Поиск на сайте

 

 

Президентский Совет по правам человека раскритиковал Нефтекумский райсуд за массовое нарушение прав заключенных

 
Члены Совета по правам человека (СПЧ) на минувшей неделе побывали на Ставрополье и проинспектировали несколько учреждений закрытого типа.
Среди них Горнозаводская школа для детей с девиантным поведением (Кировский район), реабилитационный центр «Орленок» (Подкумок), дом-интернат ветеранов труда «Бештау», центр социального обслуживания Предгорного района (станица Ессентукская), детдом №35 в Ессентуках и многие другие.
 
 

Правозащитники остались довольны увиденным: они хвалили краевое правительство за то, что находит средства на капремонт и оснащение учреждений. Пожалуй, единственный минус – это нехватка кадров: например, в центре социального обслуживания на 60 коек приходится всего две санитарки.

Если с «социалкой» на Ставрополье все в порядке, то множество проблем правозащитники выявили в пенитенциарной системе. Хотя отметили и хорошее.

По словам члена СПЧ, председателя «Комитета за гражданские права» Андрея Бабушкина, сотрудников СИЗО и изоляторов временного содержания на Ставрополье можно назвать образцовыми не только на Северном Кавказе, но и во всей стране. Правозащитник похвалил за это персонально начальника ГУ МВД края генерала Александра Олдака.

Ставрополье также стало первым регионом страны, где начали реализовывать 627-е постановление правительства России, принятое еще два года назад. В соответствии с ним люди, попавшие в изолятор на срок более трех часов, должны быть обеспечены горячим питанием, постельным местом и сменой белья.

Но следом за похвалами последовала резкая критика. Ставрополье оказалось единственным регионом России, где в изоляторах Бабушкин обнаружил камеры… вообще без окон (а в некоторых карцерах окна были на потолке). Причина, по мнению правозащитника, в том, что МВД нерационально распределяет регионам средства на строительство изоляторов: одним – густо, а другим – пусто.

Зато в дотационные республики Северного Кавказа деньги даже по линии МВД идут потоком. В Джейхарском районе Ингушетии, где проживает всего три тысячи человек, построен изолятор на 40 арестантов, хотя больше трех десятков человек в нем никогда не бывает.

По словам Бабушкина, это настоящий замок – огромное здание с башнями. В то же время, например, за два года так и не было построено обещанное здание изолятора в Ессентуках (именно поэтому пришлось открывать изолятор в Кисловодске, закрывшийся, казалось бы, навсегда).

Из-за нехватки мест в изоляторах бывает, что люди, которых перевозят из дежурной части в СИЗО, должны по 10-12 часов сидеть в автозаке. Такого, признался Бабушкин, он не видел более нигде в стране. Впрочем, признает правозащитник, это проблема федерального уровня, и решать ее должно центральное командование МВД.

Побывали члены СПЧ в лечебно-исправительном учреждении №8 в Нефтекумске, где за последние два года двое заключенных скончались из-за сердечного приступа. При этом в учреждении до сих пор нет ни одного дефибриллятора – прибора для сердечной реанимации.

Остро критиковали правозащитники и Нефтекумский районный суд. Андрей Бабушкин привел два показательных примера. В местную колонию на 4,5 года попал неизлечимо больной мужчина с сахарным диабетом и туберкулезом (у него уже начинался распад легкого). Эти болезни являются основанием для безусловного освобождения от тюремного наказания, но мужчину все равно упрятали в колонию.

Отсидев половину срока, он обратился с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Рассматривал его судья Андрей Ходус, который в освобождении отказал: якобы мужчина «равнодушно относится к работе по благоустройству колонии». Просто у мужчины диабетическая стопа с язвами и он вынужден везде ходить в тапочках: вот руководство колонии и написало, будто он пачкает полы.

Была у этого же судьи еще одна похожая история. Обратился к нему с ходатайством об условном освобождении мужчина, осужденный за хищение. У него тоже туберкулез, пока он сидел, умер отец, а мать перенесла инсульт, он почти выплатил весь причиненный ущерб… За годы отсидки у мужчины были только поощрения и лишь одно взыскание. Но судья в освобождении отказал… вообще без всякого мотива.

«Такие судьи не уважают ни права человека, ни законодательство нашей страны! Судьба человека для них – пустой звук. И мы должны добиться, чтобы судами выносились понятные для общества и обоснованные решения», – заключил Андрей Бабушкин.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
Голос за!

Голоса: -42

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий