Поиск на сайте

 

 

В какую сторону шагает Россия сегодня, размышляет член-корреспондент Российской академии наук, директор Центра конфликтологии РАН Анатолий ДМИТРИЕВ
 
- Анатолий Васильевич, как бы вы определили, что такое «глобализация»?
- В научной литературе утвердился подход, что это общемировой объединительный процесс, который стартовал в XX веке и продолжает набирать силу в XXI веке. Однако, на мой взгляд, это явление несколько шире. Собственно, глобализация началась еще в каменном веке: появившись в одной точке земного шара (предположительно, в восточной Африке), Homo sapiens стал мигрировать на все территории планеты, постепенно заселяя их, преобразуя экономически и культурно.
После этого началось взаимопроникновение культур, налаживание торговли, метизация (межрасовые и межнациональные браки). Сегодня же глобализация проходит прежде всего в экономической сфере. Это развитие мировых корпораций, трансграничное движение капитала, привлечение иностранной рабочей силы. Плюс развитие планетарных сетей связи, общемировых информационных ресурсов (в частности, Интернета).
- Но в идеале глобализация подразумевает равенство всех культур, на деле же доминирует Запад.
- Я бы не стал утверждать так однозначно. Каждая цивилизация привносит в процесс глобализации нечто свое. Экспансия Запада идет преимущественно в той сфере, где он исторически был наиболее силен - это наука, техника, экономика, финансы. Но параллельно с этим идет глобальное «расширение» и других цивилизаций - арабской, китайской, индийской, японской… Скажем, «козыри» Китая и Индии в этом процессе - трудовые ресурсы, культура, искусство. Мировая исламизация также проявляется в религиозной и философской сферах, Япония в масштабах планеты доминирует в области высоких технологий.
- И тем не менее, скажем, жители любой страны мира охотнее поселились бы в Нью-Йорке, чем в Бомбее или Пекине…
- …но в то же время большинство своих производств западные корпорации охотно размещают в Китае и Юго-Восточной Азии. Понимаете, нельзя рассматривать глобализацию только как однонаправленный процесс, исключительно как экспансию Запада. Это взаимная диффузия разных цивилизаций, которая в исторической перспективе всегда была маятникообразной.
Так, в IV веке оплот античной Европы, Римскую империю, поработили гунны - тюркоязычные кочевники, пришедшие из Зауралья; в XII-XIV веках на Европу двинулись монголы… Затем, в эпоху Великих географических открытий (XV-XVII века. - Ред.) маятник качнулся в сторону Европы, которая активно колонизовала новые земли, постепенно становясь ядром нового мирового рынка. Сейчас же он опять смещается в сторону Азии.
- Вы имеете в виду превращение Китая в мировую сверхдержаву?
- И не только Китая, но и Индии. У этих двух стран гигантский экономический потенциал, подкрепленный очень древней (намного старше европейской!) духовностью. И сегодня перед Китаем и Индией стоит дилемма: или включиться в новой «передел» мира, или продолжить свой особый путь. Причем от их выбора зависит судьба «старого» Запада как такового - а значит, и всего индустриального общества.
- Усиление Китая - это благо для России или потенциальная опасность?
- Руководство КНР сегодня находится перед выбором: или связать себя тесными узами с северным соседом, или выжидать, накапливая силы для решающего геополитического скачка. Поэтому усиление Китая для России может иметь как плюсы, так и минусы.
Не стоит ведь забывать, что у китайцев есть к нам немало территориальных и экономических претензий. Они, впрочем, официально не афишируются. Скажем, Китай давно хотел бы вернуть себе наш Дальний Восток - эти территории считаются аннексированными Россией. Испытывая дефицит пресной воды в густонаселенных северных провинциях, Китай, уверен, скоро захочет пользоваться и нашим озером Байкал. Как прогнозируют эксперты, в будущем именно пресная вода, а вовсе не нефть или золото, будет причиной локальных конфликтов в разных регионах планеты - так называемых «водяных войн».
- Тогда, может быть, нам стоит искать союзников на Западе? Вступить в Евросоюз, например.
- Вряд ли представители «старой» Европы согласятся на это. Они все сильнее замыкаются по отношению к «новичкам», страшась массового наплыва дешевой рабочей силы из стран Восточной Европы, недавно принятых в ЕС. Причем происходит это на фоне вымирания коренного населения, продолжающейся экономической стагнации, общего снижения культурно-нравственного уровня и роста преступности.
В таких условиях присоединение к союзу еще и России - с совсем непривычной для большинства европейцев культурой, религией и политическими традициями - может вконец подорвать экономические и социальные устои «старой» Европы. Так что нашу страну европейцы в свой «дом» уж точно не примут. 
- Зато в Евросоюз готовится вступить мусульманская Турция.
- Начнем с того, что до вступления Турции в ЕС еще очень далеко. Одного приглашения к интеграционному диалогу турки ждали 42 года, и впереди еще 10-15 лет переговоров. Причем вето даже одной из стран-членов Евросоюза может заблокировать вступление новичка. А ведь против объединения с Турцией вы-ступают многие европейские политики.
Они прекрасно понимают, что после вступления этой страны ЕС станет не совсем европейским - как в географическом, так и в цивилизационном плане. Это будет уже не «супергосударство» со своей культурой, политикой, финансами (как задумывали в середине XX века идеологи евроинтеграции), а всего лишь зона свободной торговли.
- Сами-то вы сторонник многокультурности?
- Скажем так, я не сторонник перекосов. Уже как минимум полвека европейская модель развития строилась на двух базовых ценностях - социализме и либерализме. В двух словах: максимум прав при минимуме обязанностей. Но в итоге эти идеи обернулись против самой Европы: либерализм вырос во вседозволенность, социализм - в иждивенчество, а идеи политкорректности, многокультурности, толерантности подменили собой истинный национализм и патриотизм. 
Наиболее остро эти противоречия проявляются сегодня в среде иммигрантов. Сами коренные европейцы, привыкшие жить на иждивении государства, часто не способны конкурировать с трудолюбивыми и непритязательными мигрантами. При этом мигранты начинают считать себя полноправными хозяевами европейского «дома» и даже заставляют аборигенов переустраивать его на их лад.
- Вы говорите о волнениях араб-ской молодежи в пригородах Парижа летом прошлого года?
- И не только о них. Дело в том, что для иммигрантского сообщества, и особенно в Европе, характерно четкое расслоение по культурному признаку. Те мигранты, которые смогли адаптироваться в социальной среде принимающей страны, становятся полноправными членами «нового» для них общества. Те же, кто не хочет или не может адаптироваться, превращаются в отщепенцев.
Возьмем арабов, живущих во Франции (как их политкорректно называют сами европейцы, «французов арабского происхождения»). Представители первых волн миграции (начиная с середины XX века) всегда успешно и безболезненно приспосабливались к новой для них среде, они были для местных «своими».
А вот арабская молодежь, которая прибыла во Францию в последние годы, интегрироваться в европейское общество уже не готова. Однако при этом у нее очень высокий уровень карьерных, финансовых притязаний - все-таки она едет в Европу в поисках лучшей доли. Когда же их претензии оказываются неудовлетворенными, молодые арабы реагируют очень экспрессивно и агрессивно.
- Но почему, скажем, китайцы могут успешно сохранять в новой среде свою культурную самобытность без митингов и погромов, а арабы - нет?
- Все дело в национальном менталитете. Арабы, как и любые южные народы, весьма горячи. Кроме того, в их среде обострены родовые традиции - в первую очередь принцип «талиона» (кровной мести). Этот принцип построен на архаичной идее мировой симметрии: око за око, зуб за зуб. Допустим, если ты убил моего брата, то я должен убить твоего - и таким образом восстановить нарушенную симметрию.
Принцип «талиона» существует у всех народов, лишь в различной форме. Прошлогодние погромы в Париже начались после того, как двое мальчишек-арабов, скрываясь от полиции, залезли в трансформаторную будку и там заживо сгорели. Кто-то посчитал, что в этом виноваты власти Франции и парижские буржуа - и принялись громить магазины и полицейские участки.
После похищения ливанцами нескольких солдат Израиль развязал против Ливана полномасштабную войну. Россия отреагировала на арест своих офицеров в Грузии беспрецедентными экономическими санкциями против южного соседа. Список можно продолжать…
- Как вы считаете, погромы, подобные парижским, могут произойти в России?
- Думаю, вряд ли. Хотя у нас достаточно других проявлений ксенофобии. Резня в столичной синагоге, взрыв на Черкизовском рынке, взрыв поезда «Грозный-Москва»… Причем, в отличие от парижских погромов, в этих случаях преступники были отнюдь не представителями маргинальных слоев населения, а достаточно образованными, обеспеченными ребятами.
- Что же подтолкнуло их к терактам?
- Общая атмосфера нетерпимости, царящая в обществе. Для человеческого мышления вообще характерно безусловно делить мир на две части - мирный «свой» и враждебный «чужой». Но по мере развития общества этот архаичный пласт «покрывается» культурными слоями - идеями терпимости, политкорректности, многокультурности...
Но в определенные моменты первобытное сознание выходит наружу. Так, если в обществе царит необустроенность, растет преступность, а зарплаты падают - то массовому человеку проще всего перенести вину за все это на «чужаков». Безусловно, истинные причины социальных проблем более глубоки и многолики, но мало кто пытается их искать. 
- Так было и в Кондопоге?
- Да. В советское время это был небольшой городок с исключительно русским населением, и лишь в начале 90-х здесь оказались выходцы с Юга, которые быстро монополизировали определенные виды бизнеса. Могли на их месте быть русские, украинцы, эстонцы? Полагаю, да. Но в итоге банальным криминальным разборкам приклеили ярлык межнационального конфликта.
Меня как ученого-конфликтолога такая тенденция вовсе не радует. Ведь приклеивание ярлыков - путь наименьшего сопротивления, по которому идет общество. При этом не нужно искать какие-то глубинные социальные причины конфликта, придумывать компромиссные решения.
 

Беседовал Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий