Поиск на сайте


Планируем отпуск с Ozon Travel 


Последние три месяца отдельным новостным блоком проходит информация о зарубежных компаниях, которые прекращают свою работу в России. Вместе со знаковыми производителями одежды, продуктов питания ушли сервисы по подбору отелей и гостиниц. 

На некоторое время туристический рынок подвис, особенно это коснулось заграничных направлений, однако теперь программа импортозамещения заработала в полную силу. Теперь у опытных путешественников не возникает вопроса, на каком сайте бронировать отели.

Маркетплейс “Озон” расширил полномочия, теперь там не только можно купить билеты, но и найти отличную гостиницу.

В целом, Ozon Travel превратился в сервис, которому можно доверить свой отпуск. Он охватывает все этапы подготовки путешествия: заказ билетов, бронирование отелей, покупку необходимой одежды, гайды по достопримечательностям и т.д. 

Кстати, каждую неделю "Озон" проводит розыгрыш подарков среди клиентов, купивших авиабилет или забронировавших отель. У победителей есть шанс получить 3000 баллов на счет или вернуть 99% от стоимости покупки. Все подробности акций на сайте Ozon Travel


С чего начать?  


1. Покупка билета.  

Отслеживайте скидки и акции и ловите билеты по самым выгодным ценам. Озон предложит все имеющиеся варианты по вашему направлению от разных авиакомпаний. Не забудьте добавить опцию "с багажом", из отпуска все везут огромное количество сувениров. Никакого подвоха нет, сервис заработал в 2009 году и с тех пор миллионы клиентов успешно завершили свои деловые поездки и отпуска. Билет вы получаете на почту и в личном кабинете.  

2. Бронирование отеля. 

Сервис работает по привычной схеме: вводите название города или отеля (если оно известно), количество гостей, дату заезда и получаете список. Все варианты можно фильтровать по цене, удаленности от центра и т.д. Это самая полная база жилья от хостелов и апартаментов до высококлассных отелей с бассейнами и SPA. 

Преимущества подбора отелей от "Озон":  

  • круглосуточная поддержка. Call-центр работает 24/7, вам не придется самостоятельно связываться с объектом размещения 
  • возможность оплаты проживания накопленными баллами(99% от стоимости с Ozon Premium) 
  • ищет самые выгодные предложения с доступными ценами, 
  • огромный выбор: более 1.7 млн вариантов жилья в России и за ее пределами,  
  • наличие фильтров в поиске: можно выставить минимальную и максимальную цену за сутки, подобрать отель в зависимости от удаленности от центра, звездности или отзывам.  

Подробнее о бронировании отелей на “Озон” можно почитать по ссылке: https://www.ozon.ru/travel/hotels/ 

3. Покупка всего необходимого к отпуску.  

“Озон” сам предложит вам ссылки на необходимые товары: одежду, чемоданы, аптечку для отпуска и расскажет, где выгоднее и интереснее отдыхать. Причем это касается и тех, кт предпочитает отдыхать "дикарем" без отелей и самолетов. На "Озоне" можно купить палатку, спальник, коврик и другие туристические принадлежности.  


ОСАГО: оформление в формате онлайн 


Обладание транспортным средством накладывает на каждого человека ряд ответственностей, в том числе и денежного характера. И речь идет не только о необходимости регулярного обслуживания своего автомобиля, но и о приобретении страховки. В частности, в обязательном порядке следует позаботиться об оформлении ОСАГО, что определено одним из Федеральных законов страны. Делать это следует как можно скорее после заключения договора купли-продажи, поскольку без соответствующего документа машина может быть не более десяти дней после появления у нее нового владельца. Впрочем, вопрос с оперативностью в этом направлении решается сегодня без проблем, поскольку можно купить страховку на машину онлайн, затратив на это лишь несколько минут. 

Как приобрести полис удаленно? 

В данном вопросе на выручку приходят такие интернет-площадки, как Озон, которые объединяют в своих рамках сразу несколько страховых компаний с их актуальными предложениями. Это удобнее, нежели бегать по многочисленным сайтам в поисках наиболее подходящих вариантов. Здесь в одном месте практически мгновенно удается сравнить между собой уже тщательно отобранные по ряду критериев решения, выбрать что-то наиболее предпочтительное, в частности, по цене, которая может существенно варьироваться в разных организациях для одного и того же автомобиля. 

Для поиска оптимальных предложений предназначена форма по такой ссылке, как https://www.ozon.ru/special/osago/, в которую вводятся ключевые параметры. Расчет стоимости идет сразу по всем присутствующим компаниям, пользователь видит перед собой все итоговые значения и ориентируется на них, не затрудняя себя сложными подсчетами. 

После принятия окончательного решения о сотрудничестве с той или иной компанией, остается лишь оплатить ОСАГО и получить его в цифровом формате на свою электронную почту. Такой вариант документа может использоваться повсеместно, равно как и бумажный привычный аналог. При желании полис можно распечатать и оставить в бардачке машины, чтобы он всегда был под рукой. 

Что влияет на стоимость ОСАГО? 

В формировании цены полиса обязательного страхования автогражданской ответственности играют роль следующие параметры: 

  • базовая ставка тарифа; 
  • коэффициенты бонус-малус, срока страхования, периода использования, количества водителей, мощности, возраст-стаж, территории. 

Базовая ставка может варьироваться в соответствии с установленным Центральным Банком коридором, который сейчас соответствует 2471-5436 руб., задает разницу в конечной стоимости более чем в два раза. Коэффициенты индивидуальны для каждого отдельного случая, зависят от показателей транспортного средства, количества водителей и их персональных характеристик. 

Все данные для оформления полиса извлекаются из нескольких документов, которые следует иметь на руках. Так, требуются паспорт РФ самого владельца или еще и того, кто занимается страхованием отдельно от него. Нужны ПТС, СТС, водительские удостоверения тех, кто имеет право управлять данным автомобилем. 

Как построить в России гражданское общество

 

В конце мая в Москве состоялся XXVI Всемирный конгресс Международной федерации журналистов (между прочим, впервые в России), собравший более тысячи «акул пера» со всех концов планеты. Проходил он под лозунгом «Готовить новости для демократии». Впрочем, общая тональность выступлений была далеко не мажорной: открывая конгресс, президент Международной федерации журналистов (МФЖ) Кристофер Уоррен заявил, что лицо современной журналистики определяют три кризиса – работы (речь о давлении бизнеса на журналиста), безопасности и свободы слова.
Удивительно, что на столь представительном форуме не появился ни один из высших чинов России. Между прочим, это единственный случай в истории проведения мероприятий такого уровня, когда глава государства не был на его открытии и даже не направил приветственный адрес. Не оказалось в зале даже заявленных в программе мэра Лужкова и «справедливого» спикера Миронова. Откровенно проигнорировали мероприятие все крупнейшие федеральные СМИ.
Как язвительно написали по этому поводу «Новые известия»: «Все, что организуется помимо властной вертикали, вызывает подозрения. Если международная организация, пусть и ассоциированная с ООН и ЮНЕСКО, устраивает свой конгресс в России… значит, она что-то против российских властей замышляет». Увы, прискорбная правда.
О том, какие процессы происходят сегодня в обществе России и планеты, корреспонденту «Открытой» рассказал генеральный секретарь Союза журналистов России, директор Института «Общественная экспертиза», доктор философских наук, профессор Игорь ЯКОВЕНКО.

 

– Игорь Александрович, как и президент МФЖ господин Уоррен, в своем выступлении на конгрессе вы говорили, что современная журналистика переживает серьезный кризис – кризис доверия. С чем это связано?
– Наш Институт «Общественная экспертиза» недавно провел глобальное исследование всего информационного поля планеты. Использовали мы как собственные данные, так и результаты международных исследовательских структур – института Gallup International, фондов «Freedom House» и «Reporters without borders».
Мы выявили такое явление, как «медийный крест». Если расположить регионы мира по уровню свободы СМИ, то получится следующий ряд: Африка – Азия – Восточная Европа (в том числе и Россия) – Латинская Америка – Западная Европа. Но если в этом ряду оценить степень доверия граждан к журналистике, то она, напротив, падает. Проще говоря, чем свободнее журналистика, тем меньше ей доверяет население.
– Так и хочется воскликнуть вслед Станиславскому: «Не верю!» Закономерность парадоксальная!
– Действительно, результат, казалось бы, парадоксальный. Но у этого явления есть вполне конкретные социальные причины. Вспомните советское время, когда журналист воспринимался всеми как представитель власти. Не абстрактной «четвертой власти», а всей партийно-государственной «вертикали», включая аппарат насилия и пропаганды. И доверие к советскому журналисту у народа было соответствующее: «Не зря ведь поставили на ответственный участок, того, кто не стоит, в прессу не взяли бы».
И когда корреспондент «Правды» или «Известий» приезжал в далекий колхоз, то и видели в нем не журналиста, а чиновника-контролера. Потому и все двери были открыты перед ним, на все запросы СМИ чиновники исправно отвечали, и публикация в газете всегда вела к устранению недостатков и наказанию виновных. Причина такой «действенности» опять-таки в том, что за журналистом стояла вся «вертикаль власти», и нередко решение о наказании принималось еще до публикации.
– Что же в таком случае принесла нам демократическая журналистика?
– Дело в том, что доверяют журналистам в разных обществах по разным причинам. В авторитарных государствах (каким был Советский Союз) это так называемое «патерналистское доверие» – оно как бы «спускается», «стекает» сверху, от причастности к власти. В условиях демократии существует «репутационное доверие», которое «растет» снизу, от прямого взаимодействия журналиста с аудиторией. И его заслужить намного труднее.
– Увы, многими журналистами демократия нередко воспринимается как вседозволенность. Я уже не говорю о случаях клеветы, но ведь некоторые авторы откровенно манипулируют массовым сознанием. Вспомните недавнюю ситуацию на Юге России, когда ряд СМИ растиражировал слух о якобы взрыве на атомной станции. Это привело к всеобщей панике.
– На конгрессе известный болгарский социолог, представитель института Gallup International Андрей Райчев затронул проблему так называемых «глобальных паник». Так, двадцать лет назад в Америке была тотальная «эпидемия» отказа от курения – под массированным воздействием СМИ люди стали верить, что оно приводит к раку легких. Но статистики выяснили, что даже после массового отказа от сигарет заболеваемость раком в стране не снизилась. То есть генетический фактор имеет большее значение, нежели курение.
Затем была глобальная паника по поводу «проблемы тысячелетия» – мол, в Новый, 2000-й год все компьютеры на Земле вдруг перестанут работать. Была паника по поводу коровьего бешенства, птичьего гриппа, атипичной пневмонии. Сейчас в нашей стране истерия вокруг «проблемы-2008» – мол, что же будет со страной после ухода Путина. Вы только представьте, 143 миллиона человек искренне переживают из-за возможного ухода одного человека, как будто они вмиг осиротеют. Рационально это объяснить невозможно, это феномен массового сознания, которому рассудочность чужда. И приведенный вами пример со «взрывом» на атомной станции – из того же ряда.
– Получается, журналист, тиражирующий слухи или подогревающий массовую истерию, ни в чем не виноват?
– «Глобальная паника» – бессубъектный, неуправляемый процесс. Его нельзя контролировать, его нельзя искусственно вызвать (по крайней мере, пока не научились). Можно лишь научиться использовать его в своих интересах. Фармкомпании получили миллиардные прибыли на фоне паники по поводу атипичной пневмонии. Наверняка кто-то «поимел» хорошие дивиденды на истерии вокруг птичьего гриппа. То же самое с коровьим бешенством, из-за которого были уничтожены миллионы коров по всему миру и разорена экономика ряда животноводческих регионов (например, Аргентины).
– Игорь Александрович, вы только что говорили о доверии и репутации журналистов. А в одном из недавних интервью вы упомянули, что институт репутации практически утрачен и в современной российской политике.
– Причина хронической неэффективности нашей власти, нашей элиты – как раз в полном отсутствии такого понятия, как «репутация». Я только несколько примеров приведу. Первым губернатором, назначенным Путиным, в 2004-м стал глава Приморского края бизнесмен Сергей Дарькин. До того как он стал губернатором было известно лишь, что в определенных кругах Дарькин имел кличку «Серега Шепелявый». Ну, о чем-то это говорит.
Другой пример. Назначение Антона Иванова на пост председателя Высшего арбитражного суда (ВАС). По сути, это один из важнейших постов в государстве – поскольку именно ВАС занимается перераспределением собственности в масштабах страны. Заметьте: Иванов ни одной минуты не работал судьей. Кстати, все рассказы о массированном вступлении во власть «питерских» – из того же разряда.
Еще. Недавно был отстранен от должности амурский губернатор Коротков, на которого было заведено четыре уголовных дела по «экономическим» статьям – а вместо него главой региона назначили какого-то рядового коммерсанта из Казани. Как объяснить логику этого назначения? Вряд ли новый губернатор такой уж ультрапрофессионал и прекрасно знает проблемы неродного для себя региона. Скорее всего, сыграла роль личная дружба с полпредом в Дальневосточном округе, бывшим мэром Казани Искаховым.
– Вы всерьез думаете, что институт репутации в российской политике можно возродить?
– Увы, cегодня в «социальных лифтах» оказались перепутанными все кнопки: вор и бездельник может годами занимать властное кресло и потом еще и идти на повышение, а толковый управленец будет прозябать полуголодным.
Между тем репутационные технологии давно известны и обкатаны – они основаны на общественных оценках деятельности каждого политика или чиновника. Наш Институт «Общественная экспертиза» пытается внедрить эти технологии и в российское общество – чтобы «социальный лифт» у нас работал от «кнопок»: честность, порядочность, талант.
Так, недавно мы запустили проект «Черная книга России». Был создан экспертный совет из известных и уважаемых людей, среди которых президент Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, писатель Борис Стругацкий, филолог-правозащитник Мариэтта Чудакова… Они и пишут «Черную книгу» – позорный список людей, чьи поступки наносят ощутимый вред стране, кто разрушает нравственную и правовую ткань общества. Там есть разные номинации: «Черная Фемида», «Черный политик», «Черный чиновник». Например, попали в «Черную книгу» 20 депутатов Госдумы РФ, подписавшие в 2005-м печально известное обращение «Еврейское счастье, русские слезы…». Или бывший министр внутренних дел, а ныне главный единоросс Борис Грызлов. В 2002-м он подписал ужасный 870-й приказ, который, по сути, разрешает милиционерам создавать фильтрационные лагеря, совершать массовые бессудные аресты, избиения...
– Вы упомянули уже о нескольких проектах вашего Института «Общественная экспертиза». На ваш взгляд, существует ли сегодня в России потребность в такого рода анализе, ведь у нас и гражданское общество толком не сформировано?
– Суть общественной экспертизы – в независимом анализе и контроле над процессами, происходящими в государстве. В других странах такой контроль существует на более фундаментальном уровне: есть непреложные принципы разделения властей (когда законодатель контролирует исполнителя и наоборот), разделения бизнеса и власти, есть сильная, независимая судебная власть, профсоюзы, свободные СМИ, некоммерческие организации…
Увы, в России все это пока только нарождается. Говоря «кремлевским» сленгом, у нас нет обычной системы сдержек и противовесов. Поэтому и возникает запрос на общественную экспертизу – как на единственно возможную сегодня форму контроля над властью.
– Существует какой-то универсальный алгоритм общественной экспертизы?
– Конечно. Первый наш базовый принцип – это открытость и публичность всех исследований. Второе – это системность. То есть мы стараемся выйти за рамки одного узкого критерия. Например, при изучении мирового информационного поля мы проанализировали и сравнили десятки критериев: уровня свободы, доверия, экономической независимости, безопасности журналистов и так далее. Только сопоставив их, мы смогли нарисовать выпуклую, целостную картину.
Третий критерий – это верифицируемость, то есть проверяемость. То есть мы пользуемся не только мнением экспертов (которое всегда субъективно), а в первую очередь объективными данными, скажем, результатами статистического анализа. Скажу, что у нас к интерпретации результатов привлечены такие известные люди науки, как эксперт Института прав человека Лев Левинсон, президент фонда «Индем» Георгий Сатаров, руководитель «Меркатора» Дмитрий Орешкин. Планируем задействовать и всемирно известных исследователей, таких, как американский философ Самюэль Хантингтон, болгарский социолог Андрей Райчев.
– Пожалуй, самый известный совместный проект Союза журналистов и «Общественной экспертизы» – это «Демократический аудит России». Насколько я знаю, вы реализуете его уже четвертый год.
– Да, это огромный проект, который включает в себя демократический аудит правительства, судебной власти, регионов, СМИ, профсоюзов, политических партий и правозащитного движения. Мы уже закончили анализ российского парламентаризма и пришли к неутешительным выводам.
У нас сегодня, фактически, однопартийный парламент – у «Единой России» и голосующей ей вслед ЛДПР конституционное большинство, около 340 мест. При этом нарушается основной демократический принцип: «один человек – один голос». За «Единую Россию» проголосовали 37% российских граждан, а в парламенте она получила 67% мест за счет «перетока» одномандатников. Таким образом, каждый депутат от «Единой России» получил по два голоса, то есть 2/3 граждан имели меньше одного голоса. Это можно оценить только как лишение людей их политических прав.
Если в первых двух парламентах России преобладали депутаты-политики и депутаты-лоббисты, то в нынешней Госдуме господствуют депутат-чиновник, депутат-статист и депутат-призрак. В такую же структуру превратился и Совет Федерации. По сути, как представительный орган он уже нелегитимен – половину сенаторов назначают губернаторы, которых в свою очередь назначает президент.
– Проводя это исследование, вы ставили перед собой политические задачи?
– Мы ученые, а не политики. Да, идеологи могут пользоваться нашими результатами – но точно так же, как географическим атласом или словарем.
– Есть ли практический эффект от деятельности «Общественной экспертизы»?
– Да. В 1999-2000 годы мы провели всероссийское исследование «Анатомия свободы слова». Выявили, что в большинстве субъектов Федерации местные нормативные акты о СМИ (например, порядок аккредитации журналистов при губернаторе или заксобрании) противоречит федеральному законодательству. После публикации «Анатомии…» власти 46 регионов внесли коррективы в свое законодательство.
– Вы активно работаете с регионами?
– Активно, но не так плотно, как хотелось бы в идеале. У нас есть несколько региональных представительств, помогаем местным инициативам. В Ставропольском крае при вашей «Открытой» газете тоже недавно создана экспертная площадка «Общественная экспертиза». Обещаю, что наш институт возьмет ее под свое крыло, будет оказывать ей всемерное содействие.
– Игорь Александрович, самый, пожалуй, болезненный вопрос. Вы искренне верите, что усилиями «Общественной экспертизы» в стране можно возродить гражданское общество?

– Знаете, мое жизненное кредо простое: «Делай, что должен – и будь, что будет». Конечно, Россия – самая непредсказуемая страна в мире. Ну кто из нас в середине 80-х мог представить, что через каких-то пять лет советская империя канет в Лету? Или в середине 90-х кто мог помыслить, что новым президентом страны станет полковник КГБ? Поэтому, увы, делать прогнозы в нашей стране дело неблагодарное.
Но все же я верю в лучшее. В человеческом организме ферменты занимают ничтожную массовую долю, но именно они катализируют все процессы! Я сравниваю свою работу с работой этих ферментов. Уже сегодня – пока постепенно, потихонечку – люди начинают понимать, что ориентироваться надо не только на мнение начальства, но и на мнение социума. И так создается гражданское общество.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

 

Стоит задуматься

 

По данным института Gallup International, Россия занимает 10-е место из 30 возможных в общемировом антирейтинге «Индекс недоверия журналистам». 58% опрошенных россиян не доверяют СМИ, потому что, по мнению людей, они не говорят правды (кстати, по этому показателю в одном ряду с нашей страной стоит вполне благополучная Франция).
В международном рейтинге «Свобода СМИ-2007», опубликованном организацией «Freedom house», Россия занимает 58-е место в мире из 71. В одну группу с нами попал Азербайджан, а «обошли» нас такие страны, как Колумбия, Ливан, Непал, Пакистан, Молдова, Ирак.
По данным Международного института безопасности, за последние 10 лет в России было убито 88 журналистов (больше только в Ираке – 138). Всего же на планете за это время погибло более тысячи журналистов.
По данным Gallup International, по уровню доверия к СМИ Россия находится на 15-м месте в мире из 29 возможных. Утверждение «Я доверяю СМИ, мнение которых схоже с моим» разделяют лишь 34% опрошенных. С утверждением «СМИ служат делу добра в мире» согласны 60% россиян (для сравнения: в Грузии – лишь 26%).

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях