Поиск на сайте

 

 

В Новоалександровском районе Ставрополья фирма с иностранными корнями инициирует очередной передел собственности, переманивая пайщиков на свою сторону.

 
Руководители СПК и фермеры не напрасно бьют тревогу. Сельхозпредприятия района могут остаться без земли, без будущего, без надежды.
 
В последних числах мая в России отметили День предпринимателя. Традиционно праздничную дату предприниматели используют для привлечения внимания главы государства к своим проблемам. А потому на юбилейном, десятом, форуме «Деловой России» в Москве собрались люди, не только чаявшие получить сигнал от власти, но еще желающие поделиться наболевшим.
Предваряя большой разговор, Владимир Путин с ходу призвал предпринимателей торопиться: пока открыто окно возможностей.
По убеждению президента, изменение курса рубля повышает ценовую конкурентоспособность отечественного производства и позволяет взять под контроль новые ниши. Однако воспользоваться этим нужно без промедления, времени на раздумья нет.
«Наши партнеры прозреют в некоторых странах, санкции отменят, а нам что делать? - рассуждал президент. - Нам придется тоже как-то реагировать, иначе мы попадем в достаточно сложные условия в рамках ВТО. Пока этого не произошло, нужно действовать энергично».
Однако собеседники Путина нынешнюю ситуацию в экономике назвали не окном даже, а территорией возможностей.
«Санкционные усилия Запада фактически обеспечивают нам защиту от зарубежных конкурентов», - заверил президент «Деловой России» Алексей Репик. И поделился своими мечтами, а мечты у него грандиозные - завоевать мировой рынок.
Между тем «окно возможностей», едва распахнутое сложившейся конъюнктурой, для сельхозпроизводителей Новоалександровского района Ставрополья, похоже, тот же Запад при молчаливом согласии властей старательно прикрывает.
Внешне ситуация не критическая, но изнутри видится по-иному, и в нынешних экономических условиях грозит разорением многим в районе сельхозпредприятиям, и в первую очередь фермерам. А пострадает фермерство, неминуемо «просядет» и село с его социалкой, устоявшимися связями, укладом.
Ситуация осложняется тем, что разорение фермерам грозит в строгом соответствии с российским законодательством, формально им сегодня даже жаловаться не на кого.
Взывать же к «сознательности» пайщиков, от которых в некотором смысле тоже зависит собственное самочувствие, непросто.
Со времен дикого приватизационного капитализма в такие вилы новоалександровцы, кажется, попали впервые. Есть выход? Давайте разберемся.
 
 

Вот вам вилы в бок!

Поначалу, еще весной, всколыхнулись фермеры соседнего с Новоалександровским Белоглинского района Краснодарского края. Местный агрохолдинг ООО «Успенский агропромсоюз» начал «отжимать» у них пашню методами в соответствии с российскими законами. То есть приемами формально допустимыми, но, по сути своей, грабительскими, кроме разорения иных перспектив не оставляющими.

Тому из арендодателей, кто заберет свой пай в 7,5 га и отдаст холдингу, обещают по 100 тыс. рублей. Но и это не все. Фирма готова скупать паи по 400 тыс. рублей - по цене в полтора раза больше сложившейся в районе, а потом еще в течение десяти лет выплачивать по половине арендной платы.

Могла бы, что не скрывает, и натуроплату поднять до 7 тысяч тонн зерна вместо сложившихся по району 5 тысяч на пай, но не делает этого якобы по той лишь причине, что это окончательно добьет местное фермерство.

Не добивают, однако намекают очень уж прозрачно: не надо, мол, возмущаться, сколько надо землицы взять, столько и возьмем.

А чтобы сформировать в народе позитивное к себе отношение, холдинг щедрость свою демонстрирует в мелочах. Например, пайщиков в Краснодар возит бесплатно, хлеб продает по пять рублей за булку.

А что, мол, в том плохого, рассуждают селяне: рынок, конкуренция, кто больше предложит за пай, тот и получит землю в аренду.

То, что за ценой «Успенский агропромсоюз» не постоит, кубанские фермеры поняли сразу - свободной пашни в районе нет, а холдингу для расширения свекольных плантаций она нужна позарез.

Земельные аппетиты компании затронули четыре десятка КФХ. Есть среди них и крупные фермеры, арендующие по 1500-2000 га, есть и совсем скромные хозяйства, владеющие по 300-500 га пашни.

В нынешней ситуации противостоять «собирателю земель» - успенскому агрохолдингу - не могут ни те, ни другие.

Происхождение заграничное

Что же это за фирма, что безоглядно так вцепилась в пахотные земли?

Было когда-то вблизи Успенского поселения Белоглинского района четыре колхоза. В конце 1990-х лямку тянул лишь один, три остальных, лежа «на боку», ждали процедуры банкротства.

Для спасения села ничего не оставалось, как найти инвестора, и его нашли в лице французской корпорации «Сюкден Бренднеймс Маркетинг», известной в России своим сахарным бизнесом еще с советских времен. А вскоре все четыре бывших колхоза объединились под крышей «Сюкдена» в лице «Успенского агропромсоюза», сосредоточив в своих руках более 20 тысяч га пашни - около половины всех земель сельского поселения.

Приобретение земель в Белоглинском районе стало для компании частью общей стратегии по расширению бизнеса на территории России. Сегодня «Сюкден» контролирует шесть предприятий в трех регионах, все работают в жесткой связке «производитель - переработчик». Сахарные заводы действуют в Пензенской («Каменский») и Липецкой («Добринский») областях, а также в Краснодарском крае («Тбилисский»). В каждом из регионов компания владеет около 25 тыс. га пашни.

Суммарная мощность входящих в группу «Сюкден» заводов позволяет перерабатывать 1,5 млн. тонн сахарной свеклы и до 600 тыс. тонн сахара-сырца. Компания является партнером Coca-Cola, PepsiCo, Mars, Nestle, Danone, Heineken и проч.

Этим летом очередной завод мощностью 12 тыс. тонн свеклы в сутки «Сюкден» запускает в Целинском районе Ростовской области. Понятно, что рядом с заводом компания получит и землю, но по своему плодородию она едва ли сравнится с пашней Кубани и Ставрополья, а заводы нужно загружать сырьем.

Так, успенские фермеры столкнулись с политикой расширения земельных владений «Сюкдена», не имея возможности им что-либо противопоставить. А затем настал черед «делиться» и новоалександровских фермеров, и свою роковую роль в этом сыграло географическое соседство двух районов.

Еще в ноябре прошлого года «Сюкден» приобрел в Новоалександровском районе 76% местной фирмы ООО «Агро-Стед», и уже ее руками вознамерился расширить посевной клин под свеклу.

Стоит сказать, что «Агро-Стед» в районе работает давно, но до смены хозяев играла фирма по правилам, имея полный контакт с фермерами и руководителями крупных хозяйств.

Теперь ее менеджмент проводит ту же политику, что и «Успенский агропромсоюз» в Краснодарском крае, - переманивают к себе пайщиков за 100 тысяч рублей, дают за пай до 450 тысяч, обещая при этом приплачивать еще в течение нескольких лет. Так что о причинах неслыханной щедрости «Агро-Стеда» догадаться несложно - теперь фирма тоже имеет французские корни.

Хитрость в том, что «Сюкден», хотя и является российским юридическим лицом, единственным его участником, владеющим 100% капитала, является акционерное общество «Юнимер Са», зарегистрированное в Швейцарии.

То есть «Сюкден», а с ней и «Агро-Стед», несмотря на российскую прописку, иностранные компании. В бизнес-практике такие схемы в полном ходу, ничего противозаконного в них нет. Однако опасность в себе они для российской экономики таят немалую.

Нужны поправки в закон

Первым делом новоалександровские фермеры, а с ними и крупные сельхозтоваропроизводители стали искать в российском законодательстве хоть тонкую зацепку, позволяющую надавить на иностранное происхождение фирмы. Но выяснилось, что российский закон в этом смысле своего производителя не защищает.

Так, Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 2002 года позволяет иностранцам владеть участком из земель сельхозназначения только на правах аренды. Однако прямого запрета на приобретение земельных участков и долей в праве собственности нет.

Кроме того, Минэкономразвития РФ в письме от 2009 года разъяснило, что ограничения, установленные законом, не распространяются на участки сельскохозяйственного использования из земель населенных пунктов. То есть получается, что такие земли могут находиться в собственности иностранных лиц и приобретаться ими без каких-либо ограничений.

В итоге имеем весьма распространенную в российской практике картину. Иностранное лицо приобретает либо регистрирует с нуля фирму на территории России, после чего уже от ее имени скупает земли сельхозназначения или предприятия, владеющие землей на праве собственности. Пример тому - деятельность в России ООО «Сюкден», единственным учредителем которого является швейцарская компания АО UNIMER SA. В собственности иностранной компании через предприятие, зарегистрированное в России, уже находится около 1000 га земель сельхозназначения. И это, по всему, не предел.

Увы, но и судебная практика не на стороне россиян.

В 2011 году, например, ЗАО «Интернешнл Пейпер» (единственным его акционером выступает юридическое лицо в Нидерландах) обратилось в суд с иском к муниципальной администрации Выборгского района Ленинградской области за то, что та отказала в предоставлении в собственность земельного участка площадью 1,2 га.

Суд фирма выиграла, а Высший арбитражный суд РФ отказался передавать дело для дальнейшего разбирательства в Президиум ВАС РФ.

Или такой случай. В 2013 году некоммерческий благотворительный фонд «Салем-Русь» обратился в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением к администрации Зеленоградского района, в котором обжаловал отказ предоставить в собственность земельный участок площадью 52 га для сельскохозяйственного использования.

Несмотря на то, что в учредителях фонда числится находящаяся на территории Германии организация «Брудершафт Салем», все судебные инстанции администрация муниципального района проиграла.

Не паем единым

В свое время фермеры Белоглинского района Кубани вышли с предложением внести в закон «Об обороте земель сельхозназначения» поправки, которые бы ограничили число гектаров в руках одного собственника 10% от всей площади муниципальных земель.

А чтобы умерить аппетиты подставных скупщиков, еще внести поправки в Гражданский кодекс РФ в части раскрытия информации о собственниках (конечных бенефициарах) земель сельхозназначения.

Кроме того, поступило предложение ввести прогрессивный налог на землю, как это практикуют за границей. Процессы укрупнения идут и там, однако участок в 2500 га, скажем, в США считается большим.

Но, как водится, раскачать российскую бюрократию не так просто, если даже и заметят в верхах дельные предложения, то ход им дадут не скоро. А будущее села и его обитателей решается здесь и сейчас. Да и местная власть с фермерами не всегда понимают друг друга.

Начальник сельхозуправления Новоалександровского района Александр Целовальников в разговоре с нами вел себя осторожно, не вполне, видно, понимая, стоит ли откровенничать или лучше проявить дипломатию. С дипломатических витиеватостей и начал: мол, ситуация в районе администрацию беспокоит, но в обиду власть фермеров не даст. Однако, разговорившись, бдительность потерял и позицию районной администрации озвучил вполне определенно: «Появление в районе «Сюкдена» привносит в фермерскую среду только здоровую конкуренцию».

А разве плохо, что люди больше получать будут с пая? Хотят фермеры бороться с сильным конкурентом - пусть создают кооперативы и союзы, это в их интересах. От власти же в лице районной администрации этот процесс объединения не зависит, инициатива должна исходить снизу.

У фермеров и руководителей СПК на этот счет своя правда, которая, как нам кажется, и отвечает интересам села и России в целом.

А если власть не способна отстоять интересы собственных производителей в непростое для них время, надеяться остается на людей, рядовых пайщиков, с которыми фермеров связывают не только товарно-денежные отношения, а много большее. На этих отношениях и строится российское село, они - его сила и дух.

Сами люди должны понять, что заграница нам не поможет. Отдав пай богатому собственнику, можно сегодня получить приличную сумму. А дальше ведь все равно придется выстраивать жизнь со своими, местными производителями, с которыми вместе переживали 1990-е, поднимались, нащупывали пути развития.

Впрочем, лучше послушать самих фермеров и руководителей СПК, им изнутри виднее.

 
Мнения
 

Село бьёт тревогу и не напрасно!

Ситуацию комментируют руководители хозяйств Новоалександровского района

 
Виктор Дубина, председатель СПК «Колхоз «Родина»:
 
Земля - наша, и пахать на ней - нам!
 

- Я бы понял инвестора, который пришел в самое захудалое, паршивое село, построил там Дом культуры, бассейн, возродил библиотеку, обеспечил работой народ. Я понял бы француза или швейцарца, предложившего поработать совместно.

А что мы видим сейчас? Объявилась иностранная фирма, которая тихо стала подгребать под себя земли, осыпая обещаниями население, которых ни в жизнь не выполнит.

Но придет час, и эта фирма обязательно покажет зубы. Тогда поздно будет плакать и причитать, как обвели вокруг пальца, да что никто не предупредил, да помогите, люди добрые! Надо думать и все взвешивать, чтобы завтра не пришлось локти кусать.

Кто поведется на обещания, увидите, рано или поздно пожалеет об этом.

Я трезво отношусь к действительности, но при этом считаю себя патриотом. А потому позиция моя такая: это наша земля, нам дано на ней жить, работать, растить детей и внуков. А если эта земля будет кормить иностранцев, нашей она не будет уже. И родиной считать ее я тоже не смогу.

Удар ждет  не только конкретные хозяйства, но и разорит село в целом, в первую очередь уничтожит его социальную базу, разрушит веками складывающиеся отношения крестьян к земле как к родной кормилице.

 
Игорь Ланин, генеральный директор ООО «Управляющая компания АСБ»:
 
Им нужна только прибыль
 

- Земельные отношения между арендатором и арендодателем развиваются в стране уже полтора десятилетия. За это время много было плохого, но много и хорошего. Трудно, но поступательно село двигалось вперед, развивалось, и стимулом для этого, в том числе, была нормальная, здоровая конкуренция.

Теперь над Новоалександровским районом нависла угроза, все завоевания предыдущих лет могут обесцениться и рухнуть. На пути фермеров и СПК встала транснациональная компания «Сюкден» в лице «Агро-Стеда» с огромным кругом коммерческих интересов.

Социалка, о которой в районе в той или иной мере заботится любой сельхозпроизводитель, этим фирмам не нужна. Зато им нужна прибыль, высокая норма прибыли! Мы видим, что отступать компания не собирается, запах денег манит ее.

Сегодня в Кармалиновском сельсовете около 65 процентов безработных. Конечно, соблазн получить 100 тысяч рублей, передав пай «Агро-Стеду», для многих велик. Но люди должны понимать, что всех своих проблем сменой арендатора они не решат.

Более того, это грозит дальнейшим ростом безработицы, ведь «Агро-Стед» управляется малыми силами и едва ли будет заниматься трудоустройством селян.

Власть заняла выжидательную позицию, а надо бы действовать - активно и твердо, защищать своих людей. Объяснять, что за большими деньгами французской компании для села кроется откат назад. И то, что фермеры, да и крупные хозяйства не смогут тягаться с ней - это факт. Не знаю, отреагирует ли власть на происходящее, но мне хочется верить, что люди, рядовые пайщики, разберутся в ситуации и примут правильное решение.

Сельхозпроизводители, поверьте, в долгу не останутся.

 
Андрей  Трутень, руководитель КФХ Трутень А.В.:
 
Главное - сорвать жирный куш
 

- Удивительно: фирма с иностранным капиталом оттягивает на себя паи, скупает их, а власть молчит. Молчит казачество, которое, казалось, должно обозначить свою позицию по сложившейся ситуации.

Чиновники говорят, что у них нет законного инструмента, чтобы прогнать иностранцев с нашей земли. Но на то она и власть, чтобы обеспечивать интересы своих людей - фермеров и, в конечном итоге, всех селян.

Не мне говорить вам, какие для этого есть механизмы, было бы желание чиновников. В конце концов, сразу надо было провести сход граждан, объяснить, что стоит за небывалой щедростью «Агро-Стеда», но сделано этого не было. Почему?!

Людей, которые отдают паи за большие деньги, понять можно, у всех свои проблемы: кому-то крышу надо чинить, кому-то ребенка в институт собирать. А тут такой подарок с неба свалился, конечно, пайщики обрадовались. Но винить людей в том, что выпала им возможность поправить свое финансовое положение, нельзя.

В то же время они должны понимать, что таят в себе шальные деньги. Сегодня ты отдаешь пай богатому хозяину, но как завтра поведет он себя, поможет тебе в трудную минуту - вот вопрос.

Думаю, селяне смогут правильно оценить ситуацию и не поддадутся на замануху.

Беда в том, что село давно не то уж, что было раньше, когда дети шли по стопам отцов, связывали свою жизнь с местом, где родились и выросли. Многие из стариков поумирали, а дети и внуки перебрались в город. Им этот пай, доставшийся по наследству, не нужен, они даже не понимают, что он их последняя связь с малой родиной.

Не понимают они, что село наше, с его проблемами и особым укладом, иностранцам не нужно, - это ведь очевидно, они пришли к нам, чтобы получить прибыль, сорвать куш, и ничего больше.

От чиновников приходится слышать, что с собой землю иностранцы не заберут, мол, повода для волнения нет. Не заберут, но года три-четыре будут сеять сахарную свеклу, а потом на этой земле и озимая пшеница не вытянет.

Чтобы восстановить землю, придется вносить на гектар по полтонны удобрений, это же огромные деньги! Готова фирма соблюдать культуру земледелия? Очень сомневаюсь в этом. Как и в том, что иностранцы будут участвовать в социальном развитии села.

Сегодня немалая часть социалки лежит именно на фермерских плечах. Они понимают, что им здесь жить, другой родины у них нет.

 
Виктор Сыпко, руководитель КФХ Сыпко В.Н.:
 
Без земли хозяйства рухнут
 

- Раньше смотрел по телевизору, как антиглобалисты в Европе митингуют, до драки дело доходит, и никак понять не мог, что им надо, что требуют эти люди?

А теперь, когда на земли нашего Кармалиновского сельсовета положила глаз крупная компания, все понял: вот он, глобальный мир, а таким фермерам, как я, грозит разорение.

Надо понимать, что нам противостоит крупный холдинг. Свои две тысячи гектаров он обрабатывает силами всего шести-семи механизаторов: приехали, убрали, уехали.

У меня на 500 гектарах постоянно работают семеро, плюс человека три-четыре берем на сезонные работы.

Хозяйство свое создавал я с огромным трудом, строил склады, боролся с камышом, оформлял в лизинг трактора и комбайны. Со мной бок о бок трудятся и два моих сына, которые не поддались соблазнам городской жизни, остались в селе.

Если у меня отнимут землю, хозяйство рухнет. Без работы останутся несколько семей. Куда идти им? Некуда!

Странно, что власть делает вид, будто не может защитить фермеров от нашествия иностранцев. А когда требуется помощь в обустройстве села, к кому идут чиновники? Да к тем, кто живет и работает на этой земле, других-то помощников нет.

И еще один важный момент. Только-только наметилась тенденция, когда молодежь стала возвращаться в село, связывать с ним свое будущее.

А что им здесь делать, когда сотни и тысячи гектаров уйдут во владение пришлой компании? А это проблема не столько уже продовольственной безопасности страны, сколько настоящего и будущего российского села.

 
Виктор Фоменко, глава станицы Кармалиновской:
 
Конкуренция должна быть честной
 

- Президент недавно заявил, что производитель должен видеть перспективу на десять-пятнадцать лет. А наш фермер и на два месяца вперед заглянуть не может. Какая цена установится на зерно? Сколько будет стоить пай? Какие проценты предложит банк по кредиту?.. Одни вопросы без ответов.

Вот и получается, что фермеры вынуждены работать на ощупь, вслепую, теряя при этом часть и без того скромной прибыли.

Село в принципе не приемлет никаких революций в земельных отношениях, а в нынешних экономических условиях и подавно. Как глава Кармалиновской, я сегодня отчетливо вижу, что местным сельхозпроизводителям грозит разорение.

Неминуемо ударит это и по сельской социалке, которая во многом держится на фермерских плечах. Надо дорогу починить, газ провести, да просто деревья побелить - обращаемся к фермерам.

«Агро-Стед» обещает много, но пока одни слова. А мне нужны дела и твердые гарантии того, что фирма займется обустройством села. Но даже при этих гарантиях действовать теми методами, которыми компания решила расширить свои земельные владения, нельзя.

 
Джабраил Костоев, директор ЗАО «Красная Заря»:
 
Ждёт новый виток безработицы?
 

- В этой ситуации неважно даже, иностранная пришла в село фирма или наша, отечественная. Главное в том, как она ведет себя - скупает паи и переманивает за ломовые деньги арендодателей.

Пусть в законе такие действия не прописаны, но они противоречат всем принятым нормам честного ведения бизнеса, они разрушают устоявшиеся годами отношения между фермерами и пайщиками.

Я бы понял, если бы «Агро-Стед» отправился в среднюю полосу России и раскорчевывал там пустыри под свеклу. Но нет, они пришли на готовенькое, расширяются за счет ухоженных и удобренных земель, которые мы годами очищали от камушков и сорняков.

Были тяжелейшие 1990-е, когда бандиты по три раза на день успевали наведываться ко мне в офис, но я не струсил, выстоял, отстоял право честно трудиться на своей земле, на которой вырос, которой отдал лучшие годы жизни.

Теперь очередная напасть, откуда не ждали. А чиновники разводят руками: что, мол, хотели вы - это спор хозяйствующих субъектов, таков рынок! Какой же это рынок, это настоящий беспредел!

Считаю, что власть должна вмешаться в ситуацию, это прямая ее обязанность. Защищая фермеров, власть защищает всех селян, которые связаны с нами кровными узами. А не поможет, что ж, придется бороться самому. Но это чревато увольнениями. Кто выиграет от этого? Уж точно не население.

 
Юрий Заводнов, руководитель КФХ Заводнов Ю.А.:
 
Иностранцы коммунизма не построят
 

- То, что делает «Агро-Стед», считаю, подпадает под понятие недобросовестной конкуренции. Власть, безусловно, понимает это, но никаких мер не предпринимает. А должна была отреагировать сразу же, как только по селу пошли разговоры  о том, что пайщикам дают по 100 тысяч рублей за переход к новому арендатору.

Надо было собрать людей, растолковать, что сегодня можно крупно заработать, а завтра остаться ни с чем. Но тишина! Фермеры на грани банкротства, а власть молчит.

Конечно, люди вольны сами решать, кому отдавать пай, и диктовать свои условия фермеры им не вправе.

Могли бы, конечно, прекратить текучку. Скажем, прописать в договорах аренды пункт, согласно которому при переходе к другому арендатору пайщик должен компенсировать затраты на обработку почвы. Но фермеры этого никогда не сделают по той причине, что это противоречит элементарным нормам морали.

Но это самое делает сегодня «Агро-Стед», только в другой форме. Более того, фирма не просто скупает паи за огромные деньги, а еще в течение ряда лет обещает рассчитываться за аренду.

Здравая логика подсказывает, что такого в принципе быть не может. Ну представьте себе: я купил у вас машину, а потом еще лет пять снабжаю вас бензином! Чудеса!

Щедрость «Агро-Стеда» мнимая, даже не сомневаюсь в этом. Вопрос в том, что стоит за ней. Не исключаю, что сегодня компания нахватает земель, выжмет из них все соки, а завтра бросит. Вот это самое пайщики должны понимать, а не гнаться за длинным рублем, полагая, что иностранная фирма им тут коммунизм построит.

 
Дмитрий Заведягин, директор ООО «Кубань-Агро»:
 
Фермеры должны объединяться
 

- У меня небольшое хозяйство, всего тысяча гектаров. Но я горжусь тем, что на предприятии белая бухгалтерия, в темные игры с государством я не играю, зарплату сотрудникам выдаю в срок. А потому вправе рассчитывать, что и государство защитит меня, поскольку любой цивилизованный рынок требует регулирования.

Последнее время наметилось пусть робкое, но движение вперед. И на тебе - приехали, совсем нехорошо запахло! Бывают ситуации, когда можно выкрутиться, решить проблему, а тут понимаешь, что с приходом в район «Агро-Стеда» от тебя ничего не зависит.

В район в свое время уже заходили холдинги, но они не позволяли себе того, что вытворяет «Агро-Стед». Брали упавшие хозяйства, реанимировали их, много и упорно доводили до ума запущенные земли. Но главное - не рушили установившегося порядка, хотя, наверное, могли бы.

Я знаю цены на топливо, удобрения, семена, технику, и могу вам определенно сказать: при таких расчетах с пайщиками «Агро-Стед» вылетит в трубу. Значит, тут что-то нечисто. Но точно могу сказать: село с его трудностями компанию не интересует.

Что делать? Если думать о перспективе, то фермеры должны объединяться. Посмотрите, как в Европе они отстаивают свои интересы: приехали к административным зданиям на тракторах и устроили забастовку.

А мы даже профильного банка создать не можем, каждый думает, что авось его пронесет и не заденет. Сельхозтоваропроизводители должны научиться за себя бороться, но делать это можно только сообща.

 
Олег Шатохин, директор СПК «Колхоз им. Ворошилова»:
 
«Пришлым» на социалку плевать
 

- Да, и впрямь не знаешь, откуда удара ждать! Было время, с бандитами отношения выясняли, спасая хозяйства от разорения. В районе такие мощные сельхозпредприятия были, на всю страну гремели, Герои Соцтруда управляли ими! Где эти колхозы сегодня? И следа не осталось… А мы выстояли.

Но посмотрите, какая арифметика получается. Если в 1985 году у нас в хозяйстве на 8,5 тысячи гектаров земли приходилось 1100 работающих, то сегодня на 9,5 тысячи гектаров - вдвое меньше.

Приди «рачительный» хозяин - он тут же оставит не более ста человек, включая сторожей. Этот принцип экономии, кстати, исповедует и «Агро-Стед» - небольшая мобильная бригада и сеет, и пашет.

Российское село нуждается в поддержке и заботе, и руководители хозяйств, особенно крупных, эту социальную функцию на себя взвалили добровольно. Они могли бы стать, как говорят, более эффективными собственниками, но понимают: без их опеки село начнет загибаться.

У меня есть небольшой запас времени в три года, пока действуют договоры аренды. А как быть дальше, откровенно говоря, не знаю. Если власть не вмешается, у меня, чтобы сохранить хозяйство, просто не останется иного выхода, как проводить массовое сокращение.

Видно, настал момент, когда ставропольское село в очередной раз решили проверить на прочность. Сегодня как никогда всем нам надо держаться вместе. Если хозяйства потеряют хотя бы часть земель, это ударит по всем.

 
Сергей ТРЕГУБОВ, директор ОАО «Колхоз им. Ленина»:
 
За пашню есть опасение
 

- За годы становления земельных отношений мы с пайщиками прошли наезды криминала, рейдерские захваты, кризисы, дефолты,  инфляции. Развивались постепенно: добавляли зерна на пай, потом стали выдавать людям сахар, масло. Кому из пайщиков нужна помощь, не отказываем, а случаи разные бывают.

Казалось, повеяло стабилизацией, стали планировать, заглядывать в будущее. Как ввели санкции, экономика пошатнулась, но переживем и это.

Ударом ниже пояса стала для нас бесчестная политика «Агро-Стеда». И это, заметьте, позволяет себе вытворять фирма с иностранными корнями на фоне западных санкций! Обещают много, но где гарантии того, что все эти обещания будут выполнены? Нет таких гарантий, да их и быть не может.

Не видно, чтобы компания занималась пашней так, как занимаемся ею мы. Не случайно у фермеров есть опасения, что землей «Агро-Стед» активно попользуется, например, лет пять, получит сверхприбыль, а потом откажется от нее.

А мы, местные фермеры, на этой земле родились, на ней выросли, и у нас отношение к ней другое, не потребительское.

Материал подготовил

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

Времени нет читать, но суть такая: мы им - имбарго на их еду и мистрали, а они нам - скупку земель и "неурожай".
Будет желание и время, дочитаю.

Светлана (не проверено)
Аватар пользователя Светлана

Работаю в сфере земельных отношений очень давно. Далеко не все зависит от государственных "мужей". самое главное - это сознание простого крестьянина. Без разъяснительной работы с населением, в том числе и местной власти сельхозпроизводителям будет очень трудно удержать от соблазна народ. Поддерживаю позицию И. Ланина.

Алексей (не проверено)
Аватар пользователя Алексей

Ситуация как говориться 50 / 50. У каждого своя правда.
Из статьи ясна, на мой взгляд, главная проблема - французам социалка будет не нужна. И они так поступят НЕ ПЕРВЫЕ в нашем районе. Примеры уже есть. Можно привести кучу примеров в противовес посылу написанному в статье. Для объективности пусть каждый из тех руководителей кто давал интервью расскажет как они увеличивали арендную плату на пай земли, в процессе действия договора аренды. Инфляция то не стоит на месте. Они так же все говорят, мол есть договор аренды мы его и исполняем. Закончиться договор аренды будем разговаривать. Уверен, что примеров нет. Вот люди и дождались окончания срока аренды земли, что бы пересмотреть арендную плату. Тут появилась организация которая готова дать больше. Как говориться "чистый бизнес". В общем настало время разговаривать руководителей аграриев с простыми арендодателями.

Гость (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Ну вот только французов нам не хватало Только говорили, что весь бизнес в районе москвичи и дагестанцы под себя подгребли - теперь еще и французы