Поиск на сайте

 

 

Хуторская семья выиграла грант по программе «Начинающий фермер», доказав, что открыть своё дело можно в любом возрасте

 
У семьи Самусенко корни не ставропольские. Федос Афанасьевич родом из Белоруссии, Анна Ивановна – из Кемеровской области. Но уже давно живут в крае и вполне могли бы претендовать на звание коренных жителей.
Федос осел на хуторе Фельдмаршальском в 1972 году после того, как поработал здесь на уборке урожая солдатом. Анна с 1976-го жила в Невинномысске. У обоих непростые судьбы, оба на закате лет остались одинокими.
Когда познакомились и сошлись в 2006 году, Анна Ивановна перебралась из города на хутор. Как признается, сельский образ жизни ей был абсолютно не знаком, даже коров боялась. Но уже тогда завели первую телочку. Как жить в селе без худобы?
 
Своим умком
 
Домик Самусенко находится на краю хутора. Его сложил сам Федос Афанасьевич, он мастер на все руки. Когда старые хозяйственные структуры начали валиться, Самусенко решили жить своим умком, своим домком. Завели себе коров, сейчас у них с телками 15 голов, еще есть три козы и семейство вьетнамских хрюшек.
Домик маленький - одна жилая комната, плюс не то кухня, не то коридор, в котором расположились газовая плита и прочая кухонная атрибутика. Зато в отличие от многих хуторских домов имеется душевая кабина, туалет городского типа. Чтоб потешить душу, Федос Афанасьевич построил русскую баню. На том удобства для себя заканчиваются.
Задумали было пристройку сделать, чтоб вторая комната была, но кроме двери в стене ничего пока не успели. Все силы брошены на хозяйственные постройки. Буренки – это ж их кормилицы, им нужны нормальные условия. В коровнике Федос Афанасьевич даже молокопровод сделал, как на большой ферме, чтоб молоко было чистое.
Качество продукции на семейной ферме должно быть отменным, так как только этим она и может конкурировать с крупными производителями. Сначала молоко сдавали, как и все хуторяне, на молокозаводы через заготовителей. Но цены очень низкие, сейчас, летом, скупают по 10 рублей за литр. Самусенко наладили сбыт населению в Новоалександровске. Трехлитровую банку продают по 70 рублей. Помимо молока делают сметану, творог, адыгейский сыр. Продукция идет нарасхват. Сарафанное радио – лучшая реклама.
 
Начать никогда не поздно
 
Самусенко - люди в возрасте. Федосу Афанасьевичу – 63 года, Анна Ивановна помоложе. Но со здоровьем не все гладко. Перенесла инсульт, серьезные проблемы со зрением. Но она даже инвалидность не стала оформлять, некогда по врачам ходить.
- У нас куда ни глянь – одна работа, - смеется Анна Ивановна, - болеть некогда. Может, это и к лучшему?
- Движение – это жизнь, - соглашается Федос Афанасьевич. - Пока крутишься, живешь. - Произносит он «е» вместо «ё» - белорусский акцент с годами не утрачен.
Сначала коров гоняли в общественное стадо, а на зиму заготавливали корма на пустующих землях вокруг дома. С ростом поголовья решили обзаводиться собственными угодьями. Взяли в аренду 10 гектаров муниципальной земли под пастбища, частично засеяли их суданкой.
Раз стали расширяться, брать землю в аренду, то уже рамки ЛПХ явно переросли. Решили, что пора становиться фермерами.
Анна Ивановна поехала в Новоалександровск, в районную ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств, чтобы узнать, как оформить документы на фермерство. Рассказала свою житейскую историю.
- Анна Ивановна просто покорила наши сердца, - говорит исполнительный директор АККОР Валерий Подсеканов, - столько оптимизма, трудолюбия в ней, что многим молодым можно поучиться. Мы предложили ей поучаствовать в конкурсе по программе «Начинающий фермер», помогли оформить документы, составить бизнес-план. И она выиграла грант в размере 900 тысяч рублей.
- Это, конечно, величайшее подспорье, - соглашается Анна Ивановна, - я до этого брала кредит более миллиона рублей. До сих пор выплачиваю проценты - по 40 тысяч в месяц. А тут безвозмездная помощь. На эти деньги докупим поголовье, будем строить коровник, сенник. Только бы здоровья и нервов хватило.
 
Понаехали тут...
 
Про нервы сказано не случайно. Не так давно у Анны Ивановны был нервный срыв. Пришлось пить антидепрессанты по рекомендации ее покупательницы, врача по профессии. Еле-еле выбралась из этого кризиса.
А всему виной недоброжелательное отношение соседей. Самусенко просто объявили войну. В чем же провинились они перед хуторянами?
Понаехали тут! – вот главный аргумент ненависти. Пока многие хуторяне еле-еле сводят концы с концами, перебиваясь случайными заработками и понося власть и нехорошие жизненные обстоятельства, эти люди не стонут, а вкалывают от зари до зари, доказывая, что при желании можно хорошо жить в самых сложных обстоятельствах.
Увы, хороший пример соседей не вдохновляет, а только озлобляет. Дошло до того, что уже поджигали начинающим фермерам сено. Федос Афанасьевич сам чуть не сгорел, пока тушил пожар. Правда, нашлись в хуторе и нормальные люди, которые прибежали на помощь.
Но другие продолжают изводить работяг придирками. То они якобы им огороды потравили, что не подтверждается ни участковым, ни местной властью. То стали запрещать им выгонять свой скот в общественное стадо, хотя они оплачивают услуги пастуха, как и положено, от количества голов. Зато сами заставили мальчика-пастуха выгнать коров на пастбища, арендованные Самусенко, несмотря на установленные таблички с надписью «Аренда».
- Я пожаловалась на произвол, но крайним сделали мальчонку: мол, он виноват в потраве. Я тогда отозвала заявление, чтоб не наказывали мальчика, - говорит Анна Ивановна. - Сейчас вообще коров не пасем, даже на своей земле, чтоб только нас оставили в покое. 
Удивительное дело. Даже Федос, который прожил здесь без малого сорок лет и сделал много добра хуторянам, для многих все равно приезжий, то есть чужак, которого надо гнобить. 
Говорят, что такая вредность от казачьих корней ведется. Мол, казаки никогда не любили иногородних, презрительно называя их мугарями. Знатоки казачьих традиций подтверждают, что было такое. Но то было высокомерие зажиточных, работящих людей, знавших себе цену. Но, извините, когда чванятся те, у кого задница сверкает через драные штаны…
И действительно, многие хуторяне вообще разучились работать. Самусенко не могут найти нормальных людей в скотники, в доярки. Поработают до аванса - и запивают. Однажды так молоко по пьяни испоганили, что фермеры лишились нескольких клиентов.
- Я уже думаю, может, нам пригласить беженцев с Украины, которые из сельской местности. Мы вот домик уже купили рядом с нашей усадьбой, сделали там ремонт. Денег нам за него не надо, и кормежка за наш счет. Будем платить тысяч 5-6 на первых порах, а как разовьемся, то и больше.
А что, хутор хороший, школа есть неплохая. Может, люди здесь с нашей поддержкой  второй дом обретут, как и мы когда-то. А хороших людей все равно на земле больше, чем плохих, - уверена Анна Ивановна.
 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Хутор Фельдмаршальский,
Новоалександровский район
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий