Поиск на сайте

 

 

Ставропольцы Анна и Григорий Конкины отметили 65-летие супружеской жизни

 

Лето 1957-го. Группа отдыхающих из санатория под Херсоном возвращается с очередной экскурсии. Уставшие туристы спешат к автобусу, поджидающему их на площадке в тени огромного ореха. Одна из пассажирок вошла в салон последней – всё любовалась на мощное дерево. А когда экскурсанты расселись по местам и водитель завел мотор, не удержалась и потянула за рукав спутника: «Гриша, посмотри, до чего красивый орех! Как же я люблю этот запах!» Гриша ничего не ответил, молча вышел из автобуса и начал срывать с веток зеленые листья. По салону пронесся гул недовольства: «Что за безобразие, из-за глупого каприза задерживать рейс?!» Пассажиры возмущались, водитель сигналил, а мужчина всё собирал ореховый букет для своей красивой спутницы. Она смотрела на него в окошко и чувствовала себя такой счастливой, что на сердитый шепот за спиной: «Для жены бы так не старался!» – только смущенно улыбалась. К тому времени Анна и Григорий Конкины были женаты больше 10 лет. На днях в Ставропольском геронтологическом центре они отметили очередную, железную, свадьбу.

 

Воздушное сердце
В тот день их комната №153 с нарисованной на двери красной звездой была похожа на цветочный магазин – в вазах, банках и корзинах стояли дубки, гладиолусы и розы, розы, розы... Их дарили друзья, члены ветеранских организаций, социальных служб, директор геронтологического центра Николай Бочарников, губернатор края Валерий Гаевский. 
Железная свадьба удалась на славу. Были подарки, здравицы, возгласы: «Горько!» и концерт, на котором солировали сами юбиляры. «Мы с тобой не первый год встречаемся...» – пели они, держась за руки и глядя друг другу в глаза, а занавес за их спиной был украшен сердцами из розовых воздушных шаров. 
За праздничным столом Анна Ивановна и Григорий Алексеевич благодарно принимали поздравления и вспоминали 65 лет своего счастливого супружества. Губернатор слушал их рассказ, держа в руках самый дорогой семейный документ – небольшой пожелтевший листок, сложенный вчетверо и аккуратно обклеенный по сгибам бумажной лентой, с  истрепанными краями и почти выцветшими чернилами: брачное свидетельство Анны Кабатовой и Григория Конкина. Выдано 21 сентября 1944 года.

 

Звездочки на погонах
Они родились в один год на одной улице в небольшом русском селе Славянка Азербайджанской ССР. Вместе пасли гусей, играли в красноармейцев, утаптывали босыми пятками пыль на сельских улочках и делились друг с другом персиками на школьных переменах.
В классе Гриша был лучшим математиком, Аня – первой красавицей. Смеющиеся глаза, нежный румянец, русые косы под голубой косынкой – на нее заглядывались многие ребята. А Конкину казалось, он любит ее с тех пор, как знает, – всю жизнь. Его родители называли хорошенькую соседку «наша Аня», еще когда она в коротеньком платьице, с выгоревшими на солнце волосами погоняла хворостинкой больших сердитых гусей. Да и старшие Кабатовы были особенно ласковы к соседскому мальчику Конкиных. 
Их дети быстро взрослели. Аня после 7 класса поступила в агротехнический техникум. Гриша окончил десятилетку. Получив школьный аттестат, он мечтал, как поедет в Баку, поступит в медицинский институт, вернется с дипломом, женится на лучшей в мире девушке и будут они жить долго и счастливо. Надежды казались ясными, будущее – светлым. Был выпускной вечер. Канун новой жизни. Июнь сорок первого. А утром началась война. 
Мечты об Ане и медицине пришлось отложить. Чтобы попасть на фронт, 17-летний Григорий исправил год рождения с 1924-го на 1923-й. На его проводы пришла с подружками и молоденькая работница сортоуборочного участка Аня Кабатова. Ничего между ними сказано не было. Красавица-соседка провожала только товарища – щуплого, нескладного паренька. А Гриша прощался уже с любимой. 
Неловко поцеловал на прощанье, сказал: «До свиданья, Анёк» – и ушел защищать советскую родину, их общее будущее и свои светлые мечты. А когда вернулся, Аня его не узнала: «Такой он стал высокий, красивый, на плечах погоны, на погонах две звездочки...»
Прошло всего три года, а за широкими Гришкиными плечами уже были школа авиаторов, школа механиков, истребительный полк и Харьковское авиационно-техническое училище. Диплом авиатехника по эксплуатации самолетов сегодня бережно хранится в целлофановом пакетике в комнате №153 с красной звездой на входной двери. На всю страницу тянутся в столбик сплошные «пятерки»: Теория авиадвигателя – «отлично», Полевой ремонт самолетов – «отлично», Вооружение самолетов – «отлично»... 
В 1944 году за этот диплом Григорий Конкин получил звание лейтенанта и 10-дневный отпуск. Добирался в Славянку на попутках и думал: пускай война, пускай вместо анатомии человека – вооружение самолетов, вместо мединститута – истребительный полк. У него впереди полторы недели без огня, свастик и сожженных самолетов. Он приедет домой и женится на Ане Кабатовой. Всем смертям назло.
Они расписались в сельсовете – тихо, без криков: «Горько!» и шумного деревенского застолья - и расстались через несколько дней. Двадцатилетний офицер писал с фронта молоденькой жене: «Эх, Анёк, когда же наступит минута, когда мы встретимся с тобой?..»  
После Победы он еще долгие месяцы перегонял самолеты на Дальний Восток. А потом минута наступила: они встретились в 1946-м. Чтобы жить долго и счастливо.

 

Окно во Вселенную
На кителе Григория Алексеевича почти три десятка орденов и медалей. На одной из них – самой ценной – выгравированы летящий над планетой шарик с четырьмя антеннами и надпись на обороте: «Первый в мире искусственный спутник земли. Федерация космонавтики СССР».
Спутник стартовал глухой октябрьской ночью 1957 года. Среди тех, кто не спал в эту ночь, кто смеялся от радости, обнимался с товарищами и кричал: «Ура!», когда в 22 часа 28 минут ракета, состыкованная со спутником, взлетела со стартовой площадки и в эфир полетели знаменитые позывные «бип...бип...бип...», был молодой сотрудник Научно-исследовательского инженерного института Григорий Конкин. 
На следующий день зарубежные газеты пестрели заголовками: «Величайшая сенсация века!», «Воплощена в жизнь заветная мечта человечества!», «Окно во Вселенную открыли Советы!», а ТАСС передавало: «Спутник вышел на орбиту с наклонением 65 градусов 6 минут, высотой в перигее 228 километров и максимальным удалением от поверхности Земли 947 километров...»
Цифры для этого сообщения подготовил Григорий Алексеевич – в научной группе академика Королева он отвечал за определение координат движения первой рукотворной «Луны». Кто бы мог подумать, что всего два года назад он, недавний выпускник Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского, привлеченный к решению задач космического масштаба, приходил домой и плакал: «Зачем меня сюда поставили? Я авиатор, я ничего не понимаю в космонавтике...»
Но уже через полгода инженер-механик ВВС Конкин показал себя в новой, космической, области таким блестящим специалистом, что ему поручили сложнейшую задачу – разработать алгоритм определения координат точек падения межконтинентальных ракет. Этот экзамен Григорий Алексеевич по давней студенческой привычке сдал на отлично, хотя сложнейшие расчеты ему приходилось делать с помощью обычной арифметической линейки – электронно-вычислительных машин в НИИ в то время еще не было.  
Григорий Конкин работал со светилами советской науки – академиками Мстиславом Келдышем, Евгением Федоровым, Андроником Иосефяном. В составе научной группы Сергея Королева руководил управлением космических кораблей, следил за посадкой спусковых аппаратов на Луну и Венеру, наблюдал за полетом Юрия Гагарина. В 1976 году, после увольнения в запас, 52-летнего полковника Конкина пригласили в Институт космических исследований, где он проработал еще 18 лет.
А потом его Анёк заболела. Врачи сказали, нужно ехать на юг. У Григория Алексеевича в институте шла работа над созданием космических войск и Метеорологической службы Советского Союза. А он оставил и науку, и звезды, и далекие планеты, и любимую Москву, чтобы помочь самому дорогому человеку. 
В столице остались дочка и внуки, а дедушка с бабушкой переехали на Ставрополье в село Пелагиаду. Здесь они прожили 10 лет, но вести хозяйство становилось все сложнее, и в 2004 году Конкины снова поменяли место жительства, переехав в Ставропольский краевой геронтологический центр.

 

Терпение и нежность
Это уже 21-й дом в их супружеской жизни – уютная комната с каштановыми занавесками на окне и высокими взбитыми подушками на кроватях. На скамейке у стола зеленые вязаные коврики, на тумбочке поздравительная открытка от внука, на стенке цветные фотографии в рамках, к коврам приколоты кружевные салфетки, тонкие, как паутинка. 
Анна Конкина вязала их в Москве в те времена, когда ее супруг следил за полетом искусственных спутников и межконтинентальных ракет. Узорная красота требовала математической точности: ошибешься с одной петелькой - и ажурный платочек безнадежно испорчен. Но Анна Ивановна еще в Славянке слыла искусной рукодельницей. Кружева плела аккуратно, осторожно вытягивая крючком тонкие нити, – так же терпеливо и бережно она создавала уют в их с Гришей доме. Сначала в тесной комнатке, которую молодожены снимали в послевоенном Харькове, когда сводить концы с концами помогали родительские посылки с сушеной картошкой и мукой. Годы спустя – в трехкомнатной столичной квартире и на даче в Подмосковье, где полковник авиации с супругой развели целое море цветов. 
Все, чем Григорий Алексеевич занимался в научно-исследовательском институте, носило гриф: «Совершенно секретно». Он работал сутками, был очень увлечен звездами и космосом, но его супруга сегодня только удивляется вопросу о том, не чувствовала ли она себя обделенной вниманием «совсекретного» мужа. 
«На работе он был математиком высшего класса, а дома просто отцом и супругом – нежным, заботливым, надежным, жизнерадостным. Я всегда была окружена вниманием. И на выходных, когда мы ходили на концерты, выставки и спектакли. И в будние дни, когда он вечером заглядывал на кухню и спрашивал: «Чем тебе помочь, Анёк?» 
Я и сейчас чувствую, как сильно он меня бережет. Нам обоим трудно ходить, но если мне плохо, самое трудное он берет на себя, а меня отправляет отдыхать: «Иди, иди полежи, я всё приберу». Но я жалею его, стараюсь оберегать, как могу».
Когда год назад Григорий Алексеевич перенес инсульт, Анна Ивановна, забыв про  больные ноги и сердце, ухаживала за ним, не позволяя даже наклониться лишний раз, а свои лекарства собрала в пакет и спрятала под матрасом у стенки. Ночью доставала из «тайника» ампулу и шприц, делала себе укол, потихоньку добиралась до раковины, чтобы развести в воде валокордин, – так что супруг и не догадывался о ее ночном лечении. 
На их железной свадьбе гости назвали жизнь юбиляров феноменом любви и верности. А Анна Ивановна и губернатору, и журналистам отвечала: чтобы такие истории любви перестали быть редкостью, молодежь нужно учить быть второй половинкой: организовать специальные лекции, выпустить брошюрку. Она бы с радостью рассказала молоденьким девочкам секреты счастливого брака: «Мужчина не такой чуткий, как женщина, с ним нужно быть терпеливее, ласковее. Не упрекать его, а поддерживать. Уметь уступать. Очень бережно друг к другу относиться. Ведь в жизни каждый день, - как петелька кружевной салфетки: слишком легко испортить узор случайной ошибкой. Уберечь от нее могут только терпение и нежность...»

 

Фатима МАГУЛАЕВА

 

Истории любви

 

Полина УШАКОВА, специалист студии ландшафтного дизайна «Флора-Декор», Ставрополь:
- Я с детства мечтала о семье: представляла, как выхожу замуж, нянчусь с малышами. Но детство прошло, я закончила школу, колледж, институт, а второй половинки всё не было. 
Однажды на улице встретила бывшую одноклассницу, которая посоветовала мне искать любимого через Интернет - она сама именно так познакомилась с будущим мужем.
Я долго не могла решиться, чего-то стеснялась, боялась, но мне так хотелось, чтобы детские мечты сбылись! Поместила анкету на сайте знакомств. Конечно, было много грязных предложений. Но я искала не легкую интрижку, а надежное плечо, и была уверена, что рано или поздно найду его. 
И вот на моей страничке появился Сергей. На красивые слова он был не мастер. Писал скупо и даже сухо. Сразу спросил: «Когда встретимся?» Я не ждала от этого свидания ничего особенного, но подумала: «А вдруг?..» 
Мы встретились в парке. Я ничего толком не знала о нем, но уже через минуту поняла: это Он! Потом оказалось, что мы любим одни фильмы, слушаем одну музыку, но главное - у нас одни жизненные ценности: верность, порядочность, честность. Через год после первого свидания я шила подвенечное платье.

Марина КРУГЛОВА, помощник закройщика ателье мод «Строчка», Ставрополь:  
- Эта история случилась 14 лет назад. Мне было 18, ему 25. Он музыкант местной рок-группы, я студентка филфака, влюбилась по уши посреди зимней сессии, провалила экзамен. Он не дарил мне пошлых роз в оборочках и плюшевых медведей, не устраивал ужинов при свечах, зато мог пригласить ночью прогуляться по крыше девятиэтажки. Завязывал глаза шарфом, брал за руку, и мы гуляли высоко-высоко над спящим городом. Было жутко и прекрасно, будто идешь по краю пропасти и все, что у тебя осталось, - это его теплая ладонь. Он играл мне на свирели. Можете представить, что со мной творилось?! Я летала от счастья!
А потом он исчез, уехал в другой город, ничего не объяснив и не простившись. Я писала ему письма и складывала их в стол. Потом не выдержала, сорвалась и поехала искать его, мучаясь навязчивым желанием «посмотреть в глаза». Не нашла, вернулась. Еще лет семь на каждый его день рождения отправляла открытку на старый ставропольский адрес, по которому жили его родители.
Сейчас с улыбкой вспоминаю свои девичьи страдания. Правда, улыбка эта грустная. А зима так и осталась для меня любимым временем года.

Екатерина КОРНИЕНКО, домохозяйка, выпускница Ставропольского государственного университета, Невинномысск:
- Наверное, моя история любви покажется кому-то скромной и даже неприметной. С будущим супругом  я познакомилась на секции альпинизма в университете. Вместе учились вязать узлы, устанавливать палатки, разводить огонь. Ездили в Архыз и Домбай, поднимались в горы. Срывали полевые цветы, сидели на одном бревнышке у ночного костра... Мы были просто хорошие приятели, и я совсем не помню момента, когда дружба переросла в новое чувство. В общем, любовь ко мне не нагрянула, а подкралась на цыпочках. Все случилось само собой, наверное, иначе не могло быть. Этой осенью мы отвели в садик нашу дочку.

Ольга ПОГОДА, сотрудник газеты «Михайловские вести», Михайловск:
- Я верю: если два человека предназначены друг для друга, им не избежать встречи. Подтверждение тому - история любви моих родителей. Папа жил на Украине, и однажды ему понадобилось по делам приехать в Ставрополь. В автобусе он познакомился с симпатичной  девушкой. Соседка оказалась студенткой ставропольского вуза, ехала из села Шпаковского на занятия в краевой центр. Молодые люди проговорили всю дорогу, а приехав, разбежались по своим делам, не обменявшись ни адресами, ни телефонами.
Прошло несколько месяцев. Оба забыли про знакомство - мало ли в жизни встречается случайных попутчиков?  А потом папу снова командировали в Ставрополь. Каково же было его удивление, когда рядом с ним села девушка, с которой он познакомился полгода назад на этом же рейсе! 
Этой симпатичной студенткой была моя мама. Больше родители не расставались и через полгода поженились.

Наталья ГРАФЫЧЕВА, адвокат, Ессентуки:
- Изо всех всемирно известных сказочных историй о любви меня больше всего тронула не история о Золушке, которая из-за любви  принца превращается в прекрасную принцессу, а совсем недавно растиражированная и  не менее сказочная история любви Шрэка и Фионы. Прекрасная принцесса, всю жизнь мечтавшая о принце-спасителе, по своей доброй воле и, конечно, из-за любви остается зеленой и уродливой. И именно такой ее и любит Шрэк. Очень мудрая, на мой взгляд, история.

Лариса СИМАКОВА, учитель музыки, Минеральные Воды:
- Больше всего, кажется, за душу задевают не истории любви, а истории предательств. У меня была подруга. Казалось бы, все у нее складывалось хорошо: вышла замуж, родила дочку. Потом узнала, что муж погуливает. Ей не с кем было поделиться своим несчастьем. Росла без матери, отец  жил в другом городе. Не знаю, как долго она в себе это носила и что с ней произошло. В это время мы с ней не общались: я сама вышла замуж и уехала в другой город. 
Потом узнала, что она, не дождавшись однажды мужа с работы, собственноручно задушила маленькую дочку. Потом, когда она была уже в тюрьме, муж ей все простил, часто наведывался к ней, они разговаривали. И замутнение сознания постепенно стало уходить. Она реально стала понимать, что совершила ужасное. Однажды, еще до суда, она повесилась в камере. На колготках.

Светлана МАЛЮШКИНА, частный предприниматель, Ессентуки:
- В детском саду, куда я водила свою дочку, работал массажистом один совершенно безалаберный молодой человек. Он рос маменькиным сынком, после мединститута мама смогла такого сыночка только в детский сад пристроить. Ему было 29 лет, но девушки на такого жениха никакого внимания не обращали. 
Появилась в нашей группе молоденькая няня из деревни – в город перевели мужа-милиционера, а ей нужно было пристроить в сад трехлетнюю дочку. Совершенно безграмотная и забитая женщина. Она часто приходила на работу с синяками – поколачивал муж. 
И вот у них с этим массажистом что-то завязалось. Няня вскоре развелась со своим  милиционером  и вышла замуж за коллегу из садика. Через пару лет я случайно встретила в городе эту счастливую пару. Он с сияющими глазами, одной рукой держа дочку за ладошку, а в другой сжимая букет цветов,   огромными шагами переходил дорогу. На той стороне в радостном ожидании стояла Она. Вот такая сказка со счастливым концом...



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий