Поиск на сайте

 

 

За годы дикой приватизации воровские и рейдерские сообщества незаконно изъяли множество объектов и земель федеральной принадлежности. Этот процесс широко охватил и коррумпированное Ставрополье, где в руках ОПГ оказались десятки тысяч гектаров плодородной земли.
Вернуть общенародную собственность государству – такую задачу полпред Александр Хлопонин поставил перед правоохранительными органами и территориальным управлением Росимущества. Однако попытки ворья сохранить за собой награбленное проявились с неожиданной стороны.

 

На днях по центральному телеканалу в передаче Андрея Караулова «Момент истины» прошел «разоблачительный» сюжет о том, как чиновники ставропольского управления Росимущества якобы зажимают и разоряют местный аграрный бизнес. При этом имени самого обиженного властью предпринимателя «разоблачители» называть не стали.
И, видно, не случайно. В день выхода телешоу из официальных источников стало известно, что сотрудники Главного управления экономической безопасности МВД России и Главного управления МВД по СКФО раскрыли в Ипатовском районе Ставрополья преступную группу, которая похитила федеральное имущество стоимостью свыше 260 млн. рублей.
По данным МВД, лидером ОПГ был Имали Надуев – крупный латифундист и владелец ряда разнопрофильных предприятий, в том числе ЗАО «Племенной завод им. Героя Социалистического Труда Калягина В.В.» и ЗАО «Ставхолдинг» в Ипатовском районе.
Именно Надуев был безымянным героем телешоу на «Пятом канале», которого якобы прижимали чиновники краевого Росимущества. Так официальная информация МВД вошла в противоречие с тем, что миллионам телезрителей напористо внушал г-н Караулов. Кому же в этой ситуации верить?
Этот и другие вопросы «Открытая» задала руководителю территориального управления Росимущества Сергею СУШКОВУ.

 

– Сергей Анатольевич, напомните нашим читателям, в чем заключается официальная версия громкого «дела Надуева»?
– По версии следствия, ситуация выглядит так. Начиная с 2006 года директор ФГУП «Племзавод «Большевик» Александр Чепурной и его заместитель Сергей Белых заключили ряд фиктивных сделок с фирмами, подконтрольными Имали Надуеву. В частности, «Большевик» якобы покупал у различных компаний подержанные комбайны, хотя на самом деле техника так и не поступила на предприятие.
Эти фиктивные сделки нужны были для того, чтобы увеличить кредиторскую задолженность ФГУП, что в итоге и стало причиной его неплатежеспособности и банкротства. После этого, опять-таки по официальной версии, Надуев усадил на должность конкурсного управляющего «Большевика» своего доверенного человека, Александра Шмидта.
В январе 2010 года Шмидт продал имущество обанкротившегося ФГУП другой подконтрольной Надуеву компании – ЗАО «Племенной завод им. Калягина» (был создан на землях колхоза «60 лет СССР» – Ред.). По бумагам цена сделки составила почти 263 млн. рублей.
Однако этой суммы государство как собственник «Большевика» так и не получило: Шмидт сразу же перевел 204 млн. рублей на счет «Племзавода им. Калягина» якобы в счет погашения задолженности (напомню, фиктивной).
Самое ценное, ради чего все это затевалось, – это имущественный комплекс бывшего ФГУП «Большевик», состоящий из 143 объектов, а также земельный участок площадью 33,3 тысячи гектаров, который на сегодняшний день незаконно использует ЗАО «Племзавод им. Калягина».
– Почему же общественности выдали две противоположные версии банкротства «Большевика»?
– Этот вопрос лучше адресовать самому автору сюжета. Могу лишь предположить, что Караулов просто не вник в ситуацию.
Официально в территориальное управление Росимущества за комментариями он не обращался, в правительство края, по моим данным, тоже. Не поговорил даже с жителями поселков Большевик и Красочный, где расположены племзаводы.
– Местные жители на чьей стороне?
– Эти люди понимают, что стали жертвами земельного передела. В мае прошлого года в Большевике прошел сход граждан, на котором жители села выразили недоверие Надуеву.
В резолюции, которую они разослали по всем краевым инстанциям, люди пишут, что на «Большевике» было уничтожено все молочное стадо, овцеводство (а ведь племзавод является создателем кавказской породы овец, которая еще в 1990 году составляла почти половину общего поголовья на Ставрополье).
Если бы журналисты «Момента истины» обратились к жителям Большевика и Красочного, они бы рассказали, как сегодня используется этот земельный участок, как оплачивается их труд, если им вообще дают работать. Они собирались даже автотрассы перекрывать.
Увидев все эти факты, наше управление и стало бить во все колокола: мы обращались в суды, в правоохранительные органы, в аппарат полпреда. И в итоге нас услышали.
– И каков же итог вашей борьбы?
– Итог может подвести только суд. На сегодняшний день ситуация такова, что полиция возбудила уголовное дело по факту банкротства племзавода по двум статьям УК РФ – «Мошенничество в особо крупном размере» и «Организация преступного сообщества», максимальное наказание по которым – пожизненное лишение свободы.
Сейчас по этому делу, насколько мне известно, проходит более двадцати человек, работавших в подконтрольных Надуеву фирмах. Это директора, бухгалтеры, экономисты, аудиторы и несколько должностных лиц госпредприятий. Несколько человек уже осуждены по другим уголовным делам, а сам Надуев объявлен в международный розыск.
Как особо отмечают полицейские следователи, роль Надуева в преступном сообществе, помимо всего прочего, заключалась также в том, чтобы формировать положительное общественное мнение вокруг его предприятий и обеспечивать информационную поддержку судебных разбирательств.
Кстати, одним из активнейших участников преступной группы являлась юрист «Племзавода им. Калягина» Екатерина Ковтун, которая одновременно являлась директором нескольких фирм, участвовавших во всем этом процессе. Она как раз и давала комментарии в программе «Момент истины».
– Ну а что же с землей племзавода, которая «ушла» из государственной собственности?
– Я вам ответственно заявляю, что земельный участок никуда не «ушел», он находится в федеральной собственности, в казне государства.
После ликвидации племзавода «Большевик» участок по результатам открытых торгов должны были предоставить любому инвестору, который предложил наиболее выгодные условия для Российской Федерации и был готов нести социальную нагрузку для жителей градообразующих поселков Большевик и Красочный. Однако на сегодняшний день собственники «Племзавода им. Калягина» используют эти земли незаконно.
Несмотря на то, что есть ряд судебных решений, обязывающих наше территориальное управление передать землю в аренду ЗАО «Племзавод им. Калягина», мы считаем, что на это нет законных оснований и продолжаем отстаивать свою позицию в суде высшей инстанции.
Более того, если по «Большевику» суд примет нашу сторону, это автоматически повлечет за собой возможность пересмотра итогов процедуры банкротства колхоза «60 лет СССР». А значит, итогов ухода в частные руки еще одного участка площадью 36 тысяч гектаров, который тоже находится в аренде у ЗАО «Племзавод им. Калягина».
– Почему же, когда прибрали к рукам «60 лет СССР», Росимущество этому не воспрепятствовало?
– Я не могу комментировать результаты работы предыдущего руководства, но мы постараемся в этой ситуации разобраться.
– Сергей Анатольевич, структура ваша в крае существует с 2004 года, однако чем именно она занимается, знают немногие. Вот об этом и хотелось бы поговорить, пользуясь случаем.
– Наше территориальное управление защищает имущественные интересы Российской Федерации, управляет всем федеральным имуществом, контролирует его сохранность, реализует арестованное имущество, а также выполняет ряд других функций.
– А сколько всего в крае объектов федеральной собственности?
– В общей сложности в реестре федерального имущества около 20 тысяч объектов, из них более 10 тысяч объектов недвижимости (зданий и сооружений). Если говорить о юридических лицах, то это 260 федеральных учреждений, 180 госпредприятий и 15 акционерных обществ с различной долей участия Российской Федерации.
– И вы должны следить за тем, чтобы весь этот огромный имущественный комплекс использовался эффективно. Что это значит?
– Предприятия и акционерные общества должны получать прибыль от своей деятельности и платить налоги, а земельные участки, здания и сооружения – сдаваться в аренду. И все это в комплексе должно пополнять бюджет.
Есть также категория имущества, используемого для размещения федеральных органов власти: оно не приносит никаких доходов, тем не менее должно использоваться оптимально, рационально и, я бы сказал, по-хозяйски.
– У вас широкие контрольные полномочия?
– Естественно, мы имеем право проверять, как используется федеральное имущество. Но, к сожалению, проверки проводим не в том объеме, в котором нам бы этого хотелось: учитывая объем имущества, часто не хватает ни сил, ни средств.
Но мы над этим работаем. Главное, что по результатам проверок нас слышат, а нарушения устраняются.
– Известно, что государство – собственник неэффективный. Но и частника тоже ведь не назовешь образцовым хозяином, чему можно привести сотни примеров. Вы считаете, что мы, расставаясь с государственной собственностью, движемся в правильном направлении?
– Вы правы, и это общепризнанный факт во всем мире: государство является неэффективным собственником. Поэтому, расставаясь с федеральным имуществом на открытых торгах, мы видим заинтересованность тех людей, которые стремятся его купить, и очень надеемся, что они будут использовать его более эффективно, чем государство.
И тому есть подтверждение, когда окончательная цена покупки в разы превышает первоначальную.
Одна из наших основных задач – чтобы все федеральные государственные предприятия были приватизированы максимально выгодно и прозрачно.
– Что вам удалось приватизировать за последние годы?
– За последних два года наше управление приватизировало около 10 предприятий, что принесло общую сумму в доход бюджета свыше 70 млн. рублей. Прежде чем выставлять на продажу предприятия, необходимо провести большой объем работы, в том числе с потенциальными покупателями.
Яркий пример – реализация ОАО «СХП «Ипатовское»: вместо первоначально планируемых 2 млн. рублей за него удалось получить от инвестора около 40 млн. Делайте выводы сами.
– Сергей Анатольевич, а как вышло, что авиакомпания «Кавминводыавиа», один из самых известных ставропольских брендов, тоже вдруг оказалась банкротом?
 – В связи с решением укрупнять авиакомпании страны, Росавиация ужесточила требования к авиаперевозчикам. К сожалению, «Кавминводыавиа» не смогли выполнить эти требования по финансовым причинам. В результате в сентябре 2011 года Росавиацией было принято решение аннулировать сертификат эксплуатанта «Кавминводыавиа», что и послужило основной причиной для введения здесь процедуры банкротства.
– Позвольте спросить еще об одной резонансной проблеме. Уже пятнадцатый год тянется история жильцов дома №46 по Вокзальной улице Ставрополя, которые не могут оформить в собственность свои квартиры, хотя живут в них давно. Ваше управление тоже разбиралось в этой ситуации, ходило в суды, но помочь людям не смогло. В чем причина?
– История очень запутанная и, мне кажется, нечистая. Дело в том, что многоэтажный дом в обход закона построили в полосе отвода Ставропольской дистанции железной дороги, которая закреплена в аренду за ОАО «РЖД». Это было еще в 1998 году, и тогда никто не возражал – ни мэрия, ни сами железнодорожники.
Затем в доме началась чехарда: ТСЖ, которое начинало стройку, было ликвидировано, вместо него объявилось другое. И когда дело коснулось ввода дома в эксплуатацию, РЖД вдруг отказали застройщику в согласованиях. Ну а люди оформили в судебном порядке право собственности на незавершенное строительство и вселились в квартиры. Так и живут.
Легализовать дом, то есть ввести его в эксплуатацию, можно, только оформив права на землю под ним. А для этого жильцы должны иметь на руках не только кадастровый паспорт вновь образованного участка под домом, но еще исходного, который включает всю полосу отвода железной дороги Ставрополя. Это около миллиона квадратных метров. Чтобы размежевать такую огромную территорию, у людей ни денег не хватит, ни времени.
Тем более что и на других участках дороги по городу примерно такая же картина: незаконные постройки в полосе отвода на территории города сплошь и рядом.
Ситуация, я бы сказал, подвешенная, и решить ее можно, полагаю, только на уровне центрального руководства РЖД и Росреестра.
– Вот вы очень верно рассуждаете об эффективности использования федерального имущества. Но давайте посмотрим, что творится с Кисловодским парком, о проблемах которого местная пресса пишет последние лет пятнадцать. Это и захламление терренкуров, и точечная застройка, и незаконная вырубка… Но самое странное в этой истории то, что парк находится в ведении самого Росимущества. Что скажете?
– Вся проблема в том, что у Кисловодского парка нет конкретной организации, которая бы отвечала за его содержание.
Сегодня парк закреплен за санаторием им. Орджоникидзе, филиалом ФГБУ «Федеральный медицинский центр» Росимущества, и находится на учете в территориальном управлении Росимущества по городу Москве.
Конечно же, мы в курсе всех проблем, которые существуют в Кисловодском парке. И не раз высказывали свое мнение о том, что необходимо создать отдельную управляющую компанию, которая бы профессионально занималась всеми вопросами, связанными с содержанием парка, как это было в советские времена.
Вопрос двигается, и мы надеемся, что ситуация разрешится.
– Объекты федеральной собственности получают ведь не только в частные руки, что-то наверняка просят у вас краевые власти и муниципалитеты?
– В край и муниципалитеты мы можем передать имущество, если на то есть их заинтересованность. Кроме того, получатель собственности должен выполнить ряд условий.
С начала 2011 года мы передали из федеральной в муниципальную собственность 99 объектов недвижимости и 4 земельных участка (общей площадью 519 тыс. кв.м), а в краевую – 161 объект и 42 земельных участка (площадью 17,5 тысячи кв.м).
Могу для примера привести культурные объекты в Кисловодске – Дом-музей художника Ярошенко, дачу Шаляпина и остаток Кисловодской крепости XIX века, которые были переданы в краевую собственность.
– Бывает так, что здание из краевой и муниципальной собственности переходит в федеральную?
– Такое тоже случается. Например, к такой имущественной «рокировке» нас обязал закон «О полиции». Более 70 зданий общей площадью 16 тысяч кв.м были переданы в федеральную собственность, после чего мы закрепили их на праве оперативного управления за отделами МВД по городам и районам Ставрополья.
Сейчас мы проводим работу по принятию в федеральную собственность тех помещений, где размещены федеральные органы исполнительной власти.
– Разговор с вами мы начали вопросом о земле, которая в нашем аграрном регионе очень ценится. Это направление у Росимущества, наверное, самое хлопотное, судя по искусственному банкротству «Большевика» и «60 лет СССР»?
– Земля – это самое ценное не только в нашем регионе, но и по всей стране, и то, что за нее идет война, тоже ни для кого не секрет. Самое неприятное, что иногда на сторону тех, кто охотится на землю, становятся чиновники, так или иначе влияющие на процессы оформления прав.
Конечно, это большая проблема. Именно поэтому государство доверило нашему ведомству эту работу, чтобы учет федеральных земельных участков был абсолютно прозрачным.
– Судиться часто приходится?
– Регулярно. Только за один прошлый год у нас в производстве было более 600 судебных дел. Но что хотелось бы отметить: судебные органы края ко всем имущественным спорам относятся очень внимательно. За что им хотелось бы сказать отдельное спасибо.

 

Беседовали
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Неравнодушный г... (не проверено)
Аватар пользователя Неравнодушный гражданин

На самом деле ни одно из обвинений в адрес И.Надуева не соответствует действительности. Надуев И. - очень известный бизнесмен-меценат и работает в Ставропольском крае вот уже более 40 лет и никто, никогда не обвинял его в противозаконных действиях. Весь этот сыр-бор начался после назаначения в край нового губернатора Гаевского (сам он себя называл \"царем\", а Надуева И. прозвал \"князем Востока\", видать у чиновника еще те амбиции...). Это же совпало с назначением Хлопонина смотрящим по Кавказу. Так вот эти два чиновника положили глаз на успешный бизнес Надуева И. и используя имеющиеся в их распоряжении административные рычаги (вплоть до лживого письма в адрес тогдашнего президента Медведева, который тот подписал не вчитываясь в содержимое и рекомендовал все земли Надуева передать казакам!). Силовым структурам было дано задание сфабриковать уголовное дело, при этом не имеющие никакого отношения к делу убийство было повешено на Надуева путем зачеркивания имени настоящего заказчика в показаниях свидетеля и написанием имени Надуева рукой следователя. В итоге, успешный бизнесмен, уважаемый на Северном Кавказе меценат, Герой России и кавалер многих заслуг перед Россией, вдруг оказывается обвиняемым ровно через неделю после его отъезда за границу на лечение зрения. Как тут не вспомнить слова Гаевского, сказанные им при встрече с Героем Труда Калягиным: \" Он (Надуев) чеченец. И мы не допустим, чтобы в руках чеченца оказалась ставропольская земля\". При этом эта земля была передана в аренду Надуеву по результатам выигрыша тендера и оплаты всей необходимой суммы (250 млн рублей) в казну страны. Однако заветная мечта Гаевского - заставить Надуева \"подарить\" ему все его состояние так исталась не осуществленной - его самого выгнали с работы раньше времени, однако злое дело начатое им все еще тлеет, уничтожая на земле ставрополья любую возможность вести честный бизнес, дающий работу и своевременную зарплату многим тысячам рабочих и специалистов с предприятий Надуева. Единственная вина И.Надуева в том, что он чеченец, да - богатый чеченец. А это уже само по себе состав преступления в современной России.

Добавить комментарий