Поиск на сайте

 

 

Ставропольский краевой центр энергосбережения долгие годы занимался сбережением собственного руководства от проверок

 

В крае продолжается масштабная ревизия наследия эпохи правления Черногорова. Как уже писала «Открытая», краевая Счетная палата провела тотальные проверки самых закрытых структур, опекавшихся прежним губернатором, – ГУП «Агроуниверсал» и Фонда медстрахования. Выявлены нарушения на сотни миллионов рублей, все материалы переданы в милицию и прокуратуру. (Подробнее см. «Большая «прачечная», №26 от 2 июля и «Отмывали и пилили с размахом», №38 от 24 сентября).
И вот недавно Счетная палата завершила аудит еще одной сомнительной конторы – краевого Центра энергосбережения (СКЦЭ). Оказалось, что за невзрачной вывеской скрывалась настоящая «прачечная» – только за последние три года здесь умудрились «отмыть» более 120 млн. рублей. 
Впрочем, обо всем по порядку. Центр энергосбережения был создан распоряжением губернатора Черногорова осенью 1997 года, он был подотчетен Минпрому края. Перед новой структурой поставили массу задач: модернизировать теплосети и котельные; строить заводы по производству биотоплива, ветряные и геотермальные электростанции и солнечные батареи; в массовом порядке внедрять приборы энергоучета и так далее. Задачи, согласитесь, важнейшие. Да только СКЦЭ отнесся к ним наплевательски.  
О том, что эта контора играла  «карманную» роль при краевом правительстве, говорит следующий факт. В 2000-м краевая Дума приняла поправки в закон «Об энергосбережении», упраздняющие центр, – отныне его функции передавались Минпрому. 
Однако губернатор почему-то отказался подписывать соответствующее постановление. Выходит, с тех пор СКЦЭ вообще работал без законного основания – а между прочим, за это время через центр прошел почти миллиард рублей. 
Финансируется СКЦЭ за счет самих энергосбытовых организаций края (а их семь десятков) – они обязаны ежегодно отчислять центру 1% от стоимости реализованной электроэнергии. Так вот, как выяснила Счетная палата, краевые энергетики ловко уклонялись от этих перечислений: за последние три года они недоплатили СКЦЭ 72 млн. рублей. Правда, и сам центр особо не спешил взыскивать долги – в суды почти не обращался, штрафов не требовал, даже акты сверок проводить ленился.
Причиной тому то ли потрясающая халатность чиновников, то ли банальная коррупция. По крайней мере, во всех похожих случаях «дельта» между плановыми и реальными суммами – это и есть пресловутый «откат», про существование которого нынче знает каждый школьник. Ну а «распиливают» его пополам оба участника сделки – естественно, в наивной надежде на то, что никакие ревизоры до этой банальной схемы не докопаются.
Имея на руках строго определенный план мероприятий, руководители СКЦЭ тратили средства, как бог на душу положит. Например, некое предприятие или муниципалитет подает в центр заявку на финансирование некоего проекта – а деньги ему выделить «забывают». Зато финансировались совершенно другие, внеплановые проекты – причем их заказчики порой не утруждали себя оформлением соответствующих заявок в СКЦЭ. Прямо вживую представляю эту картину: встречает директор Центра какого-нибудь старинного приятеля, а тому нужно на заводе новую котельную построить – и за пять минут этот вопрос полюбовно и изящно решают.
Да и сам центральный аппарат СКЦЭ жил на широкую ногу: только бензина здесь за прошлые три года было списано 12 тысяч литров! На 340 тысяч рублей купили мебель, которую затем безвозмездно передали (читай: подарили) Минпрому края. 
Видимо, это послужило эквивалентом другой «любезности» со стороны министерства: оно полностью устранилось от контроля за работой СКЦЭ, не проводя здесь никаких проверок и ревизий. А сами энергетики и рады были стараться: бухгалтерия СКЦЭ даже не утруждала себя написанием отчетов о движении денежных средств. Нагрянувшие сюда ревизоры из Счетной палаты  были просто поражены подобной «вольницей». 
А еще больше поразило их, с какой циничной легкостью в Минпроме края покрывали все просчеты опекаемого им СКЦЭ. Попросту «пририсовывали» им лишние цифирки. Например, в прошлом году, по расчетам Счетной палаты, экономический эффект от работы СКЦЭ составил лишь 2 млн. рублей (это сумма средств, сэкономленных за счет внедрения энергосберегающих технологий). А судя по официальному отчету Минпрома – 28 млн. рублей. Масштабная, однако, приписка – десятикратная! 
Да и вообще странно, почему краевые налогоплательщики обязаны кормить эту сомнительную филькину контору, реального экономического эффекта от работы которой даже в упор не разглядеть?

Антон  ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий