководителя филиала Семен Эрнович Штайн, лаборатория занимается разработкой и внедрением биологических методов защиты растений в открытом грунте. В этом направлении существует две линии. Это производство энтомофагов и  биологических препаратов для защиты растений от вредных организмов.
В этой статье мы расскажем только об энтомофагах. Это насекомые, питающиеся   теми собратьями по классу, которые наносят вред сельскому хозяйству. Стало быть, энтомофаги – это полезные для человека насекомые. Поэтому их и разводят в искусственных условиях.
- Существует множество видов энтомофагов, - рассказывает Семен Штайн, - но мы разводим сегодня только два – трихограмму и габробракона. Первая питается яйцами 215 видов насекомых и очень эффективна в борьбе с различными совками. Второй является паразитом гусениц тех же совок. Если применять в комплексе этих насекомых и наши биопрепараты, то можно достичь высокой эффективности в борьбе с вредителями растений и свести к минимуму использование ядохимикатов.
- Объясню подробней, – включается в разговор заведующая лабораторией Людмила Анатольевна Чебыкина, - трихограмма предпочитает свежеотложенные яйца, поэтому, даже если ее запускать на поля несколько раз, она уничтожит только 40 процентов яиц совки. Из остальных выведутся гусеницы. А маленькая мушка габробракон как раз откладывает свои яйца в этих гусениц. Это еще процентов сорок невыросших вредителей. Закончить дело поможет биопрепарат битоксибациллин. Таким образом, сельхозпроизводители, пользующиеся нашими методами, могут почти полностью уйти от химии и выращивать экологически чистую продукцию.
В подтверждение слов Людмилы Анатольевны зазвонил телефон. На другом конце провода представитель одной из фирм Кабардино-Балкарии, специализирующейся на выращивании кукурузы сорта «Бондюэль», интересовался, когда можно будет заключить договор с лабораторией на поставку энтомофагов.
- Они узнали о нас только в прошлом году и сразу запросили большое количество насекомых. Пришлось объяснять, что при всем желании мы не можем выполнить их заказ, так как имеем дело с живыми существами, у которых есть конкретные сроки развития, поэтому надо заранее планировать их количество, - говорит Штайн. - Теперь вот заранее беспокоятся.
 
 

Наездники и лабораторные хозяева
Людмила Чебыкина любезно согласилась провести экскурсию по лаборатории, правда, предупредив, что большинство сотрудников я на месте не застану. В этот день они проходили медосмотр. Работа в лаборатории считается вредной, так как приходится иметь дело с сильными аллергенами. Второе предупреждение: массового количества насекомых я не увижу, потому что еще не подошел срок запуска. Биоматериал находится в фазе сохранения.
Заходим в кабинет, где разводят габробракона. Но вместо мушки вижу каких-то червячков в банках с мукой. Это гусеницы бабочки мельничной огневки, большие любители лакомиться зерном и зернопродуктами. Чтобы получить габробракона, сначала нужно развести его, чтобы ему было куда откладывать свои яйца. Мельничная огневка является для габробракона лабораторным хозяином. А он, как и трихограмма, наездник, или паразит.
Приглядевшись, я увидел черных, вроде как умерших, гусениц. В них уже отложены яйца мушки.
Лабораторным хозяином для трихограммы является зерновая моль. Ее производство располагается в подвале лаборатории. Нужно не только развести саму моль, но и добиться, чтобы она снесла яйца.
Сначала заражают зерна пшеницы или ячменя молью. Когда она начинает массово вылетать, ее в специальной трубе  гонят воздухом в контейнер (назовем его моле-сборником). 
Там бабочку руками собирают в специальные контейнеры-сита, где она живет какое-то время, спаривается и откладывает яйца. Их потом просеивают, очищают и помещают на 7-10 дней в холодильник. 
На следующем этапе яйца паром распыляют по стенкам трехлитровых банок, куда уже запускают и трихограмму. Там она и откладывает свои яйца. Когда похожие на манную крупу яйца почернеют, значит, энтомофаг готов к продаже. Он может храниться в таком виде около месяца, а потом начнется массовый вылет трихограммы. К этому времени яйца должны быть уже разложены по полям.

 

Надо выжить!
Когда осматривал лабораторию, обратил внимание, что оборудование, мягко говоря, не первой свежести.
- Это действительно так, - говорит Семен Штайн, - бюджетное финансирование осуществляется, но его явно недостаточно для развития. Мы работаем на грани выживания, по большому счету - на энтузиазме наших замечательных сотрудников. Хотя наша продукция с каждым годом  все более востребована, интерес к экологически чистым продуктам питания растет. Но мы не можем реализовывать ее по хорошей цене. Вынуждены держать  на уровне химических препаратов, иначе не выдержим конкуренции. Это несправедливо. Одно дело - произвести яды промышленным способом, совсем другое – заниматься с живыми организмами, где преобладает ручной труд.
Какой же выход? Мои собеседники считают, что нужна государственная программа поддержки экологически чистого производства продуктов питания. Если бы государство дотировало такую продукцию, тогда бы производители могли покупать энтомофагов по справедливой цене. 
Второй путь – заказ на чистую сельхозпродукцию, которая могла бы идти, например, для детского питания. Увы, заводов детского питания в стране пока мало. Например, работавший в этой сфере на Ставрополье частный иностранный инвестор прекратил  свою деятельность. Взамен ничего не появляется. 
Вообще, в крае овощеводство и садоводство, где наиболее востребованы чистые технологии, находятся в жалком состоянии. Поэтому лаборатория больше ориентируется на клиентов из соседних регионов, но все равно работает не в полную силу. Например, производит 1,5 миллиона габробракона, хотя может в два раза больше.
Словом, интеллектуальный и производственный ресурс имеется. Нужен не лабораторный, а умный хозяин, который эффективно распорядится этим потенциалом.

 

Сергей ИВАЩЕНКО

 

paeda06 февраля 2012, 10:38

 
 
 
 

Я думаю с этой статьей знаком Минсельхоз РФ или хотя бы края ,хотелось бы прочитать их комментарий.Нам пора всем задуматься о производстве экологически чистых продуктах.А пока прямиком направляйте статью огромной армии наших депутатов и чиновников соответствующих структур.А потом вернемся к этой теме,получив исчерпывающую информацию.А то получается,что последнее предложение- в никуда...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий