Поиск на сайте

 

Как смертельно больному остро требуется скорая помощь, так судебному ведомству края для спасения лица необходима срочная смена его нынешнего руководства. Оно, по сути, приватизировало ставропольское правосудие и совершает крайне неадекватные поступки, объявив личную войну своим критикам

Ротация

Высшая квалификационная коллегия судей РФ (ВККС) наконец-то определилась с новым председателем Ставропольского краевого суда. Как уже писала «Открытая», его возглавит 58-летний Константин Боков – ныне зампред Московского областного суда

Должность председателя оставалась вакантной после того, как занимавший ее с 2014 года Евгений Кузин прошлой осенью пошел на повышение в Третий апелляционный суд общей юрисдикции (Сочи). После этого ВККС трижды объявляла кадровый конкурс для Ставрополья, и лишь на третий раз сумела найти достойного кандидата.

Как уже рассказывала «Открытая» (см.: «Кандидатура для края весьма подходящая», №11 от 25 марта с.г.), 58-летний Константин Боков работает судьей уже более 15 лет. Три года он возглавлял Видновский городской суд в Московской области, а в 2013 году был назначен зампредом Московского областного суда.

Также он возглавляет главный орган судейского сообщества Подмосковья – Совет судей. Ставрополье для него регион почти родной: в начале девяностых учился на юрфаке Ставропольского педагогического института.

Боков окончил также Рижское высшее военное политическое училище и Московскую юридическую академию (МГЮА). Семь лет назад в академии он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Становление и развитие таможенного дела и таможенного законодательства в России».

Скоро ВККС должна определиться с кандидатурой на должность одного из заместителей председателя Арбитражного суда края. Сейчас обе должности зампредов вакантны: в сентябре 2018 года пост покинула Лариса Лысенко, которая пошла на повышение и стала председателем суда вместо Александра Кичко, а в апреле решил уйти на работу в Четвертый кассационный суд (Краснодар) Юрий Капункин.

Кстати, сам Кичко претендовал на должность судьи Арбитражного суда Северо-Кавказского округа – однако ВККС отказала ему в рекомендации. А вот на пост зампреда краевого арбитража получила одобрение ВККС Марина Керимова, которая 15 лет работает в этом суде, причем с 2009 года возглавляет один из судебных составов.

Керимова – кандидат юридических наук: в 2002 году в Северо-Кавказской академии государственной службы она защитила диссертацию на тему «Уступка права требования в гражданском законодательстве России».

А вот судья Ставропольского краевого суда Валерий Блинников (по совместительству) теперь будет работать в Третьем апелляционном суде. Блинников также не только судья, но и юрист-теоретик: он еще в 1998 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Уголовно-правовые и криминологические аспекты лжесвидетельства», а сейчас является профессором на кафедре «Уголовно-процессуальное право» в Ростовском филиале университета правосудия.

Сейчас под началом Евгения Кузина в Сочи работают еще семеро выходцев из Ставропольского краевого суда: помимо Блинникова это Елена Капорина, Елена Удод, Анна Носкова, Ольга Силина и Светлана Солдатова, а также Климент Сутягин (ныне зампред). А всего в штате сочинского апелляционного суда 35 служителей Фемиды.

Пыталась заручиться рекомендацией ВККС для назначения в Третий апелляционный суд и Екатерина Непранова, которая числится в Арбитражном суде Ставрополья. Числится, поскольку с 2014 года судья находится в декретном отпуске и проживает в Краснодаре, а не в Ставрополе – то есть не работает в суде.

Сергей ЕВСЕЕВ


Актуально


Алексей АЛЕКСАНДРОВ, ученый-юрист, член Совета Федерации:

Совестливый судья – условие доверия нации к государству

После непопулярной пенсионной реформы и других «новшеств» российского правительства в обществе усилился запрос на социальную справедливость. Об этом свидетельствуют данные опросов.
Социологи уверены: за ситуативными раздражителями можно разглядеть нечто большее – например, нарастающее социальное неравенство и недовольство правоохранительной и судебной системами.  А это уже болевая точка – повод для властей задуматься. Взвешенный анализ тревожных настроений граждан и конкретный план действий по укреплению общественного договора между властью и народом дает член Совета Федерации и известный ученый-юрист Алексей Иванович Александров (на снимке).

– Алексей Иванович, в обществе нарастает запрос на социальную справедливость. Одно из узких мест сегодня – эффективность правоохранительной системы: неотвратимость справедливого возмездия к настоящим преступникам.

– С преступностью надо бороться активно, но с гарантией неприкосновенности невиновных людей. В Москве высокий уровень преступности, так как здесь сконцентрировано очень много средств, чиновников и бизнесменов. Кроме того, много преступлений в столице скрыто от фиксации со стороны государства.

Обращаю внимание также на Уголовно-процессуальный кодекс. Самое страшное здесь – судебная ошибка, несправедливое привлечение к ответственности. Поэтому важны правила и соблюдение норм УПК. И в первую очередь важны принципы этого УПК. Это – очень важный базис, и стоит поговорить о нем подробно. Тем более что история этого документа в нашей стране трагична.

– Почему?

– В 1934 году, через два часа после убийства Кирова, вышло постановление об упрощении и ужесточении норм при предварительном следствии в отношении террористов. Это был исторический пик негативного отношения государства к нормам права в нашей стране, и пресловутый «37 год», таким образом, начался в 1934 году.

В перестройку вместе с «социализмом» оголтело распрощались и с «законностью». Мы ослабили прокурорский надзор за следствием. А для нашей страны «прокурорский надзор» – очень интересный и необходимый институт. Придумал его в 1722 году, за три года до смерти, Петр I. Огромные расстояния Российской империи не позволяли стране жить по единым правилам без вертикального прокурорского надзора.

В перестройку мы слепо отреклись от этих традиций. Закон о Следственном комитете, например, лишил прокурора статуса «хранителя законности», и нужно это исправить.

– Нельзя сказать, что правоохранительная система в стране совсем законсервирована. По инициативе руководства Верховного суда развернута дискуссия о «точечных прививках» в судебной сфере, например.

– Суды… Это тема отдельного и важного анализа. Пожалуй, предлагаемый перенос суда следующей инстанции в другой регион – положительное решение. Судья не знает, кто будет анализировать вынесенный им приговор. Нужно разорвать связи между судьями первой и второй инстанций. Расширение практики внедрения суда присяжных – тоже хорошо.

Но в отношении реформирования судебной системы в целом я бы актуализировал и другие проблемы, другие приоритеты. Вот только что отпраздновали 25 лет Конституции. Самый большой результат юбилейных заклинаний в том, что кто-то ее, возможно, прочитал. У нас не все читали ее: в том числе не все прокуроры, следователи и судьи.

Нет другой Конституции на планете, в которой столько статей посвящено уголовному процессу и защите прав личности в ситуации рассмотрения уголовного обвинения против гражданина! Базисная 49-я статья говорит о «презумпции невиновности», кроме того, есть и другие, направленные на предупреждение судебной ошибки.

Я считаю, что все эти статьи внесены с одной целью – сформировать у судьи принцип «оправдательного уклона». Да, да! Почти целая глава в Конституции существует, чтобы сформировать единственно правильный дух в зале суда.

Сегодня судей обвиняют в обратном. И при таких многочисленных претензиях к качеству следствия существует такой крошечный процент оправдательных приговоров! У Верховного суда правда есть оговорка на этот случай – они просят принимать во внимание только те процессы, в которых они «суд – на рассуд, а не суд – на осуд».

Главное – это отсутствие у наших судей внутреннего убеждения, что гражданин на скамье подсудимого невиновен. Если хотите, судья, открывая первую страницу дела, должен верить, что гражданина привели в суд по ошибке. И тогда к каждому доводу следствия и прокурора он будет относиться критически, то есть профессионально. И в этом случае аргументы обвинения должны быть железными и безупречными, чтобы пройти через критику адвоката и все-таки убедить судью. И только тогда судья может вынести обвинительный приговор.

– Где нам взять таких судей?

– А где нам взять священников, верящих в Бога? Там же обитают и юристы с совестью и высшей степенью правосознания. А нам нужны тысячи таких… Однако это вовсе не «высокие материи» и не утопия, ибо я знаю, с чего надо начать. Давайте публично объявим, что нам нужны такие и только такие судьи.

Пусть власть по крайней мере признает необходимость и правильность такого подхода к организации судебного процесса.

У обвинителя, адвоката и судьи нет никаких разных «окопов» и «баррикад». У органов правосудия только один «окоп» – это «окоп правды».

Пусть высокие чиновники, ученые-юристы и журналисты публично заявят о неприемлемости воцарения «обвинительного принципа» в российской судебной системе. Мы должны договориться, что «правильно», а что нет.

Дмитрий КАРАБЧУКОВ
(«АН», № 4 от 31.01.19 г.)


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Без имени (не проверено)
Аватар пользователя Без имени

21.06.2019 г. ККС будет рассматривать в качестве претендента на пост председателя Предгорного суда Цамалаидзе В.В., председателя Курского районного суда, интерестно какой будет результат?

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

С анализом- член Совета Федераций?это оттуда, где заседал Арашуков и заседает Матвиенко? Это даже не смешно!!

Добавить комментарий